sotrud.ru   1 ... 282 283 284 285 286


и вдруг я понял, что  о н а — Бог, и  м о л о к о — Бог, и все, 

что она делала, это переливала одного Бога в другого, вы 
меня понимаете? 
Никольсон молчал. 
— А преодолевать конечномерность пространства я 
мог, еще когда мне было четыре  г о д а , — добавил  Т е д д и . — 
Не все время, сами понимаете, но довольно часто. 
Никольсон кивнул. 
— Могли, значит? — повторил  о н . — Довольно часто? 
—  Д а , — подтвердил  Т е д д и . — Об этом есть на пленке... 
Или я рассказывал об этом в своей апрельской записи? 
Точно не помню. 
Никольсон снова достал сигареты, не сводя глаз с 
Тедди. 
— Как же можно преодолеть конечномерность ве­
щей? — спросил он со  с м е ш к о м . — То есть, я что хочу 
сказать: к примеру, кусок дерева — это кусок дерева. 
У него есть длина, ширина... 
— Нету. Тут вы  о ш и б а е т е с ь , — перебил его  Т е д д и . — 
Людям только  к а ж е т с я , что вещи имеют границы. А их 
нет. Именно это я пытался объяснить профессору Питу. 
Он поерзал в шезлонге, достал из кармана нечто отда­
ленно напоминавшее носовой платок — жалкий серый ко­
мочек — и высморкался. 
—  П о ч е м у людям кажется, что все имеет гра­
ницы? Да просто потому, что большинство людей не умеет 
смотреть на вещи  и н а ч е . — объяснил  о н . — А сами вещи тут 
ни при чем. 
Он спрятал носовой платок и посмотрел на Николь-
сона. 
— Подымите на минутку  р у к у , — попросил он его. 
— Руку? Зачем? 
— Ну подымите. На секундочку. 
Никольсон слегка приподнял руку над подлокотником. 
— Эту? — спросил он. 
Тедди кивнул. 
— Что это, по-вашему? — спросил он. 
— То есть как — что? Это моя рука. Это  р у к а . 
— Откуда вы знаете? — спросил  Т е д д и . — Вы знаете, 
что она  н а з ы в а е т с я рука, но как вы можете знать, что 
это и есть рука? Вы можете доказать, что это рука? 
Никольсон вытащил из пачки сигарету и закурил. 

— По-моему, это пахнет самой что ни на есть отврати­

тельной софистикой, да-да, — сказал он, пуская  д ы м . — 
Помилуйте, это рука, потому что это рука. Она должна 
585 


иметь название, чтобы ее не спутали с чем-то другим. 
Нельзя же взять да и... 
— Вы пытаетесь рассуждать  л о г и ч е с к и , — невозмутимо 
изрек Тедди. 
—  К а к я пытаюсь рассуждать? — переспросил Ни-
кольсон, пожалуй, чересчур вежливо. 
— Логически. Вы даете мне правильный осмысленный 
о т в е т , — сказал  Т е д д и , — Я хотел помочь вам разобраться. 
Вы спросили, как мне удается преодолевать конечномер­
ность пространства. Уж конечно, не с помощью логики. От 
логики надо избавиться прежде всего. 
Никольсон пальцем снял с языка табачную крошку. 
— Вы Адама знаете? — спросил Тедди. 
— Кого-кого? 
— Адама. Из Библии. 
Никольсон усмехнулся. 
— Лично не  з н а ю , — ответил он сухо. 
Тедди помедлил. 
— Да вы не  с е р д и т е с ь , — произнес он  н а к о н е ц . — Вы 
задали мне вопрос, и я... 
— Бог мой, да не сержусь я на вас. 
— Вот и  х о р о ш о , — сказал Тедди. 
Сидя лицом к Никольсону, он поглубже устроился 
в шезлонге. 
— Вы помните яблоко из Библии, которое Адам съел 
в раю? — спросил  о н . — А знаете, что было в том яблоке? 
Логика. Логика и всякое Познание. Больше там ничего не 
было. И вот что я вам скажу: главное — это чтобы человека 
стошнило тем яблоком, если, конечно, хочешь увидеть 
вещи, как они есть. Я хочу сказать, если оно выйдет из вас, 
вы сразу разберетесь с кусками дерева и всем прочим. Вам 
больше не будут мерещиться в каждой вещи ее границы. 
И вы, если захотите, поймете наконец, что такое ваша рука. 
Вы меня слушаете? Я говорю понятно? 
—  Д а , — ответил Никольсон односложно. 
— Вся беда в  т о м , — сказал  Т е д д и , — что большинство 
людей не хочет видеть все как оно есть. Они даже не хотят 

перестать без конца рождаться и умирать. Им лишь бы 
переходить все время из одного тела в другое, вместо того 
чтобы прекратить это и остаться рядом с Богом — там, где 
действительно хорошо. 
Он задумался. 
— Надо же, как все набрасываются на  я б л о к и , — ска­
зал он. 
И покачал головой. 
586 


<< предыдущая страница   следующая страница >>