sotrud.ru   1 ... 22 23 24 25 26


Кандидат на выбраковку 

выбор всегда был один — жизнь, а «неприкосновенный запас» — это на случай катастрофы. 
Которой, пока, не было. 
Мою смерть вряд ли кто заметит. Для родных я уже мертвый, а государству, вообще по-
фигу,  хотя  когда  пришел  срок  идти  его  защищать — не  только  завалило  меня  повестками, 
сам  военком  прибежал,  почесывая  задницу,  проведать  «хитрожопого  инвалида».  Так  какой 
резон мне умирать? У Смерти вариантов нет. 
А Жизнь дает мне шанс. Шанс на успех. И я очень хочу попробовать его на вкус, ока-
заться в гуще событий, участвовать в них, влиять на них, и, по возможности ни от кого не 
зависеть.  Не  хочу  быть  обосранным  пассивным  зрителем,  сваленным  в  вонючую  лужу  на 
обочине — не для этого я родился. 
И  главное:  жить  мне  или  остановиться — буду  решать  только  я  сам.  Советчикам, 
просьба не беспокоить. 
   
* * * 
  
Через неделю Иван выписывался. Поговорив с женой, он определился. Операция, пока 
она не являлась жизненно необходимой, откладывалась «на потом». Ему дали направление 
приехать через полгода, на обследование. Окончательно поняв, что едет домой, парень очень 
обрадовался. 
Все произошло примерно также, как и в тот вечер, когда Иван решил поговорить о це-
лесообразности моей жизни. Мы были в палате одни, когда, совершенно неожиданно, Иван 
встал со своей кровати и подошел ко мне. 
— Мне нужно с тобой поговорить, — сказал он, садясь ко мне на кровать. 
Это меня удивило. 
— О чем? 
За все время, проведенное вместе с нами, я успел заметить, что Иван брезговал мной. 
Подавая мне что-нибудь по моей просьбе, он всегда старался сделать это так, чтобы ни в ко-
ем случае не коснуться меня. Тем более, он старался не приближаться ко мне, если в этом не 
было крайней необходимости. На мою кровать он сел впервые. 

— Я хотел у тебя занять денег, — голос у него был просительный. Сделав небольшую 

паузу, он добавил: — На билет до Тюмени. 
— У тебя же есть деньги?! — удивился я. 
— Нет. Я все растратил. 
Вообще-то, это было не мое дело, но об одолжении он просил меня, поэтому, я все же 
решил спросить: — На что ты мог это растратить? У тебя же было несколько сотен. Ты же 
сам показывал нам. 
-49- 


Кандидат на выбраковку 
— Было. А сейчас нет, — в голосе его появилась злость. 
— У меня есть немного денег. Но, это все что у меня есть и взять мне больше неоткуда. 
— Я знаю. Ты не переживай. Я, как приеду домой, сразу тебе деньги вышлю, — он го-
ворил уверенно, и я проникся ощущением, что проблем с возвращением не возникнет. 
— А ты что, не мог жену попросить тебе деньги выслать? — отдавать последнее, что у 
меня было, не очень-то и хотелось. Что-то меня напрягало. Но Иван просил о помощи и от-
казать значило еще раз подтвердить его рассуждения о моей «бесполезности». 
— Пока она мне пришлет, пройдет дня два или три. К тому же, когда я с ней разговари-
вал, она сказала, что сейчас в семье с деньгами проблемы. Я не работаю. Уезжая, я оставил 
ей денег, но за полтора месяца она все потратила. Дети все же. 
Он меня убедил. В конце концов, чем я рисковал? Не могло же случиться так, чтобы он 
меня обманул. Он ведь на хорошо оплачиваемой работе работает. 
— Возьми у меня в сумочке, — я указал на тумбочку. — В верхнем ящике. Только, у 
меня всего семьдесят пять рублей и больше нет. 
— Да, да! Я знаю, — он открыл ящик и вытащил из сумочки все деньги, которые у меня 
были. 
— Ты мне, правда пришлешь? — еще раз я переспросил, надеясь, что по моему вопросу 
он поймет, насколько это для меня важно. 
— Конечно, пришлю. Не переживай! 
—  Пожалуйста,  пришли!  Не  обмани!  Мне  взять  не  у  кого.  А  мне  тоже  скоро  домой 

нужно будет ехать. Я и так, за эти два года, ни копейки не потратил, — я вдруг обнаружил в 

своем голосе умоляющие нотки. Видимо тоже самое заметил и Иван. 
— Ну, что ты ноешь? — раздраженно поморщился он. — Конечно, верну. Для меня это 
— копейки. Ты что думаешь, я из-за копеек стану кого-то обманывать? 
После его слов, я окончательно успокоился. В конце-концов, он был мужчина, нефтян-
ник, северянин, глава большой семьи. Мужики слово держат. 
Иван уехал. Перед тем, как распрощаться, он оставил мне свой домашний адрес. На тот 
случай, если понадобиться написать ему письмо, с напоминанием о долге. «Но, ты не пере-
живай.  Писать  письмо  не  придется.  Деньги  я  пришлю  без  напоминания», — заверил  он  на 
прощание. 
  
  
 
  
-50- 



<< предыдущая страница   следующая страница >>