sotrud.ru 1 2 ... 119 120







..........................................................
ГЛАВА 1
У меня есть вредные привычки, и я не намерен с ними
расставаться. Хотя на проблему можно посмотреть и с
другой стороны.
Давайте разберемся, что следует считать пагубными
пристрастиями. Употреблять спиртные напитки? Курить
сигарету за сигаретой? Волочиться за каждой юбкой? Го-
тов поспорить с вами. Редкий мужчина откажется от
рюмки хорошего коньяка, качественной сигареты, кра-
сивой женщины. Впрочем, кое-кто предпочитает другой
сорт спиртного, не всем по душе то, чем наслаждаюсь я.
Многие парни любят водку или вино, но суть дела от
этого не меняется. У меня есть приятель, Сеня Рокотов,
давно и счастливо женатый на вздорной Анюте. Так вот,
весело проведя пару часов с очередной любовницей, Се-
мен, прежде чем заявиться домой, поступает неординар-
но. Он выискивает какую-нибудь строительную площад-
ку, чем грязней, тем лучше, и самозабвенно топчется на
первом этаже возводимого здания, извозюкивая в це-
ментной пыли дорогие ботинки. Потом, даже не подумав
почиститься, Рокотов влезает в свой роскошный джип и
катит к Анюте. Супруга открывает дверь, в руках у нее
нет скалки, но выражение ее лица таково, что большая
часть мужиков мигом бы упала на колени.
— Где ты был? — Ледяным голосом спрашивает
Анюта.
— К любовнице ездил, — сообщает чистую правду
Сеня.
И тут его ласковую женушку просто сносит с катушек.
— Врун! — вопит она. — Посмотри на свои туфли!
Опять сам показывал клиенту квартиру? Ну сколько раз

6 ........................................................
Дарья Донцова
тебе, козлу, говорить: не шляйся по недострою! Для это-

го есть специально обученные люди. Ты же хозяин ог-

ромной строительной корпорации, а не риелтор хренов.
Скройся с глаз!
Анюта считает вредной привычкой посещение стро-
ек. Вот вам придет в голову такое? То-то и оно!
К чему это я занудничаю? Да просто так, от плохого
настроения и нахлынувшей депрессии. А еще оттого, что
одна из моих привычек — жить спокойно в своей комна-
те, зная, что никто без особой необходимости не ввалит-
ся ко мне, — теперь грубо нарушена.
Я с детства любил одиночество. Отец рассказывал,
как в момент прихода гостей маленький Ванечка стара-
тельно отворачивался от милых тетенек, пытавшихся об-
нять или поцеловать его, и мигом ушмыгивал в детскую.
Сколько раз мне доставалось от Николетты за подобное
поведение!
— Вава, — злилась маменька, — не будь букой, изволь
улыбаться людям и поцелуй Коку.
Один раз я по малолетству попытался сказать родите-
лям правду.
— Не хочу целовать.
— С какой стати? — взвилась Николетта. — Кто спра-
шивает о твоих желаниях? Изволь делать то, что велят!
Живо обними Коку и Маку.
Но я в тот день решил проявить несвойственную мне
настойчивость и попытался объясниться.
— От Коки ужасно пахнет сладкими духами, а Мака
противно слюнявит мне щеку, просто тошнит от них
обеих!
Гнев, павший на голову маленького Вавы, был на-
столько ужасен, что потом до десяти лет я безропотно
выходил вечером в прихожую, шаркал ножкой, кивал го-
ловой и с тоскливой улыбкой выслушивал щебетание
усыпанных каменьями дам.
— Ах, Вава, ты так вырос! Просто невероятно, только
посмотри, Николетта! Совсем взрослый мальчик!
Наверное, следовало сказать:


.........................................................
Рыбка по имени Зайка
7
— Что вы так удивляетесь? Ведь приходите сюда два
раза в неделю и видите меня постоянно!

Но, повторюсь, до десяти лет я стоически терпел объ-

ятия, поцелуи и прикосновения чужих, пахнущих раз-
ными, не всегда приятными ароматами рук к своей голо-
ве. А еще есть категория людей, которые обожают щи-
пать детей за щеку, приговаривая: «Красавец растет». Не
знаю, как другие малыши, а меня корежило от такой
«ласки».
Перейдя в четвертый класс, я внезапно понял, каким
образом можно избавиться от напасти. Когда Николетта,
разряженная в пух и прах, влетала в мою комнату с во-
плем: «Как? Ты еще не в костюме? Немедленно одевайся
и иди в гостиную, Кока пришла!» — я медленно отрывал
глаза от книги и покорно говорил:
— Уже бегу, только напиши записку.
— Какую? — настораживалась Николетта.
— Ну... обычную... «Ваня Подушкин не выполнил се-
годня уроки, потому что дома были гости!»
Первое время, услыхав такую просьбу, Николетта
восклицала, выпихивая меня в коридор:
— Ну и ерунда! Конечно, напишу! Эка проблема.
Но я не ждал мгновенного успеха, был упорен, словно
китаец, перебирающий рис, и в результате добился нуж-
ного эффекта. Через месяц после начала «акции» моя
классная руководительница, заслуженная учительница
РСФСР, дама, увенчанная за свои заслуги орденом, зая-
вила на родительском собрании:
— К сожалению, в нашем классе не все благополучно.
Ваня Подушкин, вероятно, останется на второй год.
И мальчика нельзя обвинять, учиться ему мешает се-
мья...
Гневные обличения полились на Николетту, на столе
появились все написанные ею цидульки, родители с не-
скрываемым возмущением смотрели на маменьку. Ни-
колетте, красной от злости, пришлось оправдываться. В
советские времена вечеринки считались делом несерьез-
ным, почти порочным, а мать, разрешающая сыну не де-



следующая страница >>