sotrud.ru 1 2 ... 20 21

Светлана Ермакова


Дневник счастливой женщины
ПРЕДИСЛОВИЕ
Меня зовут Светлана, Света — все, даже сын, даже его друзья. Муж говорит, что я единственная женщина, которая привирает себе год в сторону старости, а не молодости.

Меня все чаще называют "девушка" — на рынке, в автобусах, в магазинах. Я все больше нравлюсь мужчинам (в том числе и мужу).

Иногда ношу короткие юбки, иногда — очень длинные. Имею десять шляп.

Пять лет не ем мяса, четыре года — хлеба, год — ничего вареного. И наконец, нашла способ не толстеть.

Я талантливая женщина. Мой талант — самый нужный -быть счастливой.

Все люди, я думаю, с этим талантом рождаются — но такой воздух, такая еда, такая вода, такая грязь... И вот смотришь: полный автобус лиц — а ни одного довольного, все недовольные.

В Москве в метро шесть лет назад увидела девушку, улыбающуюся самой себе, — до сих пор помню.

Счастливой я была всегда, с самого (не самого счастливого) детства. Это свойство натуры, подкрепленное свойством ума. Я не выношу ощущения (и осознания) несчастливости.

В моей жизни было несколько необычных поступков, которые выводили меня на новый уровень радости:

— Развод с первым мужем, отцом Ивана; брак с Леонидом Жаровым, который оставил жену (но не детей); мне было 32 года.

— Переезд нашей семьи в деревню — из тюменской грязи в тараскульскую чистоту; мне было 33 года.

— Отвращение Л. Жарова от готовой мерзлотоведческой диссертации и совращение к писательской жизни; мне 34.

— Мытье тюменских подъездов и подметание улиц; мне 35.

— Походы с рукописью первой книги "Я просто Ванька" по московским высотам: Верховный Совет, ЦК ВЛКСМ, Министерство образования, газета "Неделя", радио "Маяк", программа "Взгляд" Центрального телевидения... И везде успех, превосходящий разумные ожидания; мне было 39.

Конечно, все эти поступки совместно с мужем; он мой соавтор и в книгах, и в жизни.

О муже.

Леонид Жаров, приятный парень. Посмотрите на любую обложку современного "любовного" романа — мой муж примерно такой (не верит).

Иногда он говорит про нас, отдуваясь после двухчасовой зарядки:

— Гвозди бы делать из этих людей. Отвечаю, закусывая капусту редиской:

— Уже сделали.

Я Лёню люблю за то, что он умеет меняться для меня, становиться лучше. Например, стал спокойным мужчиной.

Мы всегда вместе. Расставание на полдня — нежелательно, на сутки — огорчительно, на двое — мучительно.

Гордимся, что открыли секрет семейного счастья. Об этом написали "Дневник счастливой женщины. Дневник счастливого мужчины".

Еще у нас написаны и изданы книги "Как начинается любовь, и Как она не кончается", "Учебник детской жизни", ну и "Я просто Ванька".

"Ванька" и "Учебник" написаны при болтливом и смешливом участии Ивана.

О сыне.

В школу ходил мало и неохотно. Из десяти лет пять учился дома, по учебникам. Когда ему исполнилось шестнадцать, я отказалась финансировать его обучение в школе (с двойки на пятерку). Думаю, что школьное образование нужно не всем и не так много. Оно забивает в человеке многие таланты.

Считает Иван медленно, пишет иногда с ошибками. Но талантов — много, главный — солнечность.

О нас.

Мы сделали много неразумных поступков, кроме вышеперечисленных: не просили, когда была возможность; не брали -если не нравилось, как дают, даже наши заработанные деньги; всегда старались дать больше, чем взять, что в нашем обществе воспринимается как слабость, заискивание.

В итоге — живем в Большом Тараскуле под Тюменью, в маленьком доме с большим участком. Дом со всеми неудобствами, но нашим душам в нем удобно (а для нас душевный комфорт — главное).

Сбоку, через дорогу — озеро. Сзади — лес. Вокруг — русский мат и крик. В середине — довольные мы.

ГДЕ СИДЯТ ЖЕНЩИНЫ, КОТОРЫМ ПОПАДАЮТСЯ ТАКИЕ МУЖИКИ

Самый лучший мужской комплимент (не от мужа) я получила недавно от Бориса Ройтблата. Он сказал: "И такие женщины в деревне сидят!" Рядом стояла его жена, и она была согласна. Редкая женщина!

Итак, я сижу в деревне. У меня есть кресло (подаренное мамой). У Ивана — самодельный деревянный трон. А муж Лёня сидит на стуле (тоже мамином подарке). Когда я не претендую на кресло, муж счастливо оседает в нем.

Сижу на своем кресле, взглядом к стене, задрапированной занавесками. Эти занавески мы купили вместе с моим первым мужем сразу после свадьбы. На одной занавеске выстрижен кусок; куску скоро десять лет. Это сделал Ивашка-первоклассник, когда я его тряхнула за какие-то несделанные уроки. С тех пор я поняла, что трясти мальчика не надо, а мальчик больше ниоткуда не выстригал. Несделанные уроки с тех пор должны были портить настроение только Ивану (но не портили!)/

Мой правый глаз с кресла всегда видит огромную кровать, сказочную, из сказки "Три медведя". Но сплю я на ней одна, без медведей. Кровать сделана Леонидом Жаровым из дерева, вместо спинок — деревянные столбики, а стоит она на пнях.

Под кроватью лежат-веселятся кабачки и тыквы, штук тридцать. Стоят корзинки с орехами и семечками, наша еда, вместо колбасы и котлет. А из-за пня выглядывает бутылка французского коньяка. Это не потому, что мне удобно достать бутылку ночью, а потому, что некуда больше поставить. Она высокая и не входит между нашими полками (вся мебель у нас — полки и занавески). Коньяк привез лет пять назад хороший человек Володя Миць, но не выпил; теперь бутылка все ждет других гостей, и Володю, конечно.

Кровать накрыта красным одеялом, подушки и простыни тоже красные. Это моя хитрость, чтобы постель всегда "выглядела" (красное не выглядит дешевой тряпкой, а тряпки я ненавижу. Тряпки и стеклянные банки-бутылки).

Обои на стенах в коричневую елочку, оставшиеся от прежней хозяйки. Семь лет я на них смотрю и думаю, что ни одна баба не потерпела бы их и семи недель.


На полу в нашей большой комнате не лежит ничего. Стол у нас тоже большой, сейчас измерю... Почти два метра длиной.

В нашем доме есть комната Ивана (коробочка три-на-три). И такая же коробочка — кухня; она же умывальная, рукомойник висит; она же стиральная (но таз уже поставить некуда). Нет в кухне и стола со стулом, отрады интеллигента (можно читать, когда все спят).

Дом наш, как утверждают специалисты, должен был уже упасть; туалет на улице; вода в колодце... Улица, колодец, дом и лес за окнами — в двадцати километрах от Тюмени, в поселочке при детском санатории. Провинция, дырейшая дыра!

И мне сорок три года.

И моя мечта — иметь отдельную комнату.

А я пишу дневник счастливой женщины!

Я называю себя счастливой не потому, что у меня хороший муж, хороший сын, хороший сон и ничего не болит, а потому, что я научилась производить свое счастье, создавать его каждый день при любых обстоятельствах и при любых обоях.

Недавно журналистка спросила у меня: "А вы не боитесь вслух признаться в счастье? Сглазить не боитесь?"

Не боюсь, потому что это счастье я сама готовлю, стряпаю каждый день вместо котлет и пельменей. Я бы боялась, если бы мне это досталось случайно, как подарок или чудо. Хотя мои приятельницы (подруг нет) вздыхают: "Тебе повезло, такой мужик попался!"

Но и с этим мужиком могло быть как всегда, как у всех, если бы не работа — каждодневная, каждочасная, по улучшению нашей жизни (внутренней жизни, а не внешней). Счастливая работа.

2 декабря 1995

Я РАБОТАЮ НЕВЕСТОЙ
Мы спросили одну девочку, кем она хочет быть, когда вырастет. Она ответила: "Невестой". Дети мудрые!

Вчера смотрела фильм про "Битлз" и думала: а ведь у них случился типичный семейный развод! Прошло десять лет, вместе хорошо только петь, но не жить, а жить хорошо с другими: кому с женщиной, кому с бизнесом, кому с другими музыкантами, кому с наркотиками... Жить вместе плохо, но связаны необходимостью. И раздражает именно несвобода, только она и раздражает.


Мы утверждаем, что знаем секрет семейного счастья (то есть сохранения и усиления любви).

На самом деле его знают все, и это не секрет.

Уже пятнадцатилетние, вооруженные одной любовью, без всякого опыта, своего и чужого, ведут себя так, чтобы любовь не только сохранялась, но и росла.

Если коротко, любящий делает все, чтобы любимой было хорошо с ним. Он наряжается, он не раздражается, он не настаивает и не запрещает, он не обременяет. Он ухаживает, но не считает, что его должны обслуживать.

Семейная жизнь (и богатая, и бедная, и с родителями, и отдельно, и с одним ребенком, и с пятью) приводит к перевертышу: он, бывший влюбленный, не наряжается, раздражается, настаивает, запрещает, обременяет. Ухаживать начинает женщина, а мужчина считает, что его должны обслуживать.

Многие пытаются ответить на вопрос, почему это происходит, ответы такие (мы часто выступаем и говорим с тысячами людей): виноват быт, бедность, родители, дети, виновата жизнь.

Значит, делается вывод, это неизбежно, и лучше про это не думать.

А мы про это думаем!

Мы слишком дорого друг другу достались, чтобы через несколько лет развести руками и сообщить: такова жизнь!

И решили остаться женихом и невестой (или любовниками) и жить по законам любви, а не по законам, которые придумали злые на жизнь люди. Мы не верили их рецептам: нужен общий ребенок, жена должна кормить, а муж обеспечивать. А спать надо на одной кровати!

Но многие сейчас же скажут: и мы хотели по законам любви! Никто не женится с желанием ссор и ненависти!

Да, все хотят, но больше хотят другого: удобной квартиры, интересной работы, прелестных малюток, высокого общества и высокого в нем положения.

Известно, что человек не может испытывать одновременно два сильных чувства; даже одно, сильное, утомляет.

Женившись, супруги меняют свои приоритеты: он обычно увлечен работой, карьерой; она занята ребенком. Все!


Они уже не жених и невеста. Они поглощены не друг другом, не своими отношениями, а чем-то другим, жизненно-вроде-важным.

Женщинам внушили, что им нужен мужчина, увлеченный работой; мне нужен мужчина, увлеченный мной. Работа найдется.

На первое место мы всегда ставили наши отношения!

И безжалостно отшвыривали все и всех, кто нашим отношениям мешал (не касается близких людей, их приходилось воспитывать).

Несколько первых лет (бедных лет, когда работали дворниками и поломоями) мы не зарабатывали денег, не писали книг, не выстраивали карьеру, не воспитывали детей — а узнавали друг друга. Думали и пробовали: как лучше для нашей любви?

Результат дум и проб: мы живем в деревне, пишем вместе, роскошно питаемся, хорошо одеваемся и неблагоустроенно бытуем. Эту неблагоустроенность стараемся не замечать, но знаем: если полки и занавески начнут мешать нашим отношениям, мы их тоже выбросим.

Интересно, что внешний уют оказался у нас на последнем месте, а не на первом, как у многих. На первом месте — внутренний уют, душевный.

А для внутреннего уюта нужна свобода, отсутствие начальника. Ты не можешь расслабиться, если ежеминутно боишься, что тебя заставят, погонят, накажут и лишат.

Тому, кого люблю, Желаю быть свободным -Даже от меня.

Если есть гениальные стихи, то вот они! Автор Энн Морроу.

Естественно, что женихи и невесты (они же любовники) друг друга не заставляют, не погоняют, не лишают и не наказывают.

Спросите женщину любого возраста (даже пяти лет): муж пришел поздно — какой вопрос ему задашь? Почти все ответят не задумываясь: "Где был?" Хочется ли вообще приходить к такой администраторше?

Не бывает, чтобы один из нас сказал другому: "Давай-ка, сделай..."

Мы разделили все, что обычно непререкаемо общее в семьях и вызывает неутомимые скандалы: у каждого из нас свои деньги, свои дети, свои родители и обязанности по отношению к ним. Каждый сам себя обслуживает и сам себя кормит (заметьте, опять похоже на отношения любовников), мы друг друга угощаем и делаем подарки. Дети у нас от первых браков, но если бы был свой, его бы тоже разделили.


Каждый из нас волен делать все, что хочет, если он не унижает при этом другого и не мешает его счастью.

Измены. Измены (то есть вранье) унижают и мешают счастью, поэтому они исключены из нашей жизни. (А главное — не хочется изменять, как оно и бывает у женихов с невестами.)

Но не исключены влюбленности (жизнь непредсказуема, тем и хороша). У меня есть план, как себя вести, если Леонид Жаров кем-то увлечется.

Как будет вести себя он — не знаю, но уверена, не унизительно по отношению ко мне.

Потому что влюбленность — это: беру тебя для себя.

Любовь: даю себя для тебя.

Как всегда, просто.

25 декабря 1995

О НИЧТОЖНЫХ МУЖЬЯХ И НЕСЧАСТНЫХ ЖЕНАХ
Рождественские праздники. А мы живем обычной жизнью. Когда нас спрашивают, как мы встретили Новый год, пожимаем плечами.

У нас свои праздники. Вернее, каждый день — праздник. Каждый день — праздничная одежда (обдуманная, значит, красивая), каждый день — праздничная еда (тоже обдуманная). Сегодня я ем мандарины и семечки. Вчера тоже ела мандарины и семечки. В качестве разврата — кофе и кусочек шоколада с утра. И я затрудняюсь, чем себя угостить таким праздничным...

За эту неделю посмотрела два одинаковых фильма о современной русской жизни. В обоих фильмах героини (Марина Неелова и Вера Глаголева) кричат своим мужьям, слово в слово: "Посмотри на меня! Мне сорок лет! А у меня ничего нет! Ты ничтожество! Не могу так дальше! Не могу!"

У обеих благоустроенные квартиры с телефонами. Одной не хватает комнаты, другой — тахты в комнате сына. Ну и конечно, нарядов. И обе гонят своих "ничтожных" мужей просить и брать. Мужья идут просить и брать, а по дороге на них накидываются другие женщины — веселые и красивые, значит. Жизнь рушится.

Мне всегда хочется спросить таких "несчастных" женщин: а кто ты такая, чтобы у тебя все было? Да еще в центре столицы?

Талант женщины — чувствовать, где счастье, сдерживать мужа от излишнего геройства, карьеризма, звездности. Женщина говорит своему мужчине: а зачем тебе это? Мы и так редко вместе.


Что для меня счастье? Я счастлива, если мои любимые люди улыбаются мне утром, днем, вечером.

Уверена, что в этом я совсем не оригинальна, со мной согласится каждая нормальная женщина

Но иногда нормальная женщина делается ненормальной (На день или навсегда). Что с ней?

Она начиталась, насмотрелась или наговорилась. Ну, вдобавок устала или заболела. И взбесилась.

Цитата из фильма:

"Он: — Ты устала.

Она: — Конечно! Я перла елку с базара!

Он: — Можно было обойтись и без елки...

Она: — Как это без елки? В Новый год!"

Конечно, виноват муж! Должна быть машина, чтобы ездить за елкой! Жизнь проходит, и она не получит никогда того, что есть у каждой героини сериала в телевизоре и появилось у подруги. Как тут не взбеситься!

Потом взбешенная женщина надевает купальник, делает изгиб перед зеркалом, убеждается, что она ничем не страшнее той, в телевизоре... Кто виноват? Жизнь! Что делать? Гнать мужа за добычей.

Я бы тоже не отказалась от добычи...

И тоже иногда думаю, что достойна мыть посуду не в тазу. А после холодного автобуса для меня не роскошь погреться в ванне, которая почти с рождения есть почти у всех.

Знаю, что если бы погнала мужа добывать мне удобства, то удобства у меня были бы. Бассейн с подогревом! Но не было бы мужа, который улыбается мне утром, днем и вечером. Был бы недоспавший, рявкающий, больной. Это у меня. А у других в дополнение к этому — пьющий и изменяющий.

Если сказать совсем простенько, счастье — это хорошее настроение. А путь к счастью — это узнавание себя: от чего у тебя портится настроение, от чего улучшается. Узнавание себя должно быть главным предметом в школе.

Вы нашли человека, с которым хорошо, — зачем его гнать куда-то?.. Что случается с женщиной, которая до свадьбы любила Его, а после свадьбы начинает страстно любить Себя? Объяснение только одно: Его она и не любила.



следующая страница >>