sotrud.ru 1 2 ... 33 34


О замысле, осуществлении и критике проекта «Сколково»

(информационно-аналитический обзор: сентябрь 2009 г. – декабрь 2010 г.)

План

Введение

Глава 1. Возникновение замысла создания инновационного центра «Сколково»

1.1. О проблемах, которые М. Калашников поднял в открытом письме президенту РФ Д.А. Медведеву от 15 сентября 2009 г.

1.2. Реакция на открытое письма М. Калашникова

Глава 2. Практические шаги по реализации проекта «Сколково» и его критика

2.1. Практические шаги по реализации проекта «Сколково»

2.2. Критика проекта «Сколково»

Заключение

Введение

Целью этого информационно-аналитического обзора является сбор и систематизация сведений в интересах последующей оценки замысла и практического осуществления проекта «Сколково», что планируется сделать во второй части работы. Указанный в названии обзора период взят потому, что 15 сентября 2009 г. М. Калашников в открытом письме президенту РФ Д.А. Медведеву впервые поставил вопрос о футурполисе, 12 ноября 2009 г. в ежегодном послании Президента Федеральному собранию было впервые заявлено о необходимости завершения разработки предложений по созданию в России мощного инновационного центра, 30 ноября 2010 г. было очередное послание Президента Федеральному собранию. 14 декабря 2010 г. президент России Д.А. Медведев провёл заключительное в этом году заседание комиссии по модернизации. Таким образом, выбранный период времени вполне достаточен для подведения предварительных итогов как в плане работ по проекту «Сколково», так и в более широком плане модернизации нашего государства, страны, улучшения жизни россиян, в которой данный проект играет важнейшую роль.

Д.А. Медведев пообещал, что в нашей стране появится современный инновационный центр. Проект стартует ещё до того, как на территории Иннограда будут построены первые здания. Новая законодательная база позволяет инновационному центру функционировать и реализовывать прогрессивные проекты в виртуальном режиме1.


Ультрасовременный научно-технологический комплекс по разработке и коммерциализации новых технологий решено создать вблизи деревни Сколково, в восточной части Одинцовского района Московской области, в 2 км к западу от МКАД на Сколковском шоссе. Значимость проекта «Сколково» очень велика. На него возлагают большие надежды, планируют выделить значительные финансовые ресурсы за счёт традиционной системы организации науки в нашей стране. Этот проект построен на принципах организации, которые ранее в России не использовались. Велики ставки, но велики и риски. Есть сторонники этого проекта, есть и его противники.

Вот точка зрения сторонников. Д. Медовников, Т. Оганесян, С. Розмирович пишут: «Россия обладает слишком большой и богатой территорией, чтобы удержать её без современных технологий, обеспечивающих обороноспособность и безопасность границ. В России слишком большое население, чтобы обеспечить его работой только по добыче и транспортировке сырья. В России слишком разнообразная структура экономики и слишком сложная техносфера, чтобы позволить себе обойтись без квалифицированных рабочих, инженеров, учёных и учителей. В России слишком умный и творческий народ, чтобы заставлять его быть только потребителем продуктов чужого квалифицированного труда. Наконец, мы обладаем выдающейся инновационной историей, оценки хода которой пока далеки от окончательных…

У России есть собственная традиция организации промышленности, науки и образования. В течение всего ХХ века нашей стране удавалось вести собственные исследования и разработки практически по всему спектру технологий, в результате чего она стала одним из мировых лидеров в технологической области. Начало нового века, несмотря на все сложности, тоже не прошло впустую — за последнее десятилетие созданы многие институты, важные для функционирования национальной инновационной системы (НИС). Вопрос в том, как обеспечить сочетаемость этих институтов с доставшимся в наследство от предыдущего века научно-техническим потенциалом в составе НИС…


Пока созданы ещё не все необходимые элементы этой сети. Например, ощущается недостаток присутствия в России транснациональных корпораций и их научно-исследовательских подразделений. Россия явно опаздывает с участием в этих глобальных процессах, уступая формирующийся рынок аутсорсинговых R&D-услуг другим странам. Чтобы количество создаваемых в России R&D-центров стало сопоставимым с тем, что происходит в Индии, Китае и других странах Юго-Восточной Азии, необходимо предпринять целенаправленные действия, причём на самом высоком уровне…

Меньше года назад президент России Д.А. Медведев объявил о необходимости создания «мощного центра исследований и разработок» в подмосковном Сколкове. А уже сегодня известно, что такие лидеры мирового хайтека, как Nokia, Cisco, Siemens, Microsoft, изъявили желание разместить здесь свои научно-исследовательские подразделения, ещё с рядом компаний и венчурных фондов идут интенсивные переговоры. Если это действительно так и транснационалы поверили, что инновационные инициативы Д.А. Медведева — это «всерьёз и надолго», остаётся развивать успех в этом направлении. Сколково, с его относительно небольшой территорией, тогда станет своеобразной «точкой входа», местом, где зарубежные компании будут получать «царскую грамоту» на то, что их деятельность поддерживается верховной властью. Далее им потребуются экспериментальные и производственные площадки, квалифицированные и недорогие специалисты. За всем этим они отправятся в другие регионы.

Через Сколково зарубежные компании будут продвигаться в другие регионы, а российские инновационные компании, подращённые на базе создаваемой инфраструктуры, получат возможность выхода на грандов индустрии хайтека, венчурные фонды, консультантов и посредников. В качестве инфраструктуры для выращивания собственных инноваций будут использоваться ОЭЗ, региональные технопарки, исследовательские университеты и бизнес-инкубаторы при академических институтах.

Сколково может стать важным узлом инновационной сети и по другой причине. Уже сейчас решено, что будет применяться модель «виртуальных резидентов» — компаний, зарегистрированных в Сколкове (и получивших право на соответствующие льготы), но работающих в других точках страны. Со временем, отработав процедуры предоставления льгот сколковским резидентам и контроля за их применением, эти льготы предполагается распространить и на другие центры инновационной активности. В таком случае Сколково становится центром, контролирующим и координирующим деятельность своих резидентов и региональных центров инновационной активности. Сколково, обеспеченное поддержкой верховной власти, станет надёжным «колпаком», защищающим ростки инновационного будущего от холодных ветров суровой российской экономической реальности»2.


Противники проекта «Сколково» считают, что это пиар перед президентскими 2012 г. выборами, что это вывод федеральных земель из оборота для наживы, что проект иннограда Сколково похож на проект Олимпиады в Сочи: в обоих случаях есть недооценка издержек и переоценка значимости проекта для будущего развития страны и региона, что проект не прошёл ни научной экспертизы, ни широкого публичного обсуждения, главное - не поставлены цели. Пишут, что Сколково станет ремейком знаменитых «потёмкинских деревень», что Сколково будет играть вспомогательную роль в рамках исследований стран-конкурентов. Россия будет довольствоваться ролью падчерицы в такого рода исследованиях, что Наукоград может стать не оазисом передовых технологий, а чёрной дырой, через которую будут выводить капиталы некоторые олигархические структуры, что Инноград в Сколково не предназначен для решения фундаментальных научных задач, где действительно необходимо международное сотрудничество. Практические разработки российских учёных будут использоваться не российскими, а иностранными конкурентами, что перед тем, как начать воплощать в жизнь подобный грандиозный проект, необходима очень серьёзная подготовка, а её не было.

Противники проекта «Сколково» пишут также, что льготный режим может привести к тому, что Инноград превратится во внутренний офшор, а места в нем займут не инноваторы, а компании, близкие к чиновникам. Что за Сколково стоят интересы людей, далёких от науки. В России уже есть места, где очень сильно развит научно-технический потенциал. Это те же Томск, Дубна или Зеленоград. В Дубне, например, создана особая экономическая зона. Там уже миллиард долларов вложен в технопарки, уже есть научные традиции.

Что давайте, мол, сначала договоримся о том, что такое модернизация. Что беда в том, что в старом споре физиков и лириков победили менеджеры. Что современная система управления пронизана коррупцией. Вообще, как бизнес может заинтересоваться коллайдером? Если будут развиваться только оазисы инноваторов, а широкая социальная ткань общества, социальных групп и институтов будет ветшать и оставаться рентно-сырьевой, — тогда рано или поздно широкая социальная система перестанет воспроизводить себя. Должны быть системные реформы в сфере науки и инноваций, а затем — понимание места таких проектов, как сколковский, в общей системе. И т. д., и т. п.


Работа состоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматривается гипотеза возникновения замысла создания инновационного центра «Сколково». Во второй главе систематизирована по месяцам 2010 г. информация, отражающая практические шаги по реализации проекта «Сколково» и его критику. Собранная и систематизированная таким образом информация является базой для последующего прогноза перспектив осуществления проекта «Сколково».

Глава 1. Возникновение замысла создания инновационного центра «Сколково»

1.1. О проблемах, которые М. Калашников поднял в открытом письме президенту РФ Д.А. Медведеву от 15 сентября 2009 г.

На наш взгляд, целесообразно искать истоки замысла создания инновационного центра «Сколково» в середине сентября 2009 г., когда публицист М. Калашников обратился с открытым письмом к президенту России Д.А. Медведеву. Трёхмесячный период с середины сентября по 12 ноября 2009 г. следует рассматривать как время возникновения замысла создания инновационного центра «Сколково». В тот день в ежегодном послании Президента Федеральному собранию впервые заявлено: «Надо завершить разработку предложений по созданию в России мощного центра исследований и разработок, который был бы сфокусирован на поддержку всех приоритетных направлений, именно всех направлений. Речь идёт о создании современного технологического центра, если хотите, по примеру Силиконовой долины и других подобных зарубежных центров»3.

Точно сказать, кто первым выдвинул идею, которая потом вылилась в проект «Сколково», невозможно. Скорее всего, письмо М. Калашникова подтолкнуло власти к перехвату формы этой идеи и наполнению её своим либеральным содержанием. К сожалению, у нас никогда – в отличие от стран Запада – не ссылаются на первоисточник идей, которые потом так или иначе претворяются на практике. Поэтому мы не узнаем, кто был инициатором провалов, были ли это ошибки роста или злонамеренный увод в тупик, или «организационное оружие», или некомпетентность, или просто тупость и жадность: будь-то подзабытые уже «национальные проекты», реформа ЖКХ с её одиозными ТСЖ, пенсионного обеспечения с вороватыми управляющими компаниями и многих других никчёмных и даже вредоносных инициатив. А жаль, ведь работать с первоисточником над исправлением ошибок легче: нужно понять его изначальную логику, найти в ней изъян, предложить альтернативы, обсудить замысел, план первоочередных и последующих действий, их программу… Это и есть политика – искусство возможного.


В этом разделе попытаемся определить, насколько поднятые в письме М. Калашникова проблемы актуальны и реализуемы.

15 сентября 2009 г. в качестве ответа на статью президента России Д.А. Медведева «Россия, вперёд!» М. Калашников опубликовал открытое письмо с предложениями по инновационному развитию4. Письмо дошло до адресата. Из многих тысяч желающих вступить через Интернет в переписку с президентом России Д.А. Медведев выбрал именно М. Калашникова.

16 сентября 2009 г. - сразу же на следующий день - президент России Д.А. Медведев поручил правительству РФ рассмотреть предложение М. Калашникова по технологической модернизации экономики. На встрече с главой аппарата правительства С. Собяниным президент сказал: «Я в разговоре с вами и в рамках поручений, которые давал, сказал, чтобы внимательно относились к различного рода идеям, которые высказываются в области технологической модернизации. Не буду скрывать, и ко мне такого рода предложения поступают. Уже тысячи. На одно из них я обратил внимание, потому что сегодня пестрит весь Яндекс. Некий гражданин Максим Калашников обратился к гражданину Медведеву».

М. Калашников высказывает мнение о необходимости формирования национальной инновационной системы. Он предлагает создать при президенте некий высший инновационный совет народного хозяйства. Калашников пишет, что если у американцев ДАРПА (DARPADefense Advanced Research Projects Agency) существует при Пентагоне, то в России следует создать правление передовых разработок при президенте.

«Он (Калашников) пишет всякие нелицеприятные вещи в отношении власти и от взглядов не отказывается, но, тем не менее, интересы дела требуют стать превыше неприязни. Это ровно то, о чем я говорил, когда мы должны быть в диалоге даже с теми людьми, которые не всегда разделяют наши с вами убеждения», - подчеркнул Д.А. Медведев. «В этой бумаге, которая распечатана из Интернета, говорится о реально технологических проектах. Если есть что-то интересное, то можно на это отреагировать», - отметил Д.А. Медведев, передавая распечатку предложений Калашникова Собянину5.


О Максиме Калашникове. Максим Калашников (настоящее имя — Владимир Александрович Кучеренко) о себе говорит: «Родился в счастливое советское время в Ашхабаде 1966 года, куда судьба забросила моего отца-одессита (Александра Васильевича Кучеренко, делавшего карьеру на южном фронтире СССР) и где он встретил мою маму. Так и появился на свет Вова Кучеренко – помесь украинцев, великороссов и турок. Батя стал перспективным журналистом, работал в «Туркменской искре», его заметили в Москве, пригласили на работу в газету «Правда». В те времена дикого тоталитаризма в Москве искали таланты на местах. Так отец в 1971 г. вошёл в номенклатуру ЦК КПСС и сделался «оком государевым» в Туркмении. Ему дали служебную квартиру с рабочим кабинетом, где стоял телетайп и «батарея» из трех телефонов. Один из них был «вертушкой» - АТС-2. От местных властей отец не зависел, подчинялся напрямую Москве – и должен был следить за тем, как идут дела в республике. Партийная журналистика была антикоррупционной разведкой Москвы.

Александр Васильевич Кучеренко – воспитанник детского дома – всегда был твердокаменным сталинистом и русским патриотом. Таким и меня воспитывал. Дом был полон книг, да и от отца я многое узнавал. В те времена советские дети рано начинали читать – так что жизнь страны и мира я худо-бедно с середины 1970-х отслеживал. Отец хотел, чтобы я стал учёным-историком, а потому учил думать логически, системно. Заразил меня интересом к военной истории. В общем, детство мое было счастливым и солнечным.

В 1978 г. отец с семьей вернулся на малую родину, став корреспондентом «Правды» по Одесской, Николаевской, Крымской и Херсонской областям. В Одессе мне и довелось вырасти, закончить школу в 1983 г. и поступить тогда же на исторический факультет Одесского университета. Сдав экзамены за второй курс, ушёл в армию. Служил в оперативных частях ВВ МВД СССР. Демобилизовался в 1987 г.

К тому времени отец смог обменять квартиру в Одессе на жильё в Москве, нашёл в столице работу – и вот мы стали москвичами. С потерей курса перевелся я в знаменитый МГУ и попал на исторический факультет


В 1987 г. впервые пришёл работать в газету – внештатным корреспондентом отдела науки «Вечерней Москвы». В 1988 г.встретил девушку, что стала моей любимой женой. Мы с тех пор вместе и родили троих детей.

Последующие годы вспоминать трудно. Крушение Союза, боль и унижение, чувство дикого бессилия, отчаяния… Пришлось элементарно выживать. Развал СССР стал трагедией моей семьи и моей личной драмой. Судьба была милостива ко мне: не срезали меня пули карателей в кровавом октябре 1993-го. Но, оклемавшись, сказал себе: «Советский Союз погиб. Вечная ему память и слава! Так начнем же борьбу за создание новой, более сильной, гибкой и умной Империи!»

В новую жизнь вроде бы удалось вписаться. Пошли хорошие заработки, первая слава: в начале 1990-х занимался журналистскими расследованиями, особенно – дел группировки Лужкова в Москве. Потом была семилетняя работа (1994-2001 гг.) правительственным и экономическим обозревателем в официозной «Российской газете». Эта работа обеспечила колоссальные знания. Многое пришлось видеть в поездках с премьером и министрами. Хороший был заработок и на «теневом пиаре». Не чувствую никаких угрызений совести: Максим Калашников на деньги ненавистной ему власти вел работу против неё же.

После 2001 г. ушёл на вольные хлеба. Работаю в разных изданиях, книги пишу...»6.



следующая страница >>