sotrud.ru   1 2 3 ... 69 70


Клодин Бомон

Париж, фиалки и любовь...
приятелей, женщины отвечали ему взаимностью. . И де-
выдался  очень  даже  прохладный.  Арно  ловил  на  себе 
нег всегда было в достатке. 
взгляды женщин, многие явно не прочь были погреть его 
Однако  мнимое  благополучное  высокомерие  скрывало 
в объятиях. В толк не возьмут, почему он, коченея от хо-
от  окружающих  уязвимую,  тонкую  натуру.  Частенько  он 
лода, не достанет из чемодана свитер или куртку. В то 
сам себя невыносимо раздражал. Бедная тетушка Ирэн! Он 
же время многие любовались его статной, мускулистой 
просто обязан был быть в ту минуту с нею рядом, сжимать 
фигурой, широкими плечами и южным  загаром. 
в ладонях ее сухую, узловатую руку. Как он мог опоздать 
Тетушка  Ирэн  оставила  Арно,  единственному  на-
на последнее свидание с той, кого любил больше всего на 
следнику, свой парижский дом. Он знал, что проблем со 
свете?! Как посмел променять ее на девчонку с чувственным 
вступлением в права не будет. Тетушка все продумывала, 
ртом и шоколадной кожей, в которую даже не влюблен?! 
все умела предусмотреть и в данном случае, разумеется, 
Звонок  из  Парижа  прозвучал  как  гром  небесный. 
обо  всем  позаботилась  сама,  даже  открыла  на  его  имя 
Услышав горькую новость, Арно без лишних объяснений 
специальный банковский счет, с которого он мог оплатить 
отправил Марион купить ему билет на завтра, а сам по-
все налоги. Ему только нужно будет после похорон зайти 
пытался притупить внезапную боль марихуаной и ромом 
к нотариусу и подписать бумаги. 
и под конец забылся тяжелым сном в гамаке, натянутом 
Узкий  трехэтажный  дом,  в  котором  тетушка  Ирэн 
в саду между кокосовыми пальмами. Наутро к душевной 
прожила всю свою долгую жизнь, находился на рю Кам-
муке  добавилась  боль  во  всем  теле.  Чтобы  снова  обре-

бон, в первом округе, в двух шагах от Вандомской пло-

сти форму, пришлось прополоскать себя в море. Он даже 
щади. В то уже далекое время, когда мальчик Арно стал 
не успел отряхнуть с ног песок! Так и улетел в Париж: 
важнейшей частью ее жизни, тетушка отошла от дел, и в 
в пляжных шлепанцах, пестрой рубахе нараспашку, ши-
доме воцарились тишина и покой. Арно не застал эпоху, 
роких шортах, с кристаллами морской карибской соли на 
когда в доме было людно, а стены тряслись от хохота моди-
светлых, выжженных тропическим солнцем волосах. Не 
сток, трудившихся на модный дом Ирэн Лафорэ, Maison 
успел ни душ принять, ни переодеться. Марион, его шо-
Couture Ir`ene Lafore^t. Однако вощеный паркет дома еще 
коладная официанточка, на скорую руку собрала чемодан 
хранил следы острых каблучков бесчисленных клиенток, 
и отвезла Арно в аэропорт Принцессы Юлианы. За ба-
а в хозяйской спальне стоял манекен в вечернем платье, 
ром она присмотрит.
сшитом по моде тридцатых. 
В парижском автобусе пляжный наряд резко выделял 
Затворив за спиной тяжелую входную дверь, Арно не 
его на фоне тепло одетых пассажиров: апрель в том году 
удержался и выпалил обычное приветствие: 
8
9


Клодин Бомон
Париж, фиалки и любовь...
— Тетя! Догадайся, кто пришел!
по  телевизору.  Когда  фильм  закончился,  я  повернулась 
Ответа, увы, не последовало.
к  Ирэн.  Она  смотрела  на  экран,  улыбалась,  но  уже  не 
Он медленно поднялся на второй этаж. Удивительно: 
дышала. Так все и кончилось. 
дом хранит запах тетушки Ирэн! Этот запах он обожал 
—  Это ты меня обманываешь, чтобы я не мучил-
с  детства:  так  пахла  только  его  тетушка,  больше  никто 
ся? Как в детстве? Помнишь, сколько ты меня обма-
в  мире.  Сколько  Арно  ее  помнил,  она  всегда  пользова-
нывала?.
лась одними и теми же таинственными духами, которые 

— Клянусь  тебе,  Арно,  это  правда.  Все  случилось 

по специальному заказу готовил доверенный парфюмер. 
именно так, как я рассказала. Кстати, ты не знаешь, кто 
И вот — о чудо — и все жилище, и вещи, которых каса-
такая Вивьен? 
лись руки хозяйки, впитали аромат ее духов. 
— Вивьен? Впервые слышу. А что?
Арно оставил чемодан в своей комнате и зашел в ком-
— Знаешь, перед началом фильма Ирэн вдруг взгля-
нату  Ирэн.  Кровать  аккуратно  заправлена,  шторы  за-
нула на дверь и сказала: «Вивьен, дорогая моя, я знала, 
дернуты, ставни закрыты. Заметив на одном из стульев 
что  ты  меня  навестишь!  Садись  поудобнее,  поближе». 
ее  дорожную  сумку,  в  которую  кто-то  (Анна,  кто  же 
еще) аккуратно уложил тетушкин халат, домашние туф-
Потом  расцеловалась  с  пустотой  и  добавила:  «Как  от 
ли, журналы, книжку и дорожный несессер, Арно чуть 
тебя божественно пахнет!» И рассмеялась. Потом неко-
не разрыдался. В сумке было то, что обычно берут с со-
торое время молчала, будто слушала кого-то невидимо-
бой в больницу, плюс косметика — Ирэн Лафорэ до по-
го, и ответила: «Нет, ну что ты, никогда! Ты же знаешь, 
следнего вздоха заботилась о внешности. Арно прилег на 
я могу сменить любовника, но не парфюм!» И снова рас-
тетушкину  кровать,  закутался  в  шерстяное  покрывало 
смеялась. Меня это испугало — ведь раньше она никогда 
и сам не заметил, как задремал. 
не бредила. Ирэн взглянула на меня и сказала: «Анна, 
Через три часа его разбудила Анна, давняя служанка 
Вивьен  посидит  с  нами,  посмотрит  фильм.  Мы  с  ней 
и компаньонка тетушки. Она начала сбивчиво рассказы-
в  свое  время  были  на  его  премьере  в  Синема  Мариво. 
вать, что всю последнюю неделю. . 
Ты помнишь, правда?» Последний вопрос был обращен 
— Анна, умоляю, избавь меня от подробностей. Мне 
к ней, к Вивьен.
так горько, что меня не было рядом. .

— Наверно, какая-то подруга ее молодости. Не важ-
  —  Арно,  не  кори  себя.  Она  умерла  спокойно,  не 
но. Хорошо, если все было так, как ты говоришь. Я боял-
страдая.  Мы  с  ней  смотрели  «Набережную  туманов» 
ся, что она ждала меня, звала. . страдала.
10
11


<< предыдущая страница   следующая страница >>