sotrud.ru 1 2 3



Василий Сигарев




ПЫШКА

Пьеса в двух действиях по мотивам одноимённой новеллы Ги де Мопассана.
Действующие лица:

Элизабет Руссе, она же «Пышка»

Корнюде, молодой человек

Чета Луазо

Чета Юбер де Бревиль

Прусский офицер

Хозяин «Торговой гостиницы», Фоланви

Двое монахинь-сиамских близнецов с чётками


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

В ту ночь шел снег.

«Белые мелькающие хлопья всё падали и падали на землю; они стерли очертания, опушили предметы льдистым мхом; и в великом безмолвии затихшего города, погребённого под покровом зимы, слышался лишь зыбкий, неясный, неизъяснимый шелест падающего снега, - скорее ощущение звука, чем самый звук, лёгкий шорох белых атомов, которые, казалось, заполняли всё пространство, окутывали весь мир».

А город тот, где шёл снег, назывался Тот. И стоял на его окраине постоялый двор «Торговая гостиница». И хозяйничал в той гостинице хозяин по имени Фоланви. И был этот самый Фоланви огромный, толстый и жёлтый, как тыква и страдал он от непонятной болезни, когда всё тело чешется, а паразитов каких-либо не обнаруживается. И вот в тот самый день, когда шёл снег, сидел Фоланви на первом этаже своего заведения, среди корявой нетесаной мебели, среди груд расколотой посуды на полках, среди кучек мышиного помёта, среди толстого слоя рыбных, цыплячьих, гусиных, индюшачьих, бараньих, говяжьих, лягушачьих, голубиных и свиных костей на полу. Сидел Фоланви и чесался. Чесался и сидел.

А снег всё шёл и шёл.

И длилось это уже час или два. А может и несколько дней.

Но вдруг…

Дверь распахнулась. Впустила ветер, липкий снег, черную кошку с белой гривой, мокрую рваную газету и несколько человек людьми - женщинами, мужчинами и одной или двумя монашками-сиамскими близнецами с чётками. Монашки, не смотря на то, что они и были близнецами, совсем не были похожи друг на друга. Одна была древняя старуха, с ввалившимися глазами, другая – совсем юная и свежая девочка. Кроме всего прочего, вместе с людьми, впустила дверь и множество всевозможных котомок, узелков, картонок, шляпных коробок, корзинок и саквояжей.


Дверь снова закрылась.

Ветер сбежал. Снег упал на пол и растаял. Кошка прыгнула за шкаф и исчезла. Котомки, узелки, картонки, шляпные коробки, корзинки и саквояжи полетели в угол. Люди, включая монашек-сиамских близнецов с четками, принялись отряхаться, переговариваясь.

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. (Она длинная и худая, как палка. Имеет усики. Говорит басом.) Во имя всего святого сборища, с моей стороны так дуло, что я обморозила всю левую половину правой стороны спины!

ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА. (Она маленькая, как пивная кружка. Пищит.) Не говорите! Просто безобразие какое-то! Кто только позволил так бесчинствовать погоде?!

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. (Высокий, стройный, но с сифилическим носом.) Бардак просто! Такого не было, если мне не изменяет память, лет сто. Или двести…

ВТОРОЙ МУЖЧИНА. (Очень головастый, но мозг, видимо, не занимает все пространство ему уготованное.) Это всё из-за войны. Правительству некогда заниматься таким пустяком…

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. Думаете?

ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Уверен. Я очень сведущ в подобных тонкостях материях.

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Какой же это пустяк, милейший?! Моя спина, в особенности, её левая половина правой стороны или наоборот, я уже забыла… Вся моя спина сморожена, а вы говорите, пустяк.

ДЕВУШКА. (Пухленькая, кругленькая, с большими детскими ресницами.) А я предлагала вам поменяться, но вы почему-то… А у меня теплая шубка…

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. С вами?! Поменяться?! Оказаться на вашем месте?! Жуть, во имя всего святого сборища! Это чревато для здоровья… Жуть. (Её передернуло.)

ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА. Жуть… (Её тоже передёрнуло.)

Девушка покраснела.

Молодая монашка захихикала. Зазвенели чётки.

Старая угрожающе посмотрела на молодую. Скривила рот.

Молодая показала старой язык.

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА. (Красив и молод.) Вы не должны так, сударыня…

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА. Молодой юноша, не суйтесь, ради всего святого сборища!

Старая монашка беззвучно зашептала «отче наш».

Молодая послала Третьему воздушный поцелуй.

Чётки снова зазвенели.

Я получила воспитание от лучших и благороднейших наставников и потому знаю, как я должна, а как нет. Ясно вам, сударь… Ой! (Согнулась пополам, обняла себя за спину.) Ой! Ой! Дорогой, грелку! Две! Семнадцать! Двадцать восемь! Скорее!

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА (кинулся к узлам и котомкам). Где?! Как оно выглядит?!

ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Я покажу. Я очень сведущ в подобных тонкостях материях.

ДЕВУШКА. У меня есть…

ПЕРВАЯ ЖЕНЩИНА (разогнулась). Вашу?! Боже упаси! Ради всего святого сборища! Лучше смерть! Ой! (Снова согнулась.) Дорогой, грелку!

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА (увидел хозяина, щелкнул пальцами). Гарсон, грелку!

ХОЗЯИН (лениво приподнял голову, вынул записную книжку). Еще што будите?

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. Еще? Что нам еще? Скорее… (Глядит на Второго.)

ВТОРОЙ МУЖЧИНА. Бордоского пять бутылок… Пива десять… Заячий паштет из зайца. Сала из свиньи. Чесночную колбасу с чесноком. Одиннадцать крутых яиц, сваренных вкрутую. Окорок. Хлеба. И… И…

ВТОРАЯ ЖЕНЩИНА. И дичь…

ВТОРОЙ МУЖЧИНА. И дичь. (Кивнул на Первого.) Граф платит.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. И дичь. Граф платит. (Спохватился.) Как? Почему? Граф это я… Граф не платит. Выполняйте!

ХОЗЯИН. Всё?

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. Всё. Выполняйте…

ХОЗЯИН. Разбежались… (Опустил голову на руку, чешется.)

Долгая пауза.

Первая снова разогнулась.

Все стоят с открытыми ртами.

Старая монашка теребит чётки, молодая - пританцовывает.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА. Сударь, вы не поняли. Я граф Юбер де Бревиль. Почётный член франкмасонского ордена. А это мои спутники. (Указал на Первую женщину.) Моя супруга, графиня де Бревиль. Мать пятерых… Детей, к счастью, не имеем. (Указал на Второго мужчину.) Господин Луазо. Собственник. Потомственный.


Г-Н ЛУАЗО. Не потомственный, граф. Всё нажито исключительно на собственной голове и способностях умищи. (Похлопал себя по черепу.) Также член франкмасонского ордена.

Г-Ф ЮБЕР. Господин Луазо. Собственник. Не потомственный. Также член франкмасонского ордена. (Указал на Вторую женщину.) Госпожа Луазо. (Третьему.) А это… Как вас, юноша?

ТРЕТИЙ МУЖЧИНА. Корнюде. Борец, обличитель и демократ.

Г-Ф ЮБЕР. Юноша Корнюде. Просто. И… (Поглядел на девушку, перевёл взгляд на монашек.) И две святые девы при нас. Или они как одна идут?

Молодая монашка зацвела.

Старая потупила взор.

Чётки зазвенели.

ХОЗЯИН (встал, разглядывает монашек). Святой колорадский жук! Чего это они? Такие… Вместе…

КОРНЮДЕ. Чудо природы, сударь. По сути своей они одно существо…

Г-Н ЛУАЗО. Природа здесь не причем. Это процесс науки дал свой продукт. Один мой знакомый англичанин, Ньютон, кажется…

ХОЗЯИН. Даааа… Во те на… А пощупать-то их можно? Соединение, так сказать, изучить…

Молодая монашка закивала.

Старая залилась.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Побойтесь бога, сударь, во имя всего святого сборища.

ХОЗЯИН (сел, чешется). Ладно. Кого-кого, а энтого следует побояться. А то – бах! – гром и головы не сыщешь. Чего надо-то?

Г-Ф ЮБЕР. Мы желаем трапезничать, сударь.

ХОЗЯИН. Я тоже желаю.

Г-Ф ЮБЕР. Сударь, я граф Юбер де Бревиль…

ХОЗЯИН. Ну… Вижу.

Г-Ф ЮБЕР. А это…

ХОЗЯИН. Ну… Опять вижу.

Г-Н ЛУАЗО. Вы ничего не поняли, уважаемый. Это сам граф де Бревиль…

ХОЗЯИН. Ну… А я сам Антуан Фоланви. (Ржёт, чешется.)

Г-Н ЛУАЗО. Очень приятно. Но граф де Бревиль это - о! Сама Бретонская энциклопедия дважды упоминает его имя в сносках…

ХОЗЯИН. Да что вы говорите. Не знал. (Чешется.)

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Послушайте, сударь, мой муж носит одно из стариннейших и знатнейших нормандских имён…


Г-ф Юбер гордо вытянулся по струнке.

ХОЗЯИН. Поздравляю… (Ржёт, чешется.)

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Во имя всего святого сборища, имейте уважение! Одну из прабабок моего мужа обесчестил сам Генрих четвертый!

Г-ф Юбер задрал голову и покрутился перед хозяином в фас и в профиль.

Г-Ф ЮБЕР (указывает на свой сифилический нос). Нос это уже моё приобретение. В семилетнем возрасте был соблазнён труппой бродячих музыкантов, от которых получил известный недуг. А в целом черты короля Генриха, я считаю, что сохранились.

ХОЗЯИН (разглядывает графа). Да. Что-то есть… Хотя ж я Генриха-то этого не видел никогда. А вот мою прабабку обесчестил проезжий солдафон. Теперь все в роду у нас косые на левый глаз. Солдафон, видать, стрелком был… (Ржёт, чешется.)

КОРНЮДЕ (зло). Сударь, мы едим из Руана…

ХОЗЯИН. Из самого или с окраины?

КОРНЮДЕ. Из самого.

ХОЗЯИН. Так-так. А цветочница, что стояла на площади, торгует ли? Такая с прыщиками и губа торчит…

КОРНЮДЕ. Нет. Руан осаждён неприятелем.

ХОЗЯИН. Жаль. Резвая была мадам. Чудные у нас с ней были деньки. Как вскочит, бывало… (Лыбится, чешется.)

КОРНЮДЕ (негодуя). Руан в развалинах, сударь! Он пылает! Горит! Кругом пруссаки! Смерть! Разруха!

ХОЗЯИН. Ну-ка. Ну-ка. (Чешется.)

КОРНЮДЕ. Скоро Руана не будет.

ХОЗЯИН. Дал бы Бог.

КОРНЮДЕ. Что вы говорите?!

ХОЗЯИН. У меня там теща. Может, сгорит тоже. А то всё живёт и живёт, перечница старая. Сколько ей уже… Сто, поди. Дааа. Попила кровушки…

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Так вы дадите нам поесть, сударь?

ХОЗЯИН. Нет.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Почему?

ХОЗЯИН. Не велено.

Г-Н ЛУАЗО. Кем?

ХОЗЯИН (указал пальцем вверх). Там…

Все задрали головы к потолку.

Старая монашка зашептала молитву. Зазвенели чётки.


И тут на лестнице возник прусский офицер. Молодой. Белобрысый. Прилизанный. Усы шире плеч.

Компания сделалась бледной.

ОФИЦЕР. Кто такой, каспата?

ХОЗЯИН. Спрашивает, кто вы будите. И вообще…

Г-Ф ЮБЕР. Путники мы будем. Скажите ему, что мы едем из Руана в Гавр.

ХОЗЯИН (офицеру). Каспата ехать из Руан в Кавр.

ОФИЦЕР. Давать бумага.

ХОЗЯИН. Документ немчура просит. Имеется?

Г-Ф ЮБЕР. Есть. Скажите ему, что есть. Подписано комендантом Руана. Всё, как надо. (Полез за пазуху.) Всё, как надо. И имена, и приметы, и род занятиев… Сейчас я…

ХОЗЯИН (офицеру). Бумага сейчас давать каспата.

ОФИЦЕР. Карашо.

Г-Н ЛУАЗО (офицеру). Сударь, скажите, как образованный человек образованному человеку, почему луна висит и не падает?

ОФИЦЕР. Мочать нато фам.

Г-Н ЛУАЗО. Позволю себе, сударь, почтительнейше заметить, что луна, а об этом недавно писала уважаемая в образованных кругах газета «Сказки и враки» – есть ни что иное, как продукт средневековой науки, изготовленный алхимиком Парацельсом из бычьего пузыря и наполненный…

ОФИЦЕР. Мочать, итиот!

Г-Н ЛУАЗО. Вы ошиблись, сударь. Я не тот, за кого вы меня приняли.

ОФИЦЕР. Фи итиот! Фам нато молчать!

Г-н Луазо обиделся и отошёл.

Г-ф Юбер вытянул из-за пазухи бумагу, вручил её хозяину.

Хозяин передал бумагу немцу.

Пауза.

ОФИЦЕР (читает). Карашо. Карашо. Карашо. Я ничего не понять.

ХОЗЯИН. Говорит, не разберется без очков.

ОФИЦЕР. Я хотеть смотреть словарь. А фи должен ждать.

ХОЗЯИН. Обождать велел немчура.

Г-Ф ЮБЕР. Как вам угодно, сударь. Мы целиком и полностью в вашем распоряжении. Приятно было познакомится. Всегда рады, сударь.

ОФИЦЕР. Карашо. (Пошел наверх, стуча подкованными сапогами.)


ХОЗЯИН. По книге поперся читать. Теперь надолго. Садитесь уж…

Монашки в мгновенье ока оказываются за столом.

Все остальные, за исключением Девушки и Корнюде, тоже садятся.

Г-ЖА ЛУАЗО. Как вы думаете, что он с нами сделает?

ХОЗЯИН. Ясное дело. Обчистит и едьте себе дальше.

Г-ЖА ЛУАЗО. Но у нас ничего нет. (Сняла с рук перстни, сунула их под платье.) Мы бедные путники всего лишь. Война пожрала всё наше имущество. Симон, дай мне твои часы.

Г-н Луазо отстегнул золотые часы с цепочкой. Вручил их жене.

Та отправила их вслед за перстнями.

Граф с графиней проделали тоже самое.

ХОЗЯИН. Захотит обчистить, найдёт…

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Мы аристократы - он не посмеет!

ХОЗЯИН. Аристократов в первую очередь и пощупает заодно по прелестям. (Лыбится, чешется.)

Г-ЖА ЛУАЗО. Какой ужас! (Вынула из-под платья драгоценности, пытается проглотить.)

ХОЗЯИН. А это вы зря. Узнает, будете под арестом, пока не выйдет.

Г-ЖА ЛУАЗО. Как же узнает?

ХОЗЯИН. Я скажу. А мне процент за то. (Смеется, чешется.)

Г-жа Луазо суёт всё своё состояние в рот, но не глотает. Изо рта у неё торчит цепочка от часов.

КОРНЮДЕ (подходит к лестнице, глядит вверх). Проклятые пруссаки! Они повсюду! А мы изгои в своей стране! Но сдаваться нельзя! Нужно бороться! Дайте мне оружье!

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Во имя всего святого сборища, юноша!

КОРНЮДЕ. Дайте мне оружье! Я убью его!

Г-Н ЛУАЗО. Молодой человек, прошу вас! Моя голова бесценна для науки.

КОРНЮДЕ. Трусы! Жалкие трусы! (Сел за стол, с пафосом.) Вашу страну топчут какие-то варвары, а вы… Я один вынужден сражаться. Моя кровь спасет Францию. Только моя кровь! Кровь за кровь! (Хозяину.) Дайте мне оружье, сударь, и я убью эту свинью голыми руками! У вас нет оружья? Жаль! Очень жаль… Тогда дайте мне вина и поесть, сударь…


ХОЗЯИН. Разбежался.

КОРНЮДЕ. Что? Вы хотите моей смерти, сударь? Этого нельзя. Я нужен сейчас в Гавре. Я буду рыть там траншеи и устраивать заграждения. Я буду спасать Францию. Она погибнет без меня. Во имя Франции, дайте мне поесть, сударь!

ХОЗЯИН. Сказано, не велено.

КОРНЮДЕ. Франция вас проклянёт, сударь! Это измена! Предательство!

ХОЗЯИН. Отвали. Не велено.

КОРНЮДЕ. Тогда моя смерть будет на вашей совести! Варвар!

ДЕВУШКА. У меня есть еда, сударь…

КОРНЮДЕ. У вас… Еда… Мадам…

ДЕВУШКА. У меня… Хотите?

КОРНЮДЕ. Франция будет благодарна вам, мадам.

ДЕВУШКА. Я рада служить Франции, сударь.

КОРНЮДЕ. Так служите же…

ДЕВУШКА. Слушаюсь, сударь. (Вытянула из кучи котомок большую корзину, прикрытую белой салфеткой, подошла к столу.)

Все замерли.

«Сначала она вынула из корзины фаянсовую тарелочку и серебряный стаканчик, потом объёмистую миску, где застыли в желе два разрезанных на куски цыплёнка; потом пироги, фрукты, сласти и прочую снедь»…

Все дружно сглотнули слюну.

КОРНЮДЕ (схватил кусок цыплёнка). Франция вас не забудет, мадам!

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Ради всего святого сборища, юноша! Вы собираетесь это есть?

КОРНЮДЕ. Еще как собираюсь.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Но она же… Это чревато… Это же Пышка… Она же девица…

КОРНЮДЕ. И что из того, мадам?

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Но её того… этого… это… то… Кучеры!

КОРНЮДЕ. Франция её прощает. (Впился в цыплёнка зубами.)

Г-ня де Бревиль охнула.

Г-жа Луазо брякнула золотом во рту и повалилась на мужа.

Монашки защелкали четками.

Корнюде жадно ест.

Пышка стоит рядом и с восхищением глядит на Корнюде.

КОРНЮДЕ. Этот цыплёнок просто блеск, мадам! И он спасет Францию!


ПЫШКА. Правда?

КОРНЮДЕ. Чистая, мадам.

ПЫШКА. А можно мне тоже, сударь?

КОРНЮДЕ. Конечно… Прошу…

ПЫШКА. Я только схожу за мадмуазель Фифи. Можно?

КОРНЮДЕ. А кто эта мадмуазель Фифи, мадам?

ПЫШКА. Она мой друг. Хотите, я вас познакомлю?

КОРНЮДЕ. Я буду счастлив… Ведите свою подругу.

ПЫШКА. Слушаюсь, сударь. (Подбежала к котомкам, достала длинную коробку, вернулась к столу.)

КОРНЮДЕ (удивлён). Мадмуазель Фифи там?

ПЫШКА. Да. Но это не её дом. Её дом остался в Руане. А в этом она прячется от врагов. (Открыла коробку, вынула из неё большую куклу в нарядном платье.)

Изо рта у Корнюде выпал кусок цыплёнка.

Хозяин привстал со своего места.

Монашки загремели чётками пуще прежнего.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Кукла…

ПЫШКА. Не называйте её так, мадам. Её зовут мадмуазель Фифи. (Кукле.) Поздороваетесь с господами, мадмуазель Фифи. (Нагибает куклу, детским голосом.) Здравствуйте. Я мадмуазель Фифи. Я люблю знакомиться с разными добрыми господами. Давайте дружить. (Прежним голосом.) А это, мадмуазель Фифи, господин Корнюде. Он борец и обличитель. И еще он герой. Он приглашает нас поужинать с ним. Мы примем его приглашение, мадмуазель Фифи? (Детским голосом.) Примем! Примем! (Прежним голосом.) Тогда садитесь, мадмуазель Фифи. (Устраивает куклу на стул, садится рядом.) Хотите цыплёнка, мадмуазель Фифи? (Детским голосом.) Очень хочу! Я люблю есть цыплёнка! (Прежним голосом.) Попросите у господина Корнюде, мадмуазель Фифи. Господин Корнюде угостит вас. (Детским голосом.) Можно мне цыплёнка, господин Корнюде?

КОРНЮДЕ. Что? Кому? Вам? Или…

ПУШКА. Мадмуазель Фифи просит у вас кусочек цыплёнка, сударь.

КОРНЮДЕ. Да? Правда? Я…

ПЫШКА. Дайте ей кусочек, сударь.

КОРНЮДЕ. Дать? Ей? Кусочек?

ПЫШКА. Она сама ни за что не осмелиться взять… Дайте ей кусочек, сударь.


Корнюде, не глядя, сунул руку в тарелку.

Мадмуазель Фифи любит крылышки, сударь…

ХОЗЯИН (выдохнул). Святой колорадский жук…

ПЫШКА. А знаете, говорят, что кто ест крылышки, тот скоро улетит из своего дома. Вот мадмуазель Фифи и улетела из своего. А кто ест ножки, тот будет топтать мамкины дорожки. Но мадмуазель Фифи любит крылышки. Дайте ей крылышко, господин Корнюде…

Корнюде вытащил из тарелки крыло, протянул кукле.

Берите, мадмуазель Фифи. Берите…

Корнюде отпустил крыло. То упало под стол.

Вот вечно вы так, мадмуазель Фифи. Всё роняете… (Полезла под стол.)

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Сумасшедшая.

Г-ЖА ЛУАЗО. Бедняжка.

Г-Ф ЮБЕР. Дурдом.

Г-Н ЛУАЗО. Психическое замешательство.

ХОЗЯИН. Даааа…

Монашки в знак согласия брякнули чётками.

Корнюде только открыл рот.

Пышка вылезла из-под стола. Вставила крыло в руку куклы.

ПЫШКА. Кушайте, мадмуазель Фифи. Я тоже немного поем. Разрешите… (Взяла кусок цыпленка, ест.)

Долгая пауза.

Корнюде принялся за продолжение трапезы, временами поглядывая на мадмуазель Фифи.

Г-Ф ЮБЕР (сглотнул слюну). Хозяин… Как вас там? Может, продадите чего-нибудь?

ХОЗЯИН. Не велено.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ (жалобным басом). Хоть чего-нибудь…

ХОЗЯИН. Не велено, сказано.

ПЫШКА. Вы хотите кушать?

Г-Ф ЮБЕР. Ну… да так… в принципе… немножко…

ПЫШКА. Хотите цыплёнка?

Г-Ф ЮБЕР. Ну… да так… в принципе… хочу…

ПЫШКА. Берите.

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Дорогой!

Г-Ф ЮБЕР. Хочу! Да, я хочу цыплёнка! (Схватил кусок цыплёнка, ест.)

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Дорогой, ради всего святого сборища!!! Это чревато…

ПЫШКА. Вы тоже хотите? Кушаете. Берите. Все кушаете. Тут много.


Монашки, не раздумывая, схватили по куску.

Супруги Луазо тоже.

Едят.

Наконец, графиня не выдержала и тоже сдалась.

ХОЗЯИН. А мне можно? А то, знаете ли, немчура убрал все припасы под замок. И я уж два дня сижу на сухарях…

ПЫШКА. Кушайте, сударь. Кушайте. Все кушайте…

Хозяин незамедлительно включился в трапезу. Жуёт, чешется цыплячьими косточками, бросает их на пол.

Пышка, довольная, смеётся.

Продолжительная пауза.

Молодая монашка стащила крылышко у мадмуазель Фифи. Старая пытается отнять у неё крылышко. Завязывается драка, которую никто не замечает.

Монашки молча дерут друг другу волосы. Чётки звенят.

ПЫШКА. В Руане мы с мадмуазель Фифи жили у мадам Паран…

Г-НЯ ДЕ БРЕВИЛЬ. Как же, как же, известная личность…

ПЫШКА. Мадам Паран была очень добрая и разрешила мне поставить в комнате домик для мадмуазель Фифи. На домике были ставенки и они закрывались, когда приходили…господа. И мадмуазель Фифи ничего не видела…

Г-Ф ЮБЕР. И чего же не видела мадмуазель Фифи?

ПЫШКА. Ничего.

Г-Ф ЮБЕР. Нет уж продолжайте. Нам интересно, чего же не видела мадмуазель Фифи.

ПЫШКА. Господа делали разные плохие вещи…



следующая страница >>