sotrud.ru 1

Шелков Вадим Антонинович

ИСТОРИЯ "МИКРОТОЧКИ" Выражаю искреннюю благодарность Киту Мэлтону, создателю и хранителю “Музея истории
шпионской техники” (H.Keith Melton, Нistorical Espionage Equipment, Jupiter, Florida, USA) за любезно предоставленные
справочные материалы, использованные в данной публикации.
Прошлый раз, говоря об ответственной роли специальной техники при обеспечении связи в разведке, мы упомянули и
фотографию. И фотография в разведке - это не только копирование секретных документов и фотографирование
некоторых объектов, представляющих интерес для “Центра”. При транспортировке добытых материалов существенную
роль играют их габариты. Здесь приходит на помощь аппаратура для микрофильмирования. При этом объем
передаваемых материалов уменьшается в десятки, а то и сотни раз, облегчая их размещение в тайнике или
контейнере. С некоторыми образцами подобной аппаратуры вы могли познакомиться в первой статье настоящей серии
(“Специальная техника”, № 4-5, 1998, стр. 54 – 64).
Но в ответственных случаях, когда вопросам безопасности уделялось исключительное внимание, спецслужбы развитых
стран использовали особые технические средства и методы получения “микроскопических” фотоизображений, которые
были столь малы, что, даже зная об их присутствии в почтовом отправлении, их практически невозможно было
обнаружить, не имея точных координат места расположения. Такие микрофотографии получили очень выразительное
название “микроточки”(Microdots).
В общем случае под микроточкой понимается сильно уменьшенное фотографическое изображение документа
обычных размеров, например, А4 (210х297 мм). Многие специалисты считают 100-кратное уменьшение предельным
значением, использовавшимся на практике, хотя оно точно и не определено. Микроточка является простым переводом
немецкого термина Mikrat, введенного ее создателем Эммануилом Голдбергом в 1925 году для обозначения созданного

им микроскопического изображения. Это было сделано по аналогии и видимому сходству с обычной точкой в конце

предложения, которая обычно при использовании пишущей машинки со шрифтом “pica” имеет диаметр порядка 0.8 мм.
Таким образом, для того, чтобы довести документ стандартных размеров до величины машинописной точки требуется
уменьшение в 275 раз.
Можно говорить и об ультра-микроточках. Этот термин был введен английскими специалистами, занимавшимися
поиском и обнаружением немецких каналов связи до и во время Второй мировой войны. По их утверждениям, на
Бермудах им удалось перехватить сообщения с уменьшением от 400 до 750 крат. Уменьшение оригинала может
достигать двух тысяч раз, а само микроизображение не превышать 0,2 мм в диаметре!
I. Вообще говоря, страсть к изготовлению микроизображений насчитывает долгую историю: это и надписи на амулетах,
самая ранняя из таких находок – амулет, найденный при раскопках южной стены Иерусалимского храма, относится к
началу VIII века до нашей эры, и микротексты, вписанные или впечатанные в страницы различных фолиантов (вне
всякого сомнения, самым характерным примером микронадписей является Псалтырь Св. Иеронима, написанный



всякого сомнения, самым характерным примером микронадписей является Псалтырь Св. Иеронима, написанный
монахом Иоахином Большим в 1481 году в Роттенберге для библиотеки папы Сикста IV. Внизу второй страницы в круг
диаметром 12 мм вписаны первые 14 стихов Евангелия от Иоанна. Этот текст содержит 168 слов из 744 букв. По
расчетам каждая буква занимает площадь не более 0,15 кв.мм.) и, наконец, специальные подарочные издания. Как
правило, прочитать, а тем более, нанести такие надписи без применения увеличительных приборов невозможно.
Нельзя исключать, что человек начал использовать оптические приборы значительно раньше знаменитого изобретения
Левенгука. Во всяком случае, из греческих источников следует, что древним был известен способ использования

маленьких стеклянных сосудов, наполненных водой, в качестве увеличительных приспособлений.

Но все это из разряда ритуального, культового или курьезного использования микроизображений, нас же интересует
вопрос их применения спецслужбами в “оперативной” практике. Так вот, еще в 1644 году известный английский
ученый Роберт Хук писал: “Если способ миниатюрного письма стал бы проще и доступнее, это нашло бы удачное
применение при пересылке разведывательных сообщений (именно так в тексте!) без опаски быть обнаруженными или
вызвать какое-либо подозрение” (Hook, Robert, Micrographia, London, 1644, p.16).
Уже в XVIII веке в Англии и Франции были созданы специальные механические устройства для выполнения
микронадписей. И даже после изобретения фотографии инженеры-механики продолжали создавать прецизионные
пантографы для уменьшения изображений при гравировке и письме (рис 1). Одно из самых совершенных таких
устройств, Peter’s Machine for Microscopic Writing, хранится в музее Оксфордского университета. Оно позволяло
выполнять надписи с высотой символов всего в 2,5 микрона! А в 1923 году американец А. Мак Ивен даже запатентовал
Устройство для написания разведывательных сообщений, сконструированное на основе упомянутой Машины Питера. На
обложке журнала Scientific American за июнь 1923 года, где появилась заметка об этом приспособлении, было даже
написано: “Надписи для глаза микроскопа - как выгравировать шпионское сообщение на шляпке гвоздя”.
Рис. 1. Пример использования алмазной гравировки для изготовления микронадписей, выполненный
R.J.Farronts в сентябре 1855 года.
II. Но хватит о механике. С чего же началась микрофотография (для определенности сразу оговоримся понимать под
“микрофотографией” изготовление фотографических изображений исключительно малого размера, при этом объект,



“микрофотографией” изготовление фотографических изображений исключительно малого размера, при этом объект,

как правило, представляет собой текстовой документ формата А4 и т.п. В то же время “фотомикрографией” назовем

фотографирование микроскопических объектов при помощи микроскопа.) и как она использовалась в военных и
разведывательных целях?
Через несколько недель после сообщения Луи Араго в 1839 году об изобретении Даггером фотографического процесса
появилось множество откликов, как ученых, так и различных общественных деятелей о будущем этого выдающегося
изобретения. Уже 30 июля 1839 года знаменитый французский ученый Гей-Люссак (1778-1850) предсказал широкое
использование фотографии в военном деле. И есть все основания считать, что Крымская война 1853—56 гг. была
первой, где фотография достаточно активно использовалась в полевых условиях.
А признанным пионером микрофотографии считается английский фотограф-энтузиаст Джон Б.Дэнсер (рис. 2). Похоже,
именно он сделал первую микро-фоторепродукцию. В 1839 году, установив на камеру Даггера объектив от микроскопа
с фокусным расстоянием 38 мм, он получил микро-даггеротип бумажного оригинала в масштабе 160 : 1. В 1856 году
ему удалось получить несколько удачных микроизображений, в том числе портретов членов королевской семьи,
которые были подарены королеве Виктории.
Рис. 2. Джон Бенджамин Дэнсер (1812 – 1887) — английский фотограф-энтузиаст — создатель
микрофотографии.
Сэр Дэвид Брюстер, один из составителей восьмого издания Британской Энциклопедии (Encyclopedia Britanica), в статье



Сэр Дэвид Брюстер, один из составителей восьмого издания Британской Энциклопедии (Encyclopedia Britanica), в статье
о “микроскопии” особо отметил достижения Джона Дэнсера, а в конце сделал поистине выдающееся замечание:
“…микроскопические копии дипломатической почты, других важных документов, а также различных планов и схем
можно будет пересылать по почте. При этом в целях сохранения секретов эти сообщения будут занимать на бумаге не

больше места, чем точка в конце предложения или малозаметная чернильная клякса…”. Так в октябре 1857 года за

много лет до ее практического появления была предсказано не только сама “микроточка”, но способ ее оперативного
применения.
Следует упомянуть еще один малозначительный на первых взгляд факт. На выставке в Париже тот же Д.Брюстер
продемонстрировал некоторые микроизображения, полученные Д.Дэнсером. По странному стечению обстоятельств их
увидел другой энтузиаст фотографии - Рене П.П. Дагрон (рис. 3). Микрофотография стала для него не просто
увлечением, именно Р.Дагрону принадлежит право ее первого использования во время войны.
Рис. 3. Рене Дагрон (1819-1900) — французский фотограф, применивший микрофотографию для связи с
окруженным Парижем во время Франко-прусской войны при помощи “голубиной почты”
III. В ходе неудачной военной компании 1870 года войска Наполеона III потерпели поражение под Седаном. 2 – 4
сентября Париж был окружен объединенными германо-прусскими войсками, началась пятимесячная осада французской
столицы, где была провозглашена 3-я Республика. Все связи с внешним миром были прерваны. Предпринимались
отчаянные попытки использования самых разнообразных способов общения вплоть до “голубиной почты”. Но



отчаянные попытки использования самых разнообразных способов общения вплоть до “голубиной почты”. Но
грузоподъемность такого перевозчика авиапочты не очень велика. Вот тут-то и пригодился опыт Рене Дагрона в
микрофотографии.
12 ноября 1870 года Р.Дагрон и несколько его помощников вместе со своим оборудованием погрузились на два
наполненных водородом воздушных шара, символично названных “Ньепс” и “Даггер” в честь изобретателей
фотографии. После безумной гонки над головами немецких улан, пытавшихся посадить или сбить смелых
воздухоплавателей, тем все же удалось достигнуть города Тура.
Прибыв на место, Р.Дагрон развернул свою фотолабораторию и организовал микрофильмирование почты и других

материалов, предполагавшихся к пересылке “голубиной почтой”. Следует отметить, что в то время разведение

почтовых голубей было очень популярным занятием в Европе. В декабре того же года Р.Дагрон усовершенствовал
процесс и добился дополнительного уменьшения габаритов пересылаемой корреспонденции. Интересно, что этот
процесс до 1890 года считался французским военным секретом.
Письма   и   сообщения   выполнялись   на   прозрачных   листах,   разделенных   на   12   секций   размером   80   х   110   мм.   Они
копировались по частям контактным  способом на фотографические  пластинки,  которые после химической обработки
повторно переснимались с большим уменьшением с помощью специальной репродукционной камеры  (Рис. 4) с 20-ю
короткофокусными объективами. В результате получались микроизображения размером не более 1 мм! Это уже вполне
похоже   на   реальную   “микроточку”(   изучение   сохранившихся   до   наших   дней   экземпляров   “микроточек”   Дагрона
подтвердило их очень высокое разрешение даже с точки зрения современного микрофильмирования.). После обработки
эмульсия с микроизображениями снималась со стеклянной пластины в ванне из касторового масла. По сути, это была
модификация   процесса,   применявшегося   американцами   задолго   до   этого.   В   архивах   Конфедерации   сохранилось
любопытное письмо президенту южан Д.Джефферсону (не путать с президентом США Томасом Джефферсоном 1801-07)
от некоего  Дж. Винтера из Алабамы, датированное июлем 1861  года. В нем содержалось предложение использовать
микрофотокопии   различных   донесений   для   обеспечения   их   безопасности   при   доставке.   И   хотя   не   сохранилось
подтверждений,   что   это   предложение   было   реализовано,   есть   доказательства,   что   конфедераты   использовали   в
отдельных случаях спрятанные микроизображения, в том числе в контейнерах, приспособленных для проглатывания в
случае опасности.
Полученные изображения вырезались и монтировались вместе с другими сообщениями на кусочке коллоидной пленки и

подготавливались для отправки голубиной почтой в Париж.




Рис. 4. Камера для микрофотографии Рене Дагрона образца 1860 года. Бронзовая конструкция с 9
миниатюрными объективами. Она позволяла получать на стеклянной пластинке 4,5 х 8,5 см, покрытой
мокрым коллодием, до 450 изображения размером 2 х 2 мм. Подобная камера использовалась для
подготовки “голубиной почты” в 1870 году.
Несмотря на некоторые трудности (тщательно отъюстированное оборудование осталось в Париже), связанные с
несовершенством оптики и неравномерной усадкой эмульсии при сушке, Дагрону удалось за 5 месяцев осады
французской столицы скопировать на микропленку 470 листов, содержавших 2,5 миллиона сообщений. Как
утверждают, один голубь мог нести от 36 до 54 тысяч сообщений, отснятых на 18 тончайших пленок.
В Париже полученные пленки размачивались в растворе аммония, разматывались, оправлялись в стекла подобно
современным слайдам и проектировались с помощью проектора с дуговой лампой и увеличением в 1600 раз.
Сообщения переписывались целой бригадой писарей и рассылались по адресам осажденного Парижа. К концу осады
число переписчиков выросло с 4 до 67 человек (рис. 5), а для регистрации стали использовать светочувствительную
бумагу. Так Франко-прусская война невольно подтолкнула прогресс в области фотографии.


Рис. 5. Гравюра времен Франко-прусской войны, изображающая переписчиков “голубиной почты”.
Для   создания   представления   о   тех   трудностях,   с   которыми   приходилось   сталкиваться   энтузиастам   фотографии   и
микрофотографии  в  середине   прошлого   века,   приведем  рецепт  так  называемого  мокрого   коллоидного   (в  1871 году
английский врач Мэддокс указал на возможность замены коллодия желатиной, в которой в виде эмульсии подвешены

слои   серебра,   чем   мы   и   пользуемся   до   сих   пор)   процесса   Скотта   Арчера,   которым   пользовался,   к   примеру,

общепризнанный мастер Джон Денсер.
1. Подготовка фотопластинки. Раствор нитроцеллюлозы в спирте и эфире (коллодий) с добавлением йодистого калия
наносится тонким слоем на чистую стеклянную пластинку. Слой подсушивается до получения необходимой вязкости
(клейкости).
2. Очувствление слоя осуществляется в течение 3-5 минут в светонепроницаемом контейнере путем пропитывания
раствором азотнокислого серебра с добавлением йодистого калия.
3. Экспонирование. Фотосъемка производится на мокрую фотопластинку. Между процессом полива нитроцеллюлозой
(коллодием) и проявлением должно пройти не более 8—10 минут!
4. Проявление осуществляется в специальном проявителе, содержащем пирогалловую кислоту при слабом освещении и
помешивании. В состав проявителя входят: сернокислое железо, уксусная кислота, кусок колотого сахара, метиловый
спирт и вода.
5. Фиксирование (закрепление фотоизображения) производится в 2.6 процентном растворе... цианистого калия.
Воистину не только саперы ошибаются один раз.
IV. Нельзя не остановиться и на таком драматическом периоде истории, как русско-японская война 1904—05 годов.
Оставим историкам-профессионалам выяснять, являлась ли атака на Порт-Артур 5 февраля 1904 года прообразом
Пирл-Харбора 37 лет спустя.
Во всяком случае, Русско-японская война стала тем полигоном, где были впервые опробованы такие новые
технические средства, как полевые гаубицы, пулеметы, колючая проволока, противопехотные мины, глубокие окопы и
отравляющие газы. Не осталась в стороне и фотография, как общая, так и специальная (в конце 60-х годов XIX века в
ходе индустриального бума Япония приобщилась к фотографической технике. Первые аппараты были представлены
фотокамерами для дагерротипов британского производства).
По сообщениям очевидцев фотографическая техника активно использовалась японскими военными и, в частности,

разведкой. По словам анонимного автора из British Journal оf Photography (Vol. 4, 1905, p. 257) японский генштаб

организовал специальную фотографическую службу. Для съемок использовались складные пленочные камеры на
легких бамбуковых штативах, большинство из которых были оборудованы телеобъективами (рис. 6). Отснятый
материал незамедлительно проявлялся в ближайшем тылу, а затем возвращался не передовую. Выполнялась также и




материал незамедлительно проявлялся в ближайшем тылу, а затем возвращался не передовую. Выполнялась также и
разведывательная фотосъемка с воздушных шаров.
Рис. 6. Телеобъектив Цейса конца XIX века.
Приказы и донесения микрофильмировались. В целях безопасности они прятались под ногтями или в ноздрях курьеров,
а в некоторых случаях даже в их желудках в специальных миниатюрных контейнерах из слоновой кости. На месте
назначения полученные микрофотографии увеличивались тем же способом, как это делалось во время франко-
прусской войны.
V. К началу первой мировой войны фотографический процесс принял привычный для нас вид, однако, возможности
микрофильмирования использовали, пожалуй, только немцы. Существует даже легенда, что подлинной задачей Оскара
Барнака (1879-1936) было создание по заданиям немецкого МИДа и военных малоформатной 35-мм пленочной камеры
для микрофильмирования документов. Идея камеры, по-видимому, основывалась на шведском прототипе 1911 года с
форматом кадра 31х49 мм и запасом пленки 30 м. В 1913 году появилась первая модель “Ur-Leica” (Приставка Ur
соответствует немецкому Urbild, означающему “прототип”. В 1913 г. было изготовлено два экземпляра, которые
хранятся в музеях фирмы Leitz и города Мюнхена. Ходили слухи и о третьем прототипе)(рис. 7). Доказательств этого не
существует, однако как объяснить, что первая Leica стала достоянием широкой публики лишь на Лейпцигской ярмарке

в 1925году. Она стала родоначальницей одного из самых знаменитых семейств фотоаппаратов. Все солидные разведки

мира использовали эти безотказные компактные даже по современным понятиям камеры для микрофильмирования
документов.




Рис. 7. “Ur-Leica” — первая модель знаменитого семейства фотоаппаратов рядом со своей пра-правнучкой.
VI. Но истинной шпионской экзотикой, безусловно, является микроточка в ее подлинном виде, созданная талантливым
немецким ученым и инженером Эммануилом Голдбергом (Рис. 8). Сын военного хирурга, принимавшего участие в
Русско-японской войне, родился в Москве 1 сентября 1881 г.

Рис. 8. Создатель микроточки Эммануил Голдберг (1881-1970)
Окончив Московский университет, он уехал в Германию, где работал в Лейпциге у Нобелевского лауреата В.Освальда.
В 1906 году за исследование ионной природы фотографических процессов Э.Голдберг получил звание доктора наук. В
1910 году он создал серый оптический клин для сенситометрии — клин Голдберга.
По рекомендации Освальда он был назначен профессором академии графического искусства и книгоиздательства в
Лейпциге. Два года Э.Голдберг работал в лаборатории Адольфа Мита (Адольф Мит (18662-1927)—немецкий
астрофизик, ведущий специалист того времени в области фотоматериалов с высокой разрешающей способностью) над
проблемами цветной фотографии, а также был лектором в Военной академии в Берлине по курсу фотограмметрии.
Э.Голдберг играл на флейте и любил классическую музыку, но в отличие от своих коллег был не только талантливым
ученым, но и инженером-практиком. В 1914 году участвовал в создании специальных наблюдательных приборов
(создание технических средств для получения микроизображений шло параллельно с разработкой прицелов,
наблюдательных и измерительных приборов, в которых широко использовались различные микрометрические сетки и
шкалы. По сути, при этом решались сходные задачи). В 1917 году разработал автоматическую фотокамеру для

аэрофотосъемки с воздушных шаров, участвовал в создании первых немецких аэрофотокамер для аэропланов тех

времен. В последствии он работал на фирме Карла Цейсса в Дрездене. Но с приходом к власти Гитлера и началом
еврейских погромов досталось и Э.Голдбергу. Вскоре ему удалось выехать во Францию, а в 1937 году он эмигрировал в
Палестину, где основал оптическую фирму и одним из первых занялся приборами ночного видения.
Подобно Гершелю и Брюстеру столетие назад, Э.Голдберг так же задумывался о роли микрофильмирования для
хранения и обработки все возрастающего потока печатной информации. В 1925 году на международном конгрессе по
фотографии в Париже доктор Э.Голдберг продемонстрировал созданный им процесс по изготовлению “микроточек” —
микроизображений с предельно возможными геометрическими размерами. К этому времени он был автором двух
монографий: “Основы репродукционной техники” и “Структура фотографического изображения”
Вот что сообщил на этом конгрессе изобретатель “микроточки” в трех своих выступлениях:
Получение фотографических изображений с высокой степенью уменьшения давно привлекало внимание
экспериментаторов. Самым важным оказалось получение фотографических эмульсий с достаточной
светочувствительностью и практическим отсутствием зернистости. Насколько известно, никому еще не удавалось
одновременно решить обе эти задачи. Опираясь на свои предыдущие работы, мне (т.е. автору доклада Э.Голдбергу)
удалось разработать процесс получения изображения с неограниченной мелкозернистостью, качество которого на
практике определяется лишь совершенством применяемой оптической системы.
При этом использована следующая основополагающая посылка: не использовать фотографическое проявление
скрытого серебряного изображения. Дело в том, что в любом процессе, где проходит химическая обработка солей
серебра (проявление или усиление), происходит заметное увеличение зернистости фотослоя, заметное, разумеется, в
микроскоп.



микроскоп.

В настоящее время известно только два процесса получения фотографических изображений: первый — химическое

проявление скрытого изображения; второй — потемнение светочувствительного слоя, непосредственно освещенного
источником света.
Естественно, что для получения микроизображений с высоким разрешением пригоден только второй способ с прямым
“отпечатыванием” изображения. Очень низкая светочувствительность этого процесса естественно исключает
возможность его использования в обычных фотокамерах.
Опасаясь, что необходимая экспозиция окажется неприемлемо продолжительной, я на первых порах использовал так
называемый “солнечный микроскоп” (в качестве источника света использовались прямые лучи света). Результаты
превзошли все ожидания: необходимая экспозиция получилась столь короткой, что потребовалось введение
“мгновенного” затвора (как в фотоаппарате). Дело в том, что при получении микроизображений происходит
уменьшение линейных размеров, а значит, и концентрация света, пропорциональная квадрату кратности линейного
уменьшения. Таким образом, при уменьшении линейных размеров яркого объекта в 1000 раз освещенность
изображения возрастает в 1 млн. раз (это, разумеется, без учета потерь в оптической системе). В конечном счете, все
свелось к использованию в качестве источника света обыкновенной 30-ти ваттной автомобильной лампы.
Ниже описывается установка, позволяющая изготавливать микроизображение печатной страницы текста с 50-ю
строками на поверхности площадью 0.01 кв. мм (Рис. 9).Величина получаемых символов не превышает при этом 1
микрона. Основу установки составляет обращенная высококачественная фотомикрографическая система — большой
Цейссовский микроскоп, установленный на оптической скамье для защиты от вибрации. Поскольку, как уже было
сказано, определяющим моментом является совершенство используемой оптики, в качестве объектива был использован
апохромат Цейсса для микроскопа (F=4 мм), корригированный для работы совместно с покровным стеклом. Вообще

наилучшие результаты получаются при использовании специального объектива, применяемого в металлографии, и

открытого эмульсионного слоя без покровного стекла.
Рис. 9. Схема установки Э.Голдберга для изготовления “микроточек”
Следует особо отметить невозможность применения гомогенных иммерсионных объективов (погруженных в жидкость и


Следует особо отметить невозможность применения гомогенных иммерсионных объективов (погруженных в жидкость и
образующих однородную оптическую систему), поскольку предлагаемый метод точной фокусировки применим только
для фотографических эмульсий, находящихся в контакте с воздухом.
Непростой задачей было добиться точной фокусировки изображения. Для этого пришлось разработать специальное
приспособление. Грубая фокусировка осуществляется приближением трубы микроскопа к фотопластинке со
светочувствительным слоем до расстояния 0.5 мм, а точная – осторожной подстройкой с контролем по
автоколлиматору. Вначале изображение светового пятна уменьшается и концентрируется, и вдруг становится
раздвоенным и в то же время очень резким. В последующем фокусировку можно заметно упростить, если изготовить
специальное опорное кольцо, которое устанавливается между оправой объектива микроскопа и светочувствительной
пластинкой. Точная высота кольца доводится при помощи тонкого абразива.
Серьезные требования предъявляются к осветительной системе и самому оригиналу. В силу неумолимых законов
оптики получение качественных микроточек возможно только с контрастных штриховых оригиналов, причем именно
негативов с яркими линиями на черном фоне.
В качестве источника света использовалась низковольтная лампа мощностью 30 ватт с плотной спиральной нитью
накала, а роль конденсора выполняла асферическая линза Цейса No 1С диаметром 40 мм. Главное, чтобы, светящееся
пятно полностью заполняло входной зрачок проекционного окуляра.
Для контроля за процессом “пропечатывания” изображения и определения необходимой экспозиции за пластинкой с

эмульсионным слоем устанавливался второй осветитель с обычным конденсором и оранжевым фильтром. При этом в

ходе работы проекционный окуляр периодически закрывался рукой, а через окуляр автоколлиматора в лучах второго
осветителя рассматривалось получаемое на фотопластинке изображение. Оранжевый светофильтр необходим для
предотвращения вуалирования фотоэмульсии.
В качестве светочувствительного материала используется тонкий слой коллоидной эмульсии хлористого серебра,
приготовленный из трех запасных растворов. В состав растворов входят: хлорид лития, нитрат серебра и лимонная
кислота.
Экспозиция во время опытов составляла порядка 10 секунд. Как показала практика, она в значительной степени
зависела от качества химикатов, использовавшихся при изготовлении эмульсии. По завершении процесса
фотопластинка обрабатывалась тонирующим раствором и фиксировалась. Для этого достаточно было буквально по
одной капле растворов. Полученное изображение может быть вырезано и нанесено на другой носитель, как это
делается при изготовлении шкал и сеток для различных оптических приборов.
Если степень уменьшения оригинала не столь высока и размер “микроточки” не менее 0,5 мм, требования к качеству
аппаратуры существенно упрощаются. Объектив от микроскопа может быть заменен на короткофокусный фотообъектив
(F=20 мм). Надобность в проекционном окуляре и автоколлиматоре также отпадает. Фокусировка может выполняться
при помощи мощной лупы или слабого микроскопа.
Так что при соблюдении соответствующих рекомендаций, процесс изготовления микроизображений оказался



Так что при соблюдении соответствующих рекомендаций, процесс изготовления микроизображений оказался
достаточно простым.
Основное значение сообщения Э.Голдберга состояло в том, что он не только подробно описал разработанный им
практический способ получения микроизображений, но и продемонстрировал реальную микроточку — “mikrat”, как он

ее называл, со значительно большим уменьшением оригинала, чем это удавалось сделать раньше. К тому же, на

шестом заседании каждому участнику конгресса был вручен мемориальный экземпляр микроточки, изготовленной
Э.Голдбергом (Рис. 10). Он представлял собой стеклянную пластинку с портретом изобретателя фотографии Нисефора
Ньепса, оправленную в изящное кожаное портмоне. Размер самого портрета не превышал 0,03 мм! Портрет был
окантован кругом, разделенным на 360 секторов с пробелами по 1 микрону. В каждый сектор была вписана цифра
размером 2 микрона.
Рис. 10. Образец микроточки, подаренный Голдбергом участникам конгресса. Вверху — часть изображения
при увеличении 12х, в середине — изображение в реальном масштабе, внизу — микроточка с портретом
Нисефора Ньепса при увеличении 700х.


Нисефора Ньепса при увеличении 700х.
Образцы микроточек Э.Голдберга со временем оказались в Институте оптики Французского фотографического
общества, в музее Кодака, Чикагском музее науки и техники и др. Однако во многих хранилищах их так и не могут
найти!
О последующих события, связанных с таких экзотическим средством из шпионского арсенала, как микроточка, и даже о
сопровождавших их курьезах вы узнаете в следующем номере нашего журнала.