sotrud.ru   1 2 3 4 ... 123 124


американских  культурологов  –  Макса  Лернера

«Развитие цивилизации в Америке» и Йела Ричмонда
«От  „нет“  до  „да“,  или  Как  правильно  понимать
русских». Я никогда не видела этих авторов, но очень
благодарна  им  за  ориентиры,  которые  мне  помогли
в  понимании  некоторых  сторон  современной  жизни
Америки.
 
 
 


 
Глава I
ОНИ И МЫ

  

Два таможенника
 

В  аэропорте  имени  Дж.  Кеннеди  я  жадно
разглядывала  пассажиров-американцев.  Даром,  что
ли, летела в самолете двенадцать часов, пересекла
несколько  стран  и  целый  океан?  Но  чем  больше
вглядывалась,  тем  больше  ощущала  смутное
недовольство. Разочарование, что ли? Вот за три года
до  того  я  была  в  Индии.  Лёту  в  два  раза  меньше,
а  экзотики  –  через  край.  Другой  цвет  кожи,  другие
одежды,  и  эти  смуглые  лица,  и  огромные  черные
глаза.
А тут... Ну, конечно, одеты американцы чуть лучше
(особенно  тогда,  в  начале  90-х).  Держатся  более
уверенно.  Конечно,  в  их  жестах,  походке  заметна
большая  свобода,  раскованность.  Но  в  целом  они,
кажется, не так уж сильно отличаются от нас.
Вот,  например,  сидит  таможенник,  невысокий,
плотный, с пшеничной шевелюрой. Ну чем не кузен
такого же крепыша с блондинистым чубом, который
 
 
 


проверял мой багаж в Шереметьево? Я напряглась в
ожидании неприятной процедуры. Собственно, сама
процедура  возражений  не  вызывала:  тот,  в  Москве,
задавал  необходимые  вопросы,  я  честно  отвечала.
Неприятным был тон – холодный, подозрительный, на
грани безразличия и неприязни.
–  Простите,  мэм,  вы  о  чем-то  задумались?  –
услышала  я  голос  его  американского  коллеги.
На  меня  смотрели  такие  же  светлые  глаза,  но

–  улыбающиеся.  Он  улыбался  все  время,  пока

выполнял  те  же  обязанности,  что  и  его  московский
«кузен». Но одновременно, ни на минуту не прерывая
работы, вел со мной веселый диалог.
– Вы впервые в Америке? Очень хорошо. Надеюсь,
вам понравится. А куда вы теперь? В Чикаго? Тогда
вам  нужен  местный  терминал,  сейчас  я  попрошу
кого-нибудь  помочь,  –  он  нажал  на  кнопку.  –  Вам
повезло:  в  Чикаго  сейчас  отличная  погода,  я  вчера
только  говорил  по  телефону  с  другом.  Впрочем,
про  Чикаго  говорят,  что  если  вам  не  нравится
погода, подождите немного. Она действительно часто
меняется. Счастливого вам пути, мэм!
Я  стояла  за  стойкой  в  ожидании  помощника
и  пыталась  понять,  откуда  это  неожиданное
расположение.  Потому  что  я  впервые  в  Америке?
Потому что я из России (шел 1991 год, год острейшего
 
 
 


интереса  к  перестройке,  Горбачеву)?  Между  тем
мое место у стойки заняли новые пассажиры. Пара
американцев-новобрачных  только  что  вернулась  из
свадебного  путешествия  по  Европе.  Таможенник
работал  так  же  быстро.  И  лицо  его  сияло  той  же
улыбкой.
– А в Париже вы были? О, это моя мечта! Нам с
женой так хотелось туда поехать, но пока не удалось.
Что  вы  успели  посмотреть?  Ах,  как  интересно!  А
теперь в Лос-Анджелес, домой? Нет? Вы туда тоже
впервые?  Я,  правда,  не  знаю,  какая  там  сегодня
погода, но это неважно. Там практически круглый год
светит солнце. Приятно вам завершить ваш медовый
месяц!
Я поняла, что это не личное отношение, а деловой
стиль  общения.  Кроме  общего  доброжелательства
он  предполагает  и  как  бы  некоторую  долю  личного
участия.
 
 
 


 

Улыбка
 

Этот  стиль  поведения  –  приветливость  и

дружелюбие  –  я  потом  наблюдала  чуть  ли  не  на

каждом  шагу.  У  работников  сервиса  и  торговли,
у  коллег  по  работе,  у  малознакомых  людей  и
просто  пешеходов  на  улице.  Американская  улыбка
меня  покоряла,  создавала  радостную  атмосферу,
поднимала  настроение.  Своим  восхищением  я
поделилась  с  коллегой,  приглашенной  из  Франции,
преподавателем социологии Андре Мишель.
–  Как  это  все-таки  приятно,  если  тебе  всегда
улыбаются, правда?
Она помолчала, потом спросила:
– А что значит «тебе всегда улыбаются»?
– Это значит, что тебе рады, – недоуменно ответила
я. –  А  так  бывает,  что  тебе  все  и  всегда  рады?  –
прищурилась она.
– Ты хочешь сказать, что это не всегда искренне?
Пусть  так,  но  это  все  равно  приятней,  чем  хмурые
лица или грубость.
– Зачем ты берешь крайности? И то и другое плохо
– и лицемерная приветливость, и искреннее хамство.
– А что хорошо?
 
 
 



<< предыдущая страница   следующая страница >>