sotrud.ru   1 ... 283 284 285 286


В это время стюард, одетый во все белое, обходил 

отдыхающих; он остановился перед Тедди и Никольсоном 
и спросил, не желают ли они бульона на завтрак. Николь-
сон даже не ответил. Тедди сказал: «Нет, благодарю 
в а с » , — и стюард прошел дальше. 
— Если не хотите, можете, конечно, не  о т в е ч а т ь , — 
сказал Никольсон отрывисто и даже резковато. Он стрях­
нул  п е п е л . — Правда или нет, что вы сообщили всей этой 
лейдеккеровской ученой братии — Уолтону, Питу, Ларсе-
ну, Сэмюэлсу и так  д а л е е , — где, когда и как они умрут? 
Правда это? Если хотите, можете не отвечать, но в Бостоне 
только и говорят о том, что... 
— Нет, это  н е п р а в д а , — решительно возразил  Т е д д и . — 
Я сказал, где и когда именно им следует быть как можно 
осмотрительнее. И еще я сказал, что бы им стоило  с д е ¬ 
л а т ь . . . Но ничего  т а к о г о я не говорил. Не говорил я им, 
что во всем этом есть неизбежность. 
Он опять достал носовой платок и высморкался. Ни­
кольсон ждал, глядя на него. 
— А профессору Питу я вообще ничего такого не 
говорил. Он ведь был единственный, кто не дурачился и не 
засыпал меня вопросами. Я только одно сказал профессору 
Питу, чтобы с января он больше не преподавал, больше 
ничего. 
Откинувшись в шезлонге, Тедди помолчал. 
— Остальные же профессора чуть не силой вытянули 
из меня все это. Мы уже покончили с интервью и с записью, 
и было совсем поздно, а они всё сидели, и дымили, и за­
игрывали со мной. 
— Так вы не говорили Уолтону или там Ларсену, где, 
когда и как их настигнет смерть? — настаивал Никольсон. 
— Нет! Не  г о в о р и л , — твердо ответил  Т е д д и . — Я бы им 
вообще ничего не сказал, если бы они сами об этом все 
время не заговаривали. Первым начал профессор Уолтон. 
Он сказал, что ему хотелось бы знать, когда он умрет, пото­
му что тогда он решит, за какую работу ему браться, а за 

какую нет, и как получше использовать оставшееся время, 

и все в таком духе. И тут они все стали спрашивать... Ну, 
я им и сказал кое-что. 
Никольсон промолчал. 
— Но про то, кто когда умрет, я не  г о в о р и л , — про­
должал  Т е д д и . — Это совершенно ложные слухи... Я  м о г 
бы сказать им, но я знал, что в глубине души им этого знать 
не хотелось. Хотя они преподают религию и философию, 
все равно, я знал, смерти они побаиваются. 
587 


Тедди помолчал, полулежа в шезлонге. 
— Так  г л у п о , — сказал  о н . — Ты ведь просто бросаешь 
свое тело ко всем шутам... И всё. Тыщу раз все это проделы­
вали. А если кто забыл, так это еще не значит, что ничего 
такого не было. Так глупо. 
— Допустим.  Д о п у с т и м , — сказал  Н и к о л ь с о н . — Но 
факт остается фактом, как бы разумно не... 
— Так  г л у п о , — повторил  Т е д д и . — Мне, например, че­
рез пять минут идти на плавание. Я спущусь к бассейну, 
а там, допустим, нет воды. Допустим, ее сегодня меняют. 
А дальше так: я подойду к краю, ну просто глянуть, есть ли 
вода, а моя сестренка подкрадется сзади и подтолкнет меня. 
Голова пополам — мгновенная смерть. 
Тедди взглянул на Никольсона. 
— А почему бы и нет? — сказал  о н . — Моей сестренке 
всего шесть лет, и она прожила человеком не очень много 
жизней, и еще она меня недолюбливает. Так что все воз­
можно. Но разве это такая уж трагедия? Я хочу сказать, 
чего так бояться? Произойдет только то, что мне предназна­
чено, вот и всё, разве нет? 
Никольсон хмыкнул. 
— Для вас это, может быть, и не  т р а г е д и я , — сказал 
о н , — но ваши мама с папой были бы наверняка весьма 
опечалены. Об этом вы не подумали? 
— Подумал,  к о н е ч н о , — ответил  Т е д д и . — Но это отто­
го, что у них на все уже заготовлены названия и чув­
ства. 
До сих пор он держал руки под коленками. А тут он 

оперся на подлокотники и посмотрел на Никольсона. 

— Вы ведь знаете Свена? Из гимнастического зала? — 
спросил Тедди. Он дождался, пока Никольсон утвердитель­
но  к и в н у л . — Так вот, если бы Свену приснилось сегодня, 
что его собака умерла, он бы очень-очень мучился во сне, 
потому что он ужасно любит свою собаку. А проснулся 
бы — и увидел, что все в порядке. И понял бы, что все это 
ему приснилось. 
Никольсон кивнул. 
— Что из этого следует? 
— Из этого следует, что, если бы его собака и вправду 
умерла, было бы совершенно то же самое. Только он не 
понял бы этого. Он бы не проснулся, пока сам не умер, вот 
что я хочу сказать. 
Никольсон, весь какой-то отрешенный, медленно и 
вдумчиво потирал правой рукой затылок. Его левая рука — 
с очередной незажженной сигаретой между пальцами — 
588 


неподвижно лежала на подлокотнике и казалась странно 
белой и неживой под ярким солнечным светом. 
Внезапно Тедди поднялся. 
— Извините, но мне в самом деле  п о р а , — сказал он. 
Присев на подставку для ног, лицом к Никольсону, он 
заправил тенниску в шорты. 
— У меня осталось, наверное, минуты полторы до 
б а с с е й н а , — сказал  о н . — А это в самом низу, на палубе Е. 
— Могу я вас спросить, почему вы посоветовали про­
фессору Питу оставить преподавание после Нового года? — 
не отставал  Н и к о л ь с о н . — Я хорошо знаю Боба. Потому 
и спрашиваю. 
Тедди затянул ремень из крокодиловой кожи. 
— Потому что в нем сильно развито духовное начало, 
а эти лекции, которые он читает, только мешают настояще­
му духовному росту. Они выводят его из равновесия. Ему 
пора выбросить все из головы, а не забивать ее всякой 
всячиной. Стоит ему только захотеть, и он бы мог почти 
целиком вытравить из себя яблоко еще в  э т о й жизни. Он 
очень преуспел в медитации. 
Тедди встал. 
— Правда, мне пора. Не хочется опаздывать. 

Никольсон пристально посмотрел на него, как бы 

удерживая взглядом. 
— Что бы вы изменили в нашей системе образова­
ния? — спросил он несколько  т у м а н н о . — Не задумывались 
над этим? 
— Мне правда  п о р а , — сказал Тедди. 
— Ну, последний  в о п р о с , — настаивал  Н и к о л ь с о н . — 
Педагогика — это, так сказать, мое кровное дело. Я ведь 
преподаю. Потому и спрашиваю. 
— М-м-м... даже не знаю, что бы я  с д е л а л , — сказал 
Т е д д и . — Знаю только, что я не стал бы начинать с того, 
с чего обычно начинают в школах. 
Он скрестил руки и призадумался. 
— Пожалуй, я прежде всего собрал бы всех детей 
и обучил их медитации. Я постарался бы научить их разби­
раться в том, кто они такие, а не просто знать, как их зовут 
и так далее... Но сначала я бы, наверно, помог им избавить­
ся от всего, что внушили им родители и все вокруг. Даже 
если родители успели внушить им только, что СЛОН 
БОЛЬШОЙ, я бы заставил их и это забыть. Ведь слон 
большой только рядом с кем-то — например, с собакой или 
с женщиной. 
Тедди остановился и подумал. 
589 


— Я бы даже не стал им говорить, что у слона есть 
хобот. Просто покажу им слона, если тот окажется под 
рукой, и пусть они подойдут к слону, зная о нем не больше 
того, что слон знает о них. То же самое с травой и всем 
остальным. Я б даже не стал им говорить, что трава зеле­
ная. Цвет — это всего лишь название. Сказать им, что трава 
з е л е н а я , — значит подготовить их к тому, что она непре­
менно такая, какой вы ее видите, и никакая другая. Но 
ведь их трава может оказаться ничуть не хуже вашей, 
может быть, куда лучше... Не знаю. Я бы сделал так, чтобы 
их стошнило этим яблоком, каждым кусочком, который они 
откусили по настоянию родителей и всех вокруг. 
— А вы не боитесь воспитать целое поколение малень­
ких незнаек? 

— Почему? Они будут не большими незнайками, чем, 

скажем, слон. Или птица. Или  д е р е в о , — возразил  Т е д д и . — 
Быть кем-то, а не казаться кем-то — еще не значит, что ты 
незнайка. 
— Нет? 
— Нет! — сказал  Т е д д и . — И потом, если им захочется 
все это выучить — про цвета и названия и все такое про­
ч е е , — пусть себе учат, если так хочется, только позже, 
когда подрастут. А  н а ч а л бы я с ними с того, как же все-
таки правильно смотреть на вещи, а не так, как смотрят все 
эти, которые объелись тем яблоком, понимаете? 
Он подошел вплотную к Никольсону и протянул ему 
руку. 
— А сейчас мне пора. Честное слово. Рад был... 
— Сейчас, сейчас.  П р и с я д ь т е , — сказал  Н и к о л ь с о н . — 
Вы не думаете заняться наукой, когда подрастете? Медици­
ной или еще чем-нибудь? С вашим умом, мне кажется, вы 
могли бы... 
Тедди ответил, хотя садиться не стал. 
— Думал когда-то, года два  н а з а д , — сказал  о н . — И с 
докторами разными разговаривал. 
Он тряхнул головой. 
— Нет, что-то не хочется. Эти доктора все такие 
поверхностные. У них на уме одни клетки и все в таком 
духе. 
— Вот как? Вы не придаете значение клеточной струк­
туре? 
— Придаю, конечно. Только доктора говорят о клетках 
так, словно они сами по себе невесть что. Словно они суще­
ствуют отдельно от человека. 
Тедди откинул рукой волосы со лба. 
590 


— Свое тело я вырастил  с а м , — сказал  о н . — Никто за 
меня этого не сделал. А раз так, значит, я должен был знать, 
к а к его растить. По крайней мере, бессознательно. Может 
быть, за последние какие-нибудь сотни тысяч лет я разу­
чился  о с о з н а в а т ь , как это делается, но ведь само-то 
знание существует, потому что как бы иначе я им восполь­
зовался... Надо очень долго заниматься медитацией и пол­
ностью очиститься, чтобы все  в е р н у т ь , — я говорю о созна­

тельном  п о н и м а н и и , — но при желании это осуществимо. 

Надо только раскрыться пошире. 
Он вдруг нагнулся и схватил правую руку Никольсона 
с подлокотника. Сердечно встряхнул ее и сказал: 
— Прощайте. Мне пора. 
И он так быстро пошел по проходу, что на этот раз 
Никольсону не удалось его задержать. 
Несколько минут после его ухода Никольсон сидел 
неподвижно, опершись на подлокотники и все еще держа 
незажженную сигарету в левой руке. Наконец он поднял 
правую руку, словно не был уверен, что у него действитель­
но расстегнут ворот рубашки. Затем он прикурил сигарету 
и снова застыл. 
Он докурил сигарету до конца, резким движением 
опустил ногу на пол, затоптал сигарету, поднялся и то­
ропливо пошел по проходу. 
По трапу в носовой части он поспешно спустился на 
прогулочную палубу. Не задерживаясь, он устремился 
дальше вниз, все так же быстро, на главную палубу. Затем 
на палубу А. Затем на палубу В. На палубу С. На палубу D. 
Здесь трап кончался, и какое-то мгновение Никольсон 
стоял в растерянности, не зная, как ему быть дальше. Но 
тут он увидел того, кто мог указать ему дорогу. Посреди 
перехода, неподалеку от камбуза, сидела на стуле стю­
ардесса; она курила и читала журнал. Никольсон подошел 
к ней, коротко спросил о чем-то, поблагодарил, затем про­
шел еще несколько метров в сторону носовой части и тол­
кнул тяжелую, окованную железом дверь, на которой было 
написано: К БАССЕЙНУ. За дверью оказался узкий трап, 
без всякой дорожки. 
Он уже почти спустился с трапа, как вдруг услышал 
долгий пронзительный  к р и к , — так могла кричать только 
маленькая девочка. Он все звучал и звучал, будто метался 
меж кафельных стен. 







Содержание 
А. Мулярчик. Проза  Д ж . - Д . Сэлинджера  

Над пропастью во ржи. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
19 
Повести 
Выше стропила, плотники. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
182 
* Симор: Введение. Перевод Р. Райт-Ковалевой 
236 
Фрэнни. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
313 
* Зуи. Перевод М. Ковалевой  
338 
Девять рассказов 
Хорошо ловится рыбка-бананка. Перевод Р. Райт-Ковалевой 
442 
Лапа-растяпа. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
454 
* Перед самой войной с эскимосами. Перевод С. Митиной 
469 
Человек, который смеялся. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
483 
* В лодке. Перевод Н. Галь  
497 
* Дорогой Эсме с любовью — и всякой мерзостью. Перевод С. Ми­
тиной  
506 
* И эти губы, и глаза зеленые. Перевод Н. Галь 
529 
Голубой период де Домье-Смита. Перевод Р. Райт-Ковалевой  
540 
* Тедди. Перевод С. Таска  
567 
Джером Д. Сэлинджер 
НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ 
ПОВЕСТИ 

ДЕВЯТЬ РАССКАЗОВ 
Редакторы Т. Бердикова и М. Тюнькина. Художественный редактор Ю. Кон-
нов. Технический редактор В. Кулагина. Корректоры Г. Киселева и 
О. Наренкова 
ИБ № 3222 
Сдано в набор 20.04.82. Подписано в печать 11.03.83. Формат 84х1081/32. 
Бумага тип. № 2. Гарнитура «Обыкновенная новая». Печать высокая. 
31,08 усл. печ. л. 31,5 усл. кр.-отт. 36,54 уч.-изд. л. Тираж 50 000 экз. 
Изд. № VI-99. Заказ № 404. Цена 3 р. 90 к. Ордена Трудового Красного Зна­
мени издательство «Художественная литература», 107882, ГСП, Москва, 
Б-78, Ново-Басманная, 19. Ордена Октябрьской Революции, ордена Трудового 
Красного Знамени Ленинградское производственно-техническое объедине­

ние «Печатный Двор» имени А. М. Горького Союзполиграфпрома при 
Государственном комитете СССР по делам издательств, полиграфии и книж­
ной торговли. 197136, Ленинград, П-136, Чкаловский пр., 15 





<< предыдущая страница