sotrud.ru 1 2 ... 6 7

Новосибирская область


Здвинский район

МОУ Лянинская средняя общеобразовательная школа

Сетевой конкурс «Надёжнее, чем обелиски суровая память сердец…», посвящённый 65 годовщине Победы в Великой Отечественной войне




Номинация «Родные имена»


Работу выполнили

учащиеся 11 класса:

Скидан Валентина

Неваева Анастасия

Забара Валерия

Авриленко Марина

Казарин Виктор
Руководитель:


Волкова Н.В.
с. Лянино

2010г.


Человеческая память жива, пока жив человек.

Она может умереть вместе с ним.

Необходимо сохранить каждого в интересах всего общества…

Работа по накоплению и обобщению материала «Трудные годы войны» ведется в Лянинской школе уже несколько лет. Накоплен большой фактический материал - около пятидесяти воспоминаний односельчан. Уверены, что он позволяет создать более полное представление о данном историческом промежутке, передать атмосферу времени, мысли и чувства людей, а, значит, глубже проникнуть в историю своей страны и осознать место своего села - малой Родины, в судьбе России.

Личное общение со старшим поколением позволяет ребятам понять, что каждый человек по - своему уникален, он уже сам - история.

Выражаем глубокую благодарность односельчанам - за помощь в сборе информации и предоставленные фотографии, а также Козлякиной Е. А., учащимся 11 класса - за большую помощь в оформлении работы.

Руководитель кружка « Краеведение»

Волкова Н. В.

«Вы родом не из детства, из войны…»


Эпиграф:

Года пройдут, но эти дни и ночи


Придут не раз во сне тебе и мне

И пусть вы были маленькими очень,

Вы тоже победили в той войне.


Их отцов забрали на фронт. Их матери вместо мужей встали за станки. А они должны были повзрослеть раньше, работать по дому, помогать. Они – это дети военных лет. Война живет в их памяти, и вспоминаются те годы со слезами на глазах

Вспоминает Скидан Николай Михайлович


Я хочу рассказать о моем дедушке, Скидан Н.М. Он родился в 1936 году в селе Круглозерное Убинского района. Помимо него в семье росли еще шестеро детей. Коля был четвертым ребенком в семье. Родители – Евдокия Кирилловна и Михаил Филимонович, работали в колхозе.
«Московское время: четыре часа…»

Я слышать слова эти просто не в силе,

Поскольку из детства слышны голоса:

Что –

«…Киев бомбили…И нам объявили…»

Да! Да! Началася война!..

Та война,

Что в сердце навеки застряла,

Что в памяти все еще длится она,

Что многое в жизни моей поломала,

Что бедами и через годы достала,

Что даже в далеких потомков попала…
Скажите, но разве же этого мало?

В 1941 году отца забрали на фронт, и семеро детей остались с матерью. «Тогда все отправлялись на фронт, а мы голодали, ведь семья была большая. Старшие сестры и брат ходили работать. Их кормили баландой и выдавали хлебный паек, а у нас и того не было.

В 1941 году один за другим умерли от голода два младших брата. Я плохо их помню, мне тогда пять лет было, а они совсем маленькие. Мать уйдет на работу, а мы с ними нянчились. Помню, что звали их обоих Володьками».

В начале 1942 года семья решила переехать в Лянино. До Лянино шли пешком, добрались на пятый день. Жилья на новом месте не было, жили, где приходилось. Бывало, ночевали под забором. «Мать ляжет, а мы, как котята, приткнемся к ней поближе. Вот так и грелись…».


Спустя некоторое время удалось купить землянку. Она была маленькая, но теплая.

В 1943 году Николай пошел в школу. Ходил босым и полураздетым. «Пока можно было терпеть, завернусь в лоскут и бегу бегом, а как совсем холодно стало – сидел дома».

В начале 1943 года пришла похоронка на отца: геройски погиб под городом Орлом. Тогда дети не могли понять, почему так часто плачет их мама.

Солдатские вдовы,

Солдатские вдовы.

Как только услышу я эти слова,

Встает предо мною светло и сурово

Военное детство и мама.

Вдова.

В тот август, спешащий родною сторонкой,

Вдруг вмиг изменился наш маленький дом.

Он вдруг опустел.

В пустоте – похоронка.

И мама, как лебедь с подбитым крылом.

И я ощутил, как предмет на ладони,

Который как будто нагрели сперва,

Тяжелое слово, упавшее в стоне:

«Вдова»…

Записала Скидан Валентина

Вспоминает Забара Александр Кузьмич




«Воспоминаниями делится Забара Александр Кузьмич, мой дедушка:

- Я родился в селе Лянино 28 июля 1935 года. В семье было 12 детей, восемь из которых умерли еще в малолетстве. Мать звали Хиврей, отца – Кузьма. 3 ноября 1943 года отца призвали на фронт. 28 февраля 1945 года Забара Кузьма - рядовой, стрелок, погиб в бою под Берлином.

Когда началась война, мне было 6 лет. Детство было очень тяжелым. Конечно, мы, дети, рано начали работать. Сеяли вручную с мешочком на шее. Пахали на коровах – я был погонщиком. Дед Попов с нами, ребятишками, работал: навесит нам на шею мешочки, сам идет впереди. Бывало, спросит: «Пойдешь пасти?». А я отвечаю: «Хлеба дашь – пойду». А хлеб-то какой был? Пополам с мякиной.

Идешь пасти – волки кругом. Тогда много зверей было. Люди радовались, когда волк на овечку нападет. Пасли мы как-то вдвоем с матерью, а волк через нее перепрыгнул и схватил овцу. Мать к себе тащит, он - к себе! Отстояли! Мясо себе оставили, наелись…


Грачатами питались: находили гнезда, разоряли, собирали яйца диких птиц, парили их в чугуне. Тем и выжили».
Не было муки. Она была

Более легендою, чем былью.

С лебедою смешанная, с пылью,

Черная – и все-таки бела.

Чем еще ей было нас кормить,

Матери, спасавшей нас от смерти?

Это было творчеством, поверьте –

Тесто из муки такой творить!

Дня не знала, ночи не спала.

А уж сколько редьки перетерла!

Все переборола. Не дала,

Чтобы смерть схватила нас за горло.

…Завывает вьюга за стеной,

Белые сугробы наметая.

Вот она сидит передо мной –

Женщина воистину святая.

Ей бы можно плакать от обид,

Вспомнив всё, что вынесла когда-то.

А она – о свёкле говорит

И спроста краснеет виновато.
Записала Забара Валерия

Вспоминает Анна Григорьевна
«Моя бабушка, Неваева Анна Григорьевна, родилась 24 сентября 1932 года в селе Барлакуль.

В начале войны ей было девять лет. Ее отца – Щербак Григория Иудовича забрали на фронт в июне 1941 года. Мать Елизавета осталась в девятью маленькими детьми на руках. Анна, как самая старшая, во всем помогала матери. В 10 лет пряла шерсть, вязала носки и варежки. В 11 – гребла в колхозе сено, полола пшеницу в поле.

«Все мы видели в годы войны. Только детства у нас не было», - говорит бабушка.

Дети опухали от голода. Приходилось собирать гнилую мерзлую картошку – из нее пекли лепешки. Палили и варили овечьи шкуры, ходили в лес по ягоды. Корзинок не было, поэтому брали глиняные кринки и обвязывали их веревками. Все лето и осень ходили босые, ноги постоянно изранены, в занозах. Ночами спать не могли от боли.

Людей заедали вши и блохи. Мать в чугунах пропарит одежду, день-два вшей нет, а потом опять появляются. Наломаешь полыни, положишь на кровать – только так и уснешь.


Как-то зимой с братом Николаем запрягли собак в сани и поехали за сеном для своей коровы. Увидел это председатель Подусенко и говорит: - Сваливайте сено!

Хочет подойти к саням, а собаки не пускают. Так и не смог забрать. Потом мать в контору вызывали: стыдили, что ее дети сено воруют…

Закончилась война с Германией и отца отправили воевать в Японию. Писем от него долго не было, уже думали, что погиб. Но однажды ночью он вернулся.
«13 лет»

13 лет девчонке.

Кудрявая коса и голос звонкий.

Конец войне. С Востока ждем отца.

Оттуда, где шла битва без конца.

Он едет! Едет! Знают все соседи,

Что мы который месяц ждем отца.
Отец домой приехал пред рассветом.

А я, за день намаявшись, спала,

А я во сне – к нему – цветущим летом

Навстречу торопилась, как могла.
Как светел сон! Свою подушку скомкав,

Старалась волшебство его продлить…

И в этот миг отец сказал негромко,

Склонившись надо мною:

- Аня спит…
Отец попросил накрыть ему на стол, но в доме ничего не было, кроме молока.

Тогда он сказал матери: «Буди детей!». Все встали, радовались, обнимали его, а потом

отец выложил на стол из вещмешка консервы в железных банках. Вот было радости!

После войны Анна закончила семилетнюю школу. В 18 лет её приняли на должность школьного секретаря. В течении многих лет она работала продавцом. В 1954 году вышла замуж за Неваева Луку Григорьевича. Свадьбу играли в Лянино. Коней украшали лентами! Праздничный наряд невесты состоял из черной сатиновой юбки на лямках и белой блузки, а голову украшал венок из цветных лент. Один за другим в семье родились три сына: Владимир, Александр и Виктор. В их дружной семье детей никогда не наказывали, сообща отмечали все праздники. Я люблю и горжусь своей бабушкой, я посвящаю ей эти стихи:

Пусть руки твои огрубели,

Лицо морщинками покрылось,


И волосы давно уж поседели,

Но ты все помнишь, что случилось.

В те далекие, страшные годы,

Война тебя заставила страдать,

Но ты прошла все тяжкие невзгоды,

Наперекор судьбе счастливой стать!

Записала Неваева Анастасия

Вспоминает Еланцев Николай Павлович
- Я расскажу о своем односельчанине – Еланцеве Николае Павловиче. Он родился в селе Лянино в 1936 году в многодетной семье. Вот что вспоминает сам Николай Павлович: «Жили мы в деревянной однокомнатной избушке, крытой соломой, с единственным окном. Кроме стола и полатей ничего в доме не было.

Детство наше выпало на тяжелое, трудное время. Ходили голодные и раздетые. Переели всю траву, какую можно было. Осенью собирали колоски, весной – мерзлую картошку. Во время уборки урожая бегал на поле, просил пшеницы. Дадут мне полведра зерна, насыплю за пазуху и бегом домой.

А дома мололи на самодельных жерновах и пекли лепешки. Печь топили камышом и кизяками. Кизяки делали из навоза, камыш косили вручную. Работать начал в восемь лет.
Военных лет босая детвора,

Достойно презирая хвори,

С отцовским эхом – с криками «ура!» -

Громила неоплаченное горе.

И, недоев твердеющей колбы,

Картошку рассовав в карманы,

Без всякой оглушительной стрельбы

Мы на день уходили в «партизаны».

А жаворонок, словно часовой,

Хранил мальчишеские тайны.

И я частенько, приходил домой

С разбитым носом, так сказать,

Случайно.

Да что та кровь в сравнении с войной!

Мы боль отцов переманить хотели.

Как было это все давно,

Но мы еще не постарели.

В 1944 году, 20 апреля, мне поручили пасти телят. Весна стояла холодная, босые ноги невыносимо мерзли. Теленок оправится, а я в эту лепешку суну ноги и греюсь. Еды с собой не было, ел прошлогоднюю траву и пил воду из луж.


И все-таки мы оставались детьми, несмотря на все тяготы: шалили, смеялись, играли – если выпадали свободные минуты.
Записал Казарин Виктор

Вспоминает Гавриленко Екатерина Николаевна
- Моя бабушка, Гавриленко Екатерина Николаевна, родилась перед самой войной – 13 июня 1941 года в небольшом поселке Половинное Доволенского района. Катя была последним, шестым ребенком в семье. Родители трудились в колхозе разнорабочими.

Через девять дней после рождения девочки началась война. Отца, Николая Кузьмича, сразу же забрали на фронт. В 1942 году ушел воевать старший брат Михаил, в 1943-м – брат Василий. Руки мамы Анисьи Степановны не знали отдыха и покоя: всегда в работе и домашних хлопотах. А сердце болело от постоянной тревоги за мужа и сыновей. Почтальона ждали и его же боялись: что за весть принесет он в своей сумке? Солдатскому «треугольнику» радовались, как чуду.




Письма с фронта нам под вечер приносили.

Сразу забывались ожиданья дни.

Чтобы письма были, всех святых просили.

Только те святые – что они могли?

…письма мы по очереди брали в руки.

Лишь потом садилась мама у окна,

Тихо радостью малиновою рдея,

За плечом поправив длинную косу…

Говорила бабушка:

- Читай, Клавдея, -

И стирала кончиком платка слезу.
В 1945 году отец и старший брат вернулся с победой, а на Василия пришла похоронка.

В 1946 году на семью обрушилась еще одна беда: грозою убило мать Анисью. Для овдовевшего отца эта потеря оказалась страшнее, чем все ужасы войны. «Трудно было ему с нами, - вспоминает бабушка. – Как только смогли выжить?

Налоги были огромные. Бывало, вырастишь какую-нибудь живность и отдашь ее всю на налоги. Зарплату не платили – тогда колхозники работали за трудодни. За год работы отец как-то получил полмешка муки да три литра подсолнечного масла!


На всех сестер была одна фуфайка. Сапоги отец шил сам, из бычьей шкуры. Они то засыхали в камень, то разбухали от влаги и становились неподъемными. Вот такая была у нас обувь, без замочков и каблучков.

После войны люди продолжали голодать: хлеба не было долгих девять лет. Выручили картошка да лебеда.
Лебеда, лебеда –

Лет военных еда.

Помню, мама, вздыхая, варила.

- Как-нибудь проживем

С лебедою вдвоем, -

С невеселой улыбкой шутила.

Дети в школьном саду

Рвут сорняк-лебеду.

Я смотрю и сказать им не смею,

Что спасла лебеда

Нас в голодном году,

Что траву эту с детства жалею.
В 1954 году дождались богатого урожая, наша семья получила на трудодни 100 центнеров. С этого времени мы забыли про голод, стали лучше одеваться. С малых лет я вместе с сестрами трудилась в колхозе. На ферме вручную доили коров и раздавали корма. Раз в месяц в сельский клуб привозили кино, вечерами молодежь танцевала под гармошку. За свою нелегкую жизнь ей пришлось работать и пекарем , и банщицей…Бабушка прожила свою жизнь ради своих близких. Мы, её дети и внуки, всегда чувствуем её любовь и заботу. Для нас она самая лучшая!
Записала Гавриленко Марина

Вспоминает Есешкина Нина Ивановна
- Моя бабушка, Есешкина Нина Ивановна, родилась в 1932 году в Белоруссии, в городе Витебске. О первых минутах начала войны она вспоминала: «В небе над городом ревели вражеские самолеты. Казалось, немцы надвигаются со всех сторон. Это было, как страшное затмение.

Немцы выгоняли людей из их жилищ. В хороших домах они расквартировывались, а плохие сразу же сжигали на глазах у жильцов. Перепуганных людей, как скот, гитлеровцы погнали на станцию. Тех, кто не мог или не успевал идти – добивали.

Затем погрузили в вагоны-товарняки и повезли в рабство, в Германию. Люди страдали от тесноты, холода и голода. Ужас охватывал при мысли о том, что ждет их впереди».


В рабство везли и поодиночке, и целыми семьями. Нинина мачеха опекала и заботилась о ней и еще о трех детях. Но так случилось, что младшая сестренка Нины заболела тифом, и фашисты оставили всю семью в Польше.

Ни денег, ни еды, ни крова у них не было. Маленькая Леночка умерла. Семья скиталась по чужой стране в надежде выжить и вернуться домой. Наконец, им повезло: братьев наняли пасти скот зажиточные поляки, а Нину взяли нянькой своему ребенку.

В семье к русским относились неплохо, их кормили. Но, когда закончился сезон выпаса скота, ребят отправили со двора.

В Польше они оставались до окончания войны. Домой вернулись только Нина, Виктор и Петр.

Их Родина лежала в руинах. Народ, сокрушивший Гитлера, все еще терпел голод и лишения. Но это была их земля, с которой они разделили и слезы, и горе, и долгожданную радость.

После войны жизнь легче не стала. Не вернулся с фронта отец, пропал без вести. В деревне царили голод и нищета. Собирали осенью в поле колоски, а весной мерзлую картошку. Но страшные времена остались позади. Нина Ивановна вышла замуж за Есешкина Григория Семеновича, родила и воспитала троих детей, нежно любила своих внуков.

Бабушка, любимая, родная,

Как ты это все пережила?

Ты не знала детства, ласк не знала-

Все взяла проклятая война!

Немцы, взрывы, стоны, крики,

Гибель близких и родных людей.

Черной краской выкрасили лики

Добродушных, маленьких детей.

Мамину любовь, тепло, заботу,

И плечо любимого отца

Заменили голод и работа,

Холод, страх и муки без конца.

Жизнь прошла, в ней мало счастья было:

Горе перетянет на весах.

И все то, чего ты заслужила,

Пусть воздастся там , на небесах.

Записала Есешкина Нина



следующая страница >>