sotrud.ru   1 ... 117 118 119 120


342 .....................................................

Дарья Донцова
— Лизочка! — воскликнул я.
Девушка ухмыльнулась:
— Эх, Ванечка! Ты балбес, хотя и милый. Жаль толь-
ко, что слишком любопытный.
— Вы ее знаете? — спросил один из мужчина.
— Да, конечно.
— Можете назвать имя?
— Лиза Бондаренко, прораб и хозяйка фирмы по ре-
монту квартир, она...
— Она же Лолита Кисова, — сказал за моей спиной
Макс.
— Ты с ума сошел! — подскочил я. — Лизочка, это же
неправда!
Она поморщилась:
— Правда. Фамилия Бондаренко досталась мне от му-
жа, с которым я вскоре развелась. Имя Елизавета я в дет-
стве не любила, поэтому и велела всем звать себя Лоли-
той. Шикарно показалось. Только я выросла, преврати-
лась в Бондаренко и стала откликаться и на Лизу, и на
Лолу. Вернее, Лолитой я осталась лишь для прежних
знакомых. Клиентам, естественно, представлялась Ели-
заветой, а вернуть себе девичью фамилию времени не
было.
Я рухнул на услужливо подставленный кем-то стул и
прошептал:
— Но вы же вроде собирались бежать из России, за-
чем же договорились с Норой о ремонте?
Лиза криво улыбнулась:
— Знаете, я помогаю следствию, потому что раскаива-
юсь и откровенно отвечаю на вопросы. В Англию мне
нужно было выезжать не завтра, ремонт бы завершился,
а Нора отлично платит! Она не скряга, да и вы милый,
только глупый, но ничего, в хороших руках можете брил-
лиантом засверкать.
— Где же вас Элеонора отыскала? — пробормотал я.
Лиза звонко рассмеялась:
— О, мы же куче бизнесменов ремонт сделали! Рабо-
таем суперски. Твоя хозяйка, Ванечка, нам за скорость


......................................................
Рыбка по имени Зайка
343
приплатила, очень уж ей хотелось апартаменты в рекорд-
ный срок в порядок привести. А если клиент такие бабки

отстегивает, то я сама им занимаюсь, как прораб, ха-ха.

Я старался унять дрожь в руках. Конечно, меня удиви-
ла способность Лизы быть с рабочими и торговцами ма-
терщинницей, а со мной нежным цветком, но я и не по-
дозревал, до какой степени она двулична!
— Услышав мой рассказ и просьбу изобразить из себя
Таню Скрябину, вы решили немедленно убить Ванечку
Павловича? — выдавил я из себя.
Лиза отвернулась, а перед моим носом возникла бу-
мажка.
— Подпишите тут, — велел один из мужчин.
Я пришел в себя, вынул из кармана ручку... и услышал
вдруг голос Лизы:
— Нет, Ванечка. Можешь верить или нет, но ты мне
понравился. Милый, глупый, плюшевый мишка, не при-
способленный ни к чему на свете. Я бы не стала тебя
убивать, просто напоила бы снотворным и...
— Не врите, Бондаренко! — рявкнул Макс.
Лиза порозовела:
— Правду говорю. Хотите докажу?
— Ну, — насупился Макс, — и каким же образом?
Лиза посмотрела на меня:
— Скажи, Ваня, откуда ты эту прелесть взял?
Я взглянул на вынутую из кармана льняного пиджака
золотую ручку с ярко-красной шишечкой на конце.
— Мне ее Владилен Бурмистров подарил.
— Вот! — Лиза подняла вверх пальчик. — Если бы я
хотела Ванечку убить, ни в жизни бы не призналась, а я
говорю: Ваня, выбрось-ка ты это стило подальше. Мы
его специально заказывали с этой красной бомбошкой,
чтобы в него «улучшитель» для Бурмистрова засунуть.
Кто ж знал, что он тебе эту ручку передарит, мы прямо
всю голову сломали, отчего мужик вдруг выздоровел,
ведь так раньше не случалось: все либо помирали, либо
расцветали.
Секунду я глядел на «золотое перо». Вот почему мне


344 .....................................................
Дарья Донцова
было плохо, вот отчего я впадал в гнев, вот по какой при-
чине, нацепив пиджак, потерял сознание.
Я швырнул ручку на середину комнаты. Присутст-

вующие шарахнулись в сторону. Лиза тихонько засмея-

лась.
— Надеюсь, за этот добрый поступок мне скостят
срок, а благодарный Ванечка пришлет в тюрьму мешо-
чек сухарей.
Тихий смех Лизы перешел в громкий. Девушка согну-
лась пополам и хохотала, хохотала, хохотала... а все при-
сутствующие, оцепенев, смотрели на ручку.
ЭПИЛОГ
История, только что рассказанная мною, завершилась
совсем не так, как вы предполагаете.
Спустя довольно длительное время после описанных
событий Макс, придя в гости, сказал мне:
— Знаешь, оказывается, все бред!
— Что? — удивился я.
— Да «улучшитель», он не работает. Это просто какая-
то железка, нам уже объяснили те, кто забрал к себе дело.
Сначала сообщили, что оно уходит из нашего ведомства,
а теперь вот такой вывод.
— Отчего же все умирали? — изумился я.
Макс скривился:
— От инсульта, инфаркта, воспаления легких, гипер-
тонии...
— Но...
— Вот тебе и «но», — неожиданно вскипел Макс.
— Но я сам начал немотивированно злиться! А когда
ручку отдал, снова вернулся в привычное состояние.
— Тебя доконала жара!
— Макс?!
— Что!!!
— Значит, получается, они не виноваты?
— Кто?


......................................................
Рыбка по имени Зайка
345
— Луис и Лола-Лиза? Тогда с какой стати фотографу
убивать Надю и Иру? А Римму? Макс, в деле полно не-
стыковок!
— Ваня, — рявкнул приятель, — меня уполномочили
тебе сказать: «улучшитель» — сказка! Понял? И лучше
тебе обо всем молчать.
— Но Луис и Лола-Лиза! Они же...
— Луис арестован. Он убил Надю, Иру и Римму из
ревности.
— Ну не чушь ли! Троих сразу приревновать никак
нельзя.
— Ваня!
— Ладно, молчу! Ему дадут пожизненное заключение?
— Нет, лет десять, впрочем, я точно не знаю.
— За три смерти?!
— Ваня!!!
Я молча уставился на Макса. Все понятно, Луису по-

обещали предельно короткий срок, если он навсегда за-

будет про «улучшитель» и станет озвучивать идиотскую
версию о ревности. Наверное, судебное заседание будет
закрытым.
— А Лола-Лиза? С ней что? Только не говори, что она
вообще ускользнула от правосудия!
— Да нет, — протянул Макс, — она в СИЗО. Пред-
ставляешь, отпустили девицу под подписку, она поехала
домой, нарушила правила, ее остановили сотрудники
ГАИ и нашли в машине героин, много, почти полкило.
Сидеть теперь ей за дурь.
— Права была Кисова, назвав меня плюшевым миш-
кой, глупым и наивным, — вздохнул я, — жизнь бывает
страшней, чем самая жуткая книга.
— Ваня, — улыбнулся Макс, — ты мишка! Но мишка
по имени Тигр.
— Рыбка по имени Зайка, — засмеялся я.
— Ну это уже слишком, — хмыкнул Макс.
— А что с Петром Победоносцевым? — напрягся я.
— Его увезли в другую лечебницу, — медленно протя-
нул Макс, — вроде в очень хорошее место, и кормят от-


346 .....................................................
Дарья Донцова
лично, и врачи великолепные, и лаборатория имеется,
суперсовременная. Думаю, Петр наконец-то совершен-
но счастлив. В новой клинике ему предоставлены все
возможности для работы.
— Понятно, — растерянно кивнул я, — все ясно.
Ремонт к приезду Норы я все же успел сделать, но о
том, какой ценой мне это далось, расскажу как-нибудь в
другой раз.
В начале осени мы с Николеттой провожали Мэри.
Тетушка, весело сверкая глазами, прошла таможню.
Приехала она с одним саквояжем, а улетала назад с де-
сятком чемоданов. В порыве щедрости Николетта отдала
сестре чуть ли не весь свой гардероб.
Когда последний кофр благополучно проехал ми-
мо парня в форме, Мэри бросилась Николетте на шею.
— Милая!
— Дорогая, — заломила руки маменька.
— Я вернусь. Скоро!
— Обязательно, жду!
Чмок, чмок, чмок.

Мне тоже досталась парочка поцелуев. Маша нам

ручкой, на которой посверкивали колечки Николетты,
Мэри дошла до паспортного контроля и... хоп, оказалась
за границей.
— Хочу кофе, — заявила маменька, — и дорадо! Здесь
есть ресторан?
— По-моему, вон там, — ответил я.
Мы нашли трактир, сели у окна и стали любоваться на
самолеты.
— Вон тот увозит Мэри! — воскликнула Николетта. —
Видишь, выруливает, написано на боку «USA».
— Может, она и не в этой железной птице, — улыб-
нулся я.
— Нет, в нем!
— Лайнеров с американским флагом много, — решил
поспорить я.


......................................................
Рыбка по имени Зайка
347
— Нет, она там. Я знаю!
— Откуда?
— На нем прилетела и на нем улетает. Я запомнила, у
всех буквы синие, а этот самолет с красными.
— Ерунда, — засмеялся я, — если человек прибыл в
Москву на одном лайнере, то вовсе не значит, что он на
нем же отправится обратно...
И тут я поперхнулся, а вилка выпала из моей руки.
Николетта раскрыла сумочку, вытащила пиносол,
капнула в нос и воскликнула:
— Ура, я снова дышу!
Мои глаза уставились на лекарство. Пиносол! Ма-
менька никогда не покупала его раньше. Пиносол? Пи-
носол!!! А еще Николетта только что сказала про буквы
на самолете: «Я их запомнила».
— Погоди, Николетта! Что значит, ты запомнила? Мы
же не успели встретить Мэри, она сама на такси приеха-
ла.— Вот черт! — воскликнула маменька.
Я разинул рот:
— Ты Мэри!
Спутница хихикнула:
— Ну, мы, в принципе, не сомневались, что ты дога-
даешься. Правда, я думала, что через месяц, не раньше!
— Николетта летит в Америку?
— Ага.
— Вы с ума сошли!
— Вовсе нет!
— Ее арестуют!
— С какой стати? Ни таможенник, ни пограничник
ничего не поняли! Мы же близнецы.
— Николетта не говорит по-английски!!!

— И что? Я сама всего пару слов знаю, наша колония

десятилетиями живет обособленно от американцев.
— Ее раскусят!
— Кто? Муж мой давно умер, детей я не имею! Потом,
она вовсе не собирается сидеть дома, будет путешество-
вать по стране.


348 .....................................................
Дарья Донцова
— Но у нее нет денег!
— Как это? А мои кредитки? Там полно средств, а
подписи у нас идентичные!
— Так вот почему было столько багажа, — запоздало
сообразил я.
Мэри хихикнула:
— Нико жуткая шмоточница, вот тут мы с ней раз-
нимся, я предпочитаю путешествовать налегке. Впро-
чем, есть еще одно отличие. У меня на левой руке шрам
от ожога, вот тут, видишь?
Я уставился на отметину. Значит, это не сон, у Нико-
летты шрама нет.
— Ваня, — укоризненно сказала Мэри, — что за все-
ленская скорбь в глазах? Нико мечтала побывать в США,
я хотела подольше пожить в Москве! В чем проблема?
— Вы сумасшедшие, — простонал я. — Что скажут ок-
ружающие?
— Фу, Вава, ты трус! Никто ничегошеньки не заме-
тит! — весело воскликнула Мэри. — И потом, такие кра-
сивые и умные девушки, как мы, продумали все до дета-
лей. Вот слушай! Нико...
Я смотрел на размахивающую руками Мэри и совер-
шенно не вслушивался в ее торопливую речь. Красивые,
но глупые девушки обычно считают себя умными, и это
сходит им с рук, потому что окружающие, в общем-то,
недалеко от них ушли.
Почему-то красота и глупость считаются синонимами
молодости, люди полагают, что в пожилом возрасте они
непременно умнеют. Да, некоторые и впрямь мудреют
на пороге пенсии, но не все и не всегда. Старость и ум
идут рука об руку, но иногда старость приходит одна.




<< предыдущая страница