sotrud.ru   1 2 3 ... 200 201


                                             Очерки  по  теории  художественной  речи_ 


наиболее  удаленным  от  низшего,  собственно  языкового  уровня, 
коррелирует с наличием в тексте множества «тайн и загадок», раз-
гадывание которых понимается как поиск ключей к эстетическому 
коду и составляет суть интерпретационной деятельности. Традиция 
определения специфики поэтического с помощью уровней, идущая 
от Б. И. Ярхо, Р. Ингардена, живет в самых различных модификаци-
ях 
(М. И. Гореликова, 
Д. М. Магомедова, 
З. Я. Тураева, 
Л. Г. Бабенко,  Д. М. Поцепня,  Ю. В. Казарин,  А. А. Липгарт  и  др.), 
В. И. Тюпа  использует  уровневый  подход  в  аналитике  художест-
венной реальности при установлении границ адекватности понима-
ния художественного текста [Тюпа 2001].   
Впрочем, в эстетическом аспекте осмысляется не только худо-
жественная  речь.  Как  специфическая  сфера  поэтического  самовы-
ражения  говорящего  рассматривается  современное  городское  про-
сторечие  [Химик 2000],  здесь  поэзия  видится,  как  писал 
Б. А. Ларин, не только в великих произведениях, но «везде, ежечас-
но и ежеминутно, где говорят и думают люди» [Ларин 1974: 40].  
Продуктивно и разнообразно рассматривается поэтическая  се-
мантика в ее текстовом состоянии: техника повествования и семан-
тический эффект нарративных приемов, гармоническое устройство 
текста,  смысловая структура, текстовая связность и цельность, тек-
стовые  поля,  пространства,  доминанты,  ключевые  слова  и  пр. 
(Е. В. Падучева, 
М. Я. Дымарский, 
Е. Фарино, 
Н. В. Кузина, 
В. А. Лукин,  З. Я. Тураева,  Н. В. Черемисина,  Л. Н. Чурилина, 
Н. А. Николина,  Л. О. Чернейко,  Л. В. Миллер  и  др.).  Обзор  аспек-
тов рассмотрения художественного текста  дан в [Бабенко 2000]. 
В связи с усиливающимся вниманием к поэтической семантике 
становится очевидной тенденция к выработке точных методов опи-

сания  поэтического  языка  и  элементов  сложного  художественного 

мира  (Н. В. Кузина).  Активно  разрабатывается  интертекстуальное 
состояние текстовых единиц и обусловленная итертекстуальностью 
уплотненная художественно-информационная структура текста, за-
данная  многомерными  связями  (Н. А. Фатеева,  М. А. Дмитровская, 
И. В. Арнольд, И. В. Толочин, К. П. Сидоренко).  
Многие продуктивные решения реализованы в разработках для 
учебного анализа художественного текста, обеспечивающих дисци-
плины  «Лингвистика  текста», «Лингвистический  анализ  художест-
венного  текста»  и  под., (Ю. М. Лотман,  И. В. Арнольд,  Кухаренко, 
 


      Введение                                                                                                            _ 
5
Л. А.Новиков,  М. Л. Гаспаров,  Н. А. Купина,  Н. М. Шанский, 
К. А. Долинин,  М. И. Гореликова,  Д. М. Магомедова,  З. Я. Тураева, 
В. А. Лукин,  Н. С. Болотнова,  Н. А. Николина,  Л. Г. Бабенко, 
Л. Г. Кайда, Г. С. Сырица и др.).  
Отмеченное разнообразие во многом определяется тем, что эс-
тетическая реализация языка исследуется в различных научных па-
радигмах  (своего  рода  торжество  принципа  дополнительности,  ко-
торый  реализуется  в  гуманитарной  сфере).  В  сферу  лингвистиче-
ских исследований художественной речи активно вовлекаются дан-
ные  смежных  наук,  в  которых  накоплен  разнообразный  опыт  ос-
мысления  эстетического:  философии,  культурологи,  психологии
истории  литературного  языка,  литературоведения.  О  современной 
науке в целом говорится, что она «исходит из множественности ме-
тодов,  из  различения  и  комплементарности  методов  объяснения  и 
понимания» [Козловски 1997: 49]  Полипарадигмальность,  характе-
ризующая современное состояние гуманитарных наук расценивает-
ся,  обычно,  как  положительное  явление,  а  междисциплинарность, 

размывающая границы дисциплин, – как продуктивная тенденция.  

Между тем оборотной стороной междисциплинарности являет-
ся отсутствие методологической определенности научного исследо-
вания. Конечно, существенной причиной того, что формулировка не 
только методологических оснований, но даже критериев исследова-
ния  часто  оставляет  желать  лучшего  во  многом  является  то,  что 
представления  исследователя  относительно  характера  своей  дея-
тельности являются личностным знанием, одним из свойств которо-
го  является  «неартикулируемость» [Полани 1985: 199].  Однако 
справедливым  является  мнение  Р. М. Фрумкиной  относительно  со-
временной  лингвистики: «редкие  авторы  []  берут  на  себя  труд 
сформулировать  общеметодологические  основы  своих  исследова-
ний» [Фрумкина 1995: 510].  В  значительной  степени  это  касается 
лингвостилистики,  лингвопоэтики  и  подобных  разделов  языкозна-
ния, методологическая определенность в которых особенно сущест-
венна. В ситуации междисциплинарности требуется особенное вни-
мание  именно  к  методологии.  Применение  методов  анализа  смеж-
ных  дисциплин  далеко  не  всегда  выверено  относительно  четкого 
представленного  предмета  исследования.  Так,  установление  цело-
стности  текста  посредством  редукции  и  устранения  связности,  как 
 



<< предыдущая страница   следующая страница >>