sotrud.ru 1 2 ... 41 42

Библиотека Альдебаран: http://lib.aldebaran.ru


Андрей Константинов, Александр Новиков

Расследователь: Предложение крымского премьера


OCR Leo's Library
Аннотация
Глава Агентства журналистских расследований Андрей Обнорский ведет дело в Киеве. Крымский премьер министр пригласил его расследовать исчезновение журналиста, получившее огромный резонанс в СМИ. Спустя два месяца после исчезновения в Тараще, под Киевом, обнаружено обезглавленное тело. Косвенные приметы указывают на то, что это исчезнувший журналист. Но так ли это? Кто и зачем убил журналиста? Пытаясь найти разгадку, Обнорский понимает, что все происходящее давно и тщательно спланировано. Он выходит на след режиссера этой драмы. Но собственная проницательность едва не стоит жизни Обнорскому, который сам становится жертвой преследования. Его пытаются запугать, а когда это не удается, его похищают, и он только чудом ускользает из рук убийц… Итак, режиссер известен. Но сможет ли Обнорский обезвредить его и при этом остаться в живых?
Андрей Константинов, Александр Новиков
Расследователь: Предложение крымского премьера
Авторское предисловие
Уважаемый Читатель!

Перед тем, как Вы прочтете роман «Расследователь: Предложение Крымского премьера», полагаем необходимым рассказать следующее: в октябре 2000 года петербургское Агентство журналистских расследований (АЖУР) начало работать по так называемому «делу Гонгадзе». Мы провели собственное расследование трагических обстоятельств исчезновения и гибели киевского журналиста Георгия Гонгадзе. В этой работе приняли участие сотрудники нашего Агентства, а само расследование продолжалось больше года в Киеве, Крыму и других городах Украины и России — это беспрецедентный случай для нашей организации — и по сроку работы, и по объемам трудозатрат, и по географии неких изысканий. Сначала мы работали по приглашению IREX «IREX — американская организация, способствующая развитию и сотрудничеству разных стран.», потом — по приглашению украинского политика Сергея Владимировича Куницына, который в то время был премьер министром Крыма… Третий этап нашей работы мы проводили уже по собственной инициативе — очень уж нам хотелось до конца разобраться в той странной истории, которая произошла в сентябре 2000 года на Украине.


Практически отчет о нашей работе мы публиковали в своей газете «Ваш Тайный Советник». Кроме того, мы дали официальную пресс конференцию в Киеве. В декабре 2001 года директор Агентства Андрей Константинов и его первый заместитель Александр Горшков были приглашены в Верховную Раду Украины в комиссию по расследованию «дела Гонгадзе». Информация, которую сообщили депутатам Константинов и Горшков, оказалась для членов комиссии неожиданной и даже шокирующей. Основные материалы проведенного расследования были переданы в распоряжение высшего законодательного органа Украины. Через некоторое время комиссия Верховной Рады направила Агентству благодарственное письмо.

В результате проведенной нами работы мы, как нам кажется, пришли к пониманию того, что случилось в сентябре 2000 года в Киеве, и почему последующие события развивались по совершенно определенной схеме. Мы не все, конечно, можем доказать, да и не могли мы брать на себя полномочия правоохранительных органов Украины, но у нас есть своя собственная четкая версия произошедшей трагедии, а также того, что ей предшествовало и что последовало за ней. Эта версия не совпадает с тем, что излагало по «делу Гонгадзе» абсолютное большинство средств массовой информации — украинских, российских и западных.

Однако предлагаемый Вам, Уважаемый Читатель, роман — это беллетристика, а не литературная версия нашего расследования. Реальное «дело Гонгадзе» послужило лишь информационным поводом для написания художественного произведения. В действительности все происходило… ПО ДРУГОМУ, не совсем так, как изложено в романе. Потому, Уважаемый Читатель, отнеситесь к тому, что Вам предстоит прочитать, следующим образом: перед Вами будет представлена не реальная Украина, а виртуальная, в которой все персонажи, характеры и поступки героев — просто плод авторского воображения…

Андрей Константинов, Александр Новиков.
Все события, описанные в этой книге, равно как персонажи и организации, являются не более чем вымыслом.

Авторы
Пролог
В свете фар снег летел наискось над дорогой густой белой массой.

Дворники «лэндкрузера» сгребали его со стекла, но тотчас же на стекло налипал новый. Широкие шины расплескивали по сторонам фонтаны воды и грязи.

— Смотри, не пропусти поворот, — сказал Слепой.

— Тещу поучи, — бросил в ответ Грек. Он был изрядно раздражен, считал, что уже пропустил поворот… А хрен тут чего разберешь в этой путанице лесных дорог, в темноте, да еще в снегопад. Дед набросал план от руки, ткнул пальцем — вот здесь! На бумаге все было понятно. А на деле оказалось не так уж и просто.

Хотя и провели днем репетицию и место нашли. Но днем было светло.

— Ты тещу свою поучи, — повторил Грек зло. И в этот же момент в свете фар блеснула бутылка, которую Грек днем воткнул в развилке ветвей дерева как ориентир. Горлышко бутылки указывало аккурат на яму. Джип остановился.

— Вот она! — сказал Слепой.

— То то! А то — «поворот не пропусти»! Ты тещу свою поучи, а меня не надо. Точно в десятку вывел. Под снегом и в темноте! Попробуй ка ты так.

— Ну давай тогда выгружать, — сказал Слепой и оглянулся назад.

Он оглянулся назад с нехорошим чувством, с опаской. Как будто груз мог сам распаковаться и вылезти из багажного отсека. Слепой точно знал, что сам груз никак не может этого сделать. И месяц назад не мог, а теперь то подавно.


Так что вроде и нервничать нечего… Да как тут не занервничаешь? Перед тем, как ехать в лес, Грек со Слепым выкурили по косяку и хлебнули горилки от души. Но все равно их круто «колбасило на измене».

— Сейчас выгрузим, — сказал Грек. — Дай только разверну задом к яме, чтобы тащить ближе было. Тяжелый он, сволочь.

— Да уж — не из легких…

Грек подал джип вперед и начал пятиться, подгоняя автомобиль к кустам, за которыми находилась яма. В темноте наткнулся задним бампером на пень.

Вообще то, он знал о его существовании, но в темноте и «на нервах» забыл.

«Тойота» легко выкорчевала пень из земли, но бампер смялся, ободралась краска.

— Ну ты… водитель! Дед с тебя шкуру спустит, — зашипел Слепой.

— А я что — кошка, чтобы в темноте видеть? — огрызнулся Грек. — Поправит он свой бампер.

— Не он, а ты поправишь, — сказал Слепой злорадно.

Он понимал, что дело то не в бампере… какой, к черту, бампер? Было бы о чем говорить! Понимал, что все его, Слепого, злорадство — от страха и неуверенности. Оттого, что промах напарника как бы приподнимает самого Слепого.

Грек открыл дверцы багажника — груз лежал на полу, накрытый куском драного брезента. Слепой включил фонарик, осветил груз. Грек сдернул брезент.

Луч фонаря упал на большой полиэтиленовый мешок, запаянный намертво. Толстый матовый полиэтилен не позволял разглядеть, что там, внутри.

— Давай, — сказал Слепой. Вдвоем они ухватили мешок за углы. — Взяли… раз два!

По синтетическому покрытию пола багажника мешок скользнул легко. Он вывалился из салона и шлепнулся на землю, покрытую опавшей листвой и снегом.


Звук шлепка напоминал звук удара куска мяса о разделочную доску.

— Из полиэтилена, — засуетился Грек, — из полиэтилена освободить надо.

— Знаю, — осадил его Слепой. — Не мельтеши. Он вытащил из кармана нож выкидуху, разрезал мешок. Из разреза показалось что то темное, страшное…

Ударил мерзкий запах… Грек отпрянул. Не помогали ни анаша, ни водка, била дрожь.

— Чего встал? — окликнул его Слепой. — Подсобляй.

Он сделал поперечный разрез и отогнул в стороны половинки разрезанной пленки. Теперь стало видно, что в мешке лежит безголовый труп мужчины. Впрочем, Грек и Слепой отлично знали, что лежит в мешке, — Слепой же и упаковывал.

Тело сбросили в яму, которая, возможно, когда то раньше была окопчиком.

Долго ворочали, укладывая в яме, матерясь зло друг на друга, на покойника без головы, на Деда… Страшно было — край. Все казалось, что то происходит в шуме ветра, в вихре мокрого снега… что крадутся в темноте бойцы «Беркута» и спасения нет. Но никто не вышел из за снежной кулисы, никто не помешал, и они засыпали труп тяжелой, напитанной влагой землей.

Завернули в полиэтилен лопаты, перчатки, швырнули в багажник. Потом и сами сели в машину. Тепло было в салоне, уютно.

— Поехали, — сказал Грек.

Слепой кивнул: поехали. Грек пустил двигатель — дизель ровно затарахтел.

— Стой! — заорал вдруг Слепой. — Стой, бля!

— Что? — закричал Грек. — Что?

— Голову забыли, — сказал Слепой. Оба опять вылезли из машины, открыли просторный багажный отсек. В углу сиротливо лежал полиэтиленовый пакет. Его содержимое по размеру походило на средний арбуз. Несколько секунд Слепой и Грек молча смотрели на пакет. Потом Слепой взял его одной рукой, другой взял лопату… посмотрел на Грека. Грек пожал плечами. Слепой сплюнул и сказал:


— Я сам.

И ушел туда, куда светили вдоль просеки фары джипа. За стеной снежной круговерти Греку худо было видно, чем Слепой занят. Но он и так знал, что Слепой закапывает голову… Голову было велено зарыть отдельно, надежно.

Когда он вернулся, Грека колотило.

— Включай скорее печку, чувачок, — сказал Слепой, и Грек кивнул, завел машину, включил вентилятор отопителя на максимум. По салону пошла волна горячего воздуха.

Слепой перегнулся назад, достал с заднего сиденья бутылку. Зубами вырвал полиэтиленовую пробку, стал лить горилку в пасть с железными зубами.

— Оставь, — попросил Грек и напарник понял — оставил, протянул Греку бутылку…

Спустя несколько минут дрожь улеглась. В салоне джипа стало жарко, в крови бродил алкоголь. Покачиваясь на ухабах лесной грунтовки, туша «тойоты» уползла с развилки трех дорог. Осталась бутылка из под шампанского «Черная вдова», указывающая горлышком на старый окоп. Впрочем, окопа уже не было. А было грязно снежное месиво… с торчащей из него рукой мертвеца.

Да еще следы джипа на снегу. Скоро, однако, и следов не осталось.
Часть первая

РАССЛЕДОВАТЕЛИ
Ноябрьский день увядал на глазах. Сумерки накрыли питерские улицы, в них бледно тлели пятна фонарей. Директор Агентства журналистских расследований «Золотая пуля» Андрей Обнорский ехал в плотном потоке автомобилей по Суворовскому проспекту. Он возвращался со встречи с источником. Встреча оказалась безрезультатной, и Обнорский был разочарован.

Поток машин двигался медленно, а на подъезде к Невскому вовсе замер. В этот момент и зазвонил телефон. Андрей достал трубу из кармана куртки:


— Алло.

— Андрей Викторович? — сказал незнакомый мужской голос.

— Слушаю.

— Андрей Викторович, моя фамилия Филатов, я советник губернатора.

— Очень приятно, — механически произнес Обнорский. О Филатове он слышал, но никогда не встречался.

— Андрей Викторович, не могли бы вы уделить мне пару минут? — спросил Филатов.

Обнорский мрачно посмотрел на «пробку» и подумал, что может запросто уделить советнику не пару минут, а больше.

— Разумеется, слушаю вас.

— Андрей Викторович, суть вопроса, в общем то, проста. Сейчас в Санкт Петербурге находится с дружеским визитом премьер правительства Крыма Сергей Васильевич Соболев. Сергей Васильевич — ваш поклонник и хотел бы с вами встретиться.

— Встретиться? — удивился Андрей. — Со мной?

— Да да, именно так…

— А собственно… зачем? — задал Обнорский не особо умный вопрос.

— Сергей Васильевич — гость губернатора, — произнес Филатов так, как будто это могло служить ответом на вопрос — «зачем?».

— Понятно, — буркнул Обнорский, все еще удивляясь и пытаясь понять, что же именно нужно от него совершенно незнакомому крымскому премьеру… поклонник?

Довольно странно. Политики такого уровня довольно редко нисходят до общения с литераторами. Если не брать в расчет каких то дежурных мероприятий. Обнорский собрался задать еще вопрос, но Филатов сказал:

— Вот и хорошо… Передаю трубочку Сергею Васильевичу.

И через секунду в трубке зазвучал другой голос:


— Здравствуйте, Андрей Викторович… Меня господин Филатов уже представил, но я представлюсь еще раз: Соболев Сергей Васильевич, премьер министр правительства Автономной республики Крым и ваш давний читатель. И почитатель.

Голос у Соболева был властный и уверенный. Сильный. Обладатель такого голоса определенно привык руководить людьми и, вероятно, принадлежал к публичным политикам.

— Весьма приятно, — сказал Обнорский. — А я очень люблю Крым.

— В таком случае считайте, что вы уже получили приглашение отдохнуть в Крыму… Время года, правда, не самое подходящее, но я думаю, что все еще впереди. Принимаете?

— Благодарю вас, — неопределенно ответил Обнорский.

— Рано благодарите, Андрей Викторович. Вот когда встретимся в Крыму… вы, кстати, раньше бывали у нас?

— Бывал, — ответил Обнорский. Посреди сумеречного ноябрьского Санкт Петербурга вспыхнуло на миг яркое крымское солнце над синей водой. Сзади засигналили. Управляя одной рукой, Андрей воткнул передачу, передвинулся метров на десять, — бывал… за приглашение благодарю.

— Не за что. Это, напротив, я буду вам признателен, ежели вы соберетесь и прилетите к нам. Но пока мы не в Крыму, а в Питере… Если вы свободны нынче вечером, может быть, мы поужинаем вместе, Андрей Викторович?

Каких либо определенных планов на вечер у Обнорского не было, и он согласился.

— Вот и чудно, — сказал Соболев, — в восемь я вас жду в смольнинской гостинице. Вы знаете, где она находится? Я, кстати, могу прислать за вами машину.

— Спасибо, не нужно. А где гостиница — я знаю. Буду в двадцать ноль ноль.


следующая страница >>