sotrud.ru 1 2 ... 122 123




Перевод с немецкого 
Е .  В .  П У Г А Ч Е В О Й 
Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н О Е  И З Д А Т Е Л Ь С Т В О 
Х У Д О Ж Е С Т В Е Н Н О Й  Л И Т Е Р А Т У Р Ы 
М о с к в а  1 9 6 0 

Предисловие и примечания 
Ю.  К А Г А Н 
Переводы под редакцией 
Д .  К А Р А В К И Н О Й 
Художник 
Б .  С В Е Ш Н И К О В 




М У З Е У С И  Е Г О  С К А З К И 
Имя Музеуса вряд ли знакомо широкому кругу наших читателей. 
Другими именами славна немецкая литература XVIII века — имена­
ми Лессинга, Гёте, Шиллера. Но, как нередко бывает, время застав­
ляет по-новому звучать старинные и, казалось бы, забытые произве­
дения. Сказки Музеуса, недавно переизданные в Германии, до сих 
пор покоряют своим мягким юмором, теплотой и человечностью. 
Они — лучшее из всего, что создал этот писатель, чей жизненный и 
творческий путь по-своему сложен и интересен. 
Иоганн Карл Август Музеус (1735—1787) родился в Эйзенахе, в 
семье судейского чиновника; учился в Иенском университете, го­
товясь к карьере священника. В 1758 году, получив степень маги­
стра, он вернулся на родину в надежде занять вакантное место в 
одном из близлежащих приходов. Но желания его не сбылись — 
этому помешали как раз те качества, которые так привлекают в его 
сказках. Добродушный, живой, ироничный, он любил повеселиться, 
и жители той деревни, где юный теолог собирался взойти на амвон, 
не захотели доверить свои души столь несерьезному на их взгляд 
молодому пастору. Музеус переехал в Веймар, литературную сто­
лицу того времени, и взялся за перо. Успех первого романа обеспе­

чил начинающему писателю место гофмейстера, то есть попросту 

домашнего учителя, при доме веймарской герцогини Анны Амалии. 
Позже, с 1768 года, Музеус — учитель Веймарской гимназии, где 
преподает немецкий и латинский языки, а также ораторское искус¬ 
ство. 
Первый роман Музеуса «Грандисон Второй» был пародией на 
известный роман английского писателя Ричардсона. Второй — 


«Физиогномические странствия» — высмеивал учение Лафатера об 
определении характера и судьбы человека по чертам лица. Обе эти 
книги, несмотря на всю разумность просветительской критики, оказа­
лись чрезвычайно многословны, растянуты, однообразны, отягчены 
непременным морализированием. Популярные среди современников, 
они вскоре после смерти автора были забыты. 
Но живут его сказки. Изданные в пяти томах под титулом «На­
родные сказки немцев», они представляют собой переработки в духе 
времени не только преданий германской старины, но и романской и 
славянской. Грациозные и увлекательные, они написаны в манере 
рококо, модного тогда в Европе культурного течения. Стремление 
культуры рококо отойти от повседневных забот, от неприятных раз­
мышлений, ее желание превратить жизнь в постоянный праздник, 
в сплошное наслаждение, ее вкус к изяществу, к галантным темам, 
ее ироничность были очень близки литературным кругам маленькой 
столицы крошечного Веймарского герцогства, где жил Музеус. 
Реальная прозаическая жизнь захолустной Германии XVIII века не 
приносила настоящей радости; от нее, от всего, что о ней напомина­
ло, хотелось отстраниться, уйти. Вот почему увлечение сказками 
вообще характерно для того времени. 
Виланд пишет на средневековый сюжет знаменитого «Оберона» — 
поэтичную, но вычурную и несколько растянутую сказку в стихах. 
Гердер, увлекшись фольклором, издает сборник «Голоса народов в 
песнях». Фольклор и, в частности, народная сказка считались вплоть 

до конца XVIII века явлением, не имеющим с искусством ничего об­

щего. Лишь благодаря Гердеру стал утверждаться взгляд, «что поэ­
зия вообще достояние народа и всего мира, а не частное дело от­
дельных, изысканных, ученых мужей» (Гёте). 
Музеус чувствовал и ценил народное творчество не так глубоко, 
как Гердер, Гёте, Арним и Брентано. Но мотивы народных сказок и 
преданий настолько заинтересовали его, что он создал на их основе 
несколько книг, и в этом его несомненная заслуга. Иногда источни­
ком сказок Музеуса был не только фольклор, но и его обработки, 
потому что писатель считал сказкой все, в чем есть хоть сколько-ни­
будь фантазии. 
Любитель усложненного, хитросплетенного сюжета и психологи­
зации характеров, Музеус использовал фольклорную основу как 
повод для собственного рассказа. Он говорил, что берет самые 
обычные, всем известные сказки и делает их в десятки раз уди­
вительнее, чем они были. Сделать сказку более «удивительной» для 
Музеуса значило превратить ее в остроумную, развлекательную 
новеллу. Однако, верный идеям Просвещения, он не только развле­
кает публику, но и поучает ее, считая, что «не существует на свете 



следующая страница >>