sotrud.ru 1

Сестра над Брэндоном смеялась, как и мать. Заговорив с сестрой, как с психологом, он наткнулся еще и на постоянные материнские уроки дрессировки.

- Он тебя чуть не турнул из школы, - мать, не отворачиваясь от плиты, с помощью которой могла сделать только яичницу, морщилась и критиковала. – Тебе не стыдно?

- Твои методы что-то не очень помогли до этого, так что я бы попросил воздержаться, - процедил Брэндон, накручивая на пластиковую вилку лапшу из пластикового стакана.

- Он же не собака, - мать закатила глаза и развернулась со сковородкой, стряхивая с нее развороченную во все стороны колбасу и перемешанные яйца на тарелку старшей дочери. Та сидела с учебниками, почти полностью погруженная в учебу. – Тебе никто не обещал, что ты с ним будешь делать, что угодно. У собаки-то выбора нет, ее хозяин отдает, а твоего Нолана никто тебе не отдавал, он сам за себя отвечает и выбирает, с кем ему общаться и насколько близко.

- Мам, ты тоже резко подалась в психологи?

- Нет, зато я трижды была замужем и сделала вас обоих. И получилось, вроде, неплохо.

Брэндон промолчал, но видно было по его лицу, что он недоволен.

- Просто смирись с тем, что он был прав. И не думай, что он такой простой и тупой. Он ничем не хуже и не глупее тебя. Возможно, ты его не понимаешь, а он не понимает тебя, так ведь он и не обязан понимать, как и ты. Вы просто разные, с какой стати ты из-за различий считаешь его тупее?

Брэндон продолжал молчать.

- Ты тупишь, - мать села с ними за стол и творчески махнула вилкой, прежде чем воткнуть ее в остатки вчерашнего ужина. – Ты пытаешься пристегнуть к поводку дикую собаку, которую ты еще даже не поймал. Она то выходит из леса, то обратно убегает, а ты ей угрожаешь и думаешь, что это тебе поможет? Зачем тебе нужно демонстрировать ему, какой ты крутой? Ты своей крутостью ограничиваешь его крутость, а он тебе не баба, как твои бывшие мокрощелки. У него такая же огромная крутость, как у тебя, и ограничивать ее он тебе не позволит, дебилу же ясно.


- Он ведет себя по-детски, - Брэндон фыркнул. – Я просто хотел показать ему, что пора взрослеть, и что люди будут поступать с ним так же, как он поступает с ними.

- А с какой стати ты решил, что ему это интересно?

- Это жизнь.

- Это не его жизнь, - миссис Несбит пожала плечами и скептически скривила рот. – С какой стати его должна интересовать твоя типичная жизнь? Кем ты собираешься у нас стать?

- Рейнджером, черт возьми, - Брэндон вздохнул злобно.

- Это шутка?

- Нет, я пообщался с его дедом и понял, что это жутко круто. В самом деле, в лесу не так страшно. Я пока к ним ходил, привык. Там чувствуешь себя, как дома. Почему бы там не жить и не работать?

- Не поедешь в университет? – сестра подняла голову от учебника и усмехнулась.

- Не собираюсь отсюда никуда уезжать. Тем более, он тоже собирается стать рейнджером, там курсы-то – всего ничего, к тому же, его деда все в полиции знают, все рейнджеры других частей леса. Их же много, так что ему путь точно открыт. И он тоже не собирается отсюда никуда уезжать.

Мать с сестрой переглянулись, выгнув брови, потом покосились на сына и брата одновременно, подумав, что это решение основано не только на знакомстве со старшим Ноланом.

Видимо, поиски подружки в последние годы увенчались успехом только с «другом», на которого Брэндон всерьез запал. Разведенная и в данный момент совершенно свободная от чужого влияния мать была не очень-то против. Особенно, послушав истории о каком-то «Билли Нолане», который с завидным упрямством сопротивлялся знакам внимания. Сестра же Брэндона прекрасно знала, что все эти глупости, вроде «натурал – не натурал» - временная ерунда, навеянная стереотипами и неопытностью. Она сразу сказала, что шанс у Брэндона есть, да и мазохизма в Билли никакого нет, он просто…чересчур страстный.

Но он был упрям, как осел, и что с ним делать, Брэндон понятия не имел. Особенно, теперь, когда получил такой отпор, что это можно было считать решительным и бесповоротным отказом.


- Пойду, наверное, сегодня пересмотрю с девчонками «Горбатую гору», - глотнув из стакана воды, тихо заметила сестра.

Мать сдержанно прыснула в кулак.

- Ха-ха, как смешно, только там-то они были пастухами, а не рейнджерами, - передразнил Брэндон.

- Велика разница, один все равно козлился до последнего. И чем все закончилось?

- Вот и скажите мне, мать вашу, женщины, психологи, что мне делать?

- А чего ты от него хочешь? – сестра поморщилась с презрением и надменностью. На ее взгляд психолога и просто женщины, брат вел себя просто по-дурацки. Обвинял одноклассника в тупости, а сам ничем не отличался от него.

- Господи, я запал на него, чего я могу хотеть?! – Брэндон застонал, а потом тоже схватился за стакан, опустошил его двумя глотками и стукнул им по столу обиженно.

- Тогда какого черта тебе сдалось доказывать ЕМУ, что он НЕ КРУЧЕ ТЕБЯ? Так поступают, когда кого-то ненавидят, тебе не кажется? Так даже не ведут себя, когда хотят подружиться. Ему искренне плевать на твою «реальную жизнь», если он живет с детства в лесу, прекрасно знает, как в этом лесу выживать, никуда из нашего города не собирается и вообще хочет стать рейнджером. Он при желании вообще может с людьми не общаться, а при общении с ними плевать им в душу, сколько ему захочется, потому что я сомневаюсь, что ему так важно быть популярным и иметь хорошую репутацию. Кому нужна репутация в лесу? Да и в школе, судя по твоим словам, он не мистер-популярность, а с тобой дружить что-то не бросился, ему далеко не скучно одному. Зачем ты грузишь его какой-то дурацкой реальностью, которая ему по барабану? Это не его реальность. А если ты собираешься пойти туда же, куда он, то и не твоя реальность тоже. А ты продолжаешь с ним лаяться и злить его.

- Вот именно, - не сдержалась, перебила мать, направив на Брэндона свою вилку. – Ты его одомашнить хочешь или приручить?

- А есть разница? – Брэндон на нее посмотрел уже с ненавистью к этим чертовым метафорам про собак.


- Он у тебя шальной, даже живет в лесу, как волчонок. Родителей у него, сам говоришь, нет, дед вообще не воспитывает, явно. Волков не одомашнить, они тебе ничего не должны и ничем не обязаны, даже если очень захотеть. А приручить можно.

- Ну и как, мать вашу?! – Брэндон подавил желание схватиться за голову и начать рвать на себе волосы. – Что я делаю не так?!

- Ты повторяешь за ним то, что он делает. Тебе не нравится, что он не подпускает тебя, а сам делаешь то же самое, отвечаешь ему тем же. Только ты забываешь, что он не стремится к тому же, к чему стремишься ты. Он может все бросить просто, и ты останешься ни с чем, он тебе ничего не должен. Ты играл в шахматы, бестолочь? Ты же знаешь, что если играть черными и повторять каждый ход белых, на третьем же шаге ты окажешься в проигрыше. Повторишь снова, потеряешь фигуру, он тоже потеряет, но первый ход все равно за ним, а ты всего лишь повторяешь и проиграешь так и так, - сестра скептически продолжала на него смотреть и издеваться. – Мама же тебе говорит, чем ты слушаешь? Приручи его, а не пытайся посадить на цепь, он тебя не подпустит. Не ограничивай его, прими таким, какой он есть, тогда он не станет огрызаться. Пусть он считает себя крутым, а ты считай крутым себя. Всем приятно, но никто не знает же, на самом деле, кто из вас круче. И зачем вам это знать, вообще? Мужики… непонятно, какого хрена вам сдалась эта крутизна. Ты хочешь от него того же, чего от девчонки, но при этом ведешь себя с ним, как с мужиком. Ты же с девчонками не ругался из-за того, кто из вас круче?

Брэндон понял, наконец, поджал губы и замолчал, чувствуя себя идиотом. Он думал, что все видит сверху, а смотрел ровно так же, как Билл – упираясь рогами, как лось в драке за самку. Вот только дрался с самой самкой, если образно обозвать Билла девчонкой. И смысла в этом просто не было. Он сам себе был соперником, сам себе создавал преграды, которых не было.

- Ладно, понял, - он закатил глаза, выбросил пустой стакан из-под лапши, дал пинка все время открывающейся дверце шкафа под раковиной и пошел к себе.


- Всему учить надо, - сестра снова уставилась в учебник, а мать пожала плечами и усмехнулась. Если и теперь у Брэндона ничего не выйдет, значит, сын не удался.

* * *

В БДСМ-клубе глаза у Билла разбежались, так что он снял солнечные очки и огляделся по сторонам незаметно, чтобы не было видно его неопытность. Пусть он впервые в клубе, но в сфере его направленности он далеко не новичок. И вообще, может дать фору любому напомаженному педику, который только делает вид, что ему все это нравится.

Женщина за стойкой была не самой приветливой, как будто уставшей, так что даже не стала на него долго смотреть.

- Шестнадцать есть?

- Есть, - со сладкой ухмылкой от удовольствия быть «взрослым», протянул Нолан.

- Паспорт.

Паспорт он продемонстрировал, а потом спросил «по секрету».

- А у вас просто такой стиль клуба или настоящий жесткач?

- Прочитай анкету и заполни ее, заодно и узнаешь, - равнодушно ответила женщина и подвинула ему бланк. – Ручки на столике, вон там, - она кивнула на кресла и диваны.

Билл снял бейсболку, под которой прятал волосы, чтобы его никто не узнал по пути к центру города, где располагался клуб.
Прошедшие мимо сотрудники вполне понятного назначения остановились возле лестницы, и один оглянулся, а второй посмотрел из-за его плеча, будто они просто болтали друг с другом.

- Ничего мальчик, - заметил один, а второй только усмехнулся, даже не надеясь, что «ничего мальчик» пришел именно по их души.

«Господи, боже…» - подумал Билл, раздвинув колени и согнувшись, потому что столик был журнальным, а кресло слишком мягким, и он в него просто провалился. «Что еще за… ролевые игры с животными».

Он проследил взглядом каждую строчку, сверяясь с ценами и из чистого любопытства поставил крестик возле этого пункта.

Был пункт «секс», и он, подумав, решил, что не настолько еще рехнулся, чтобы платить кому-то за пидорские кувыркания, ничего не стал отмечать.


Когда он подошел обратно к стойке, чтобы отдать бланк, женщина на него, наконец, посмотрела внимательнее. И она тоже подумала, что если сравнить с порой кошмарными кадрами, приходившими в клуб, он – просто мечта любого садиста. Не слишком сладкий, такого не жалко, но не брутальный и не чересчур мужественный, не вызывает раздражения и брезгливости. Не слишком долговязый, не похож на малолетку, но не крепкий, так что встанет на такого с полпинка. Достаточно изящный, а то бывают совсем неуклюжие и жалкие. Пластичный, с приятным лицом, с красивыми волосами.

Женщина усмехнулась, а Билл на нее посмотрел скептически. И сам осклабился, когда она просмотрела бланк и увидела пустоту возле пункта с сексом и ниже, во всей графе с предпочтениями в сексе.

«Обломалась, овца», - подумал он с каким-то извращенным удовольствием. «Интересно, женщины что, тоже бывают садистками?»

- Жвачку лучше оставить здесь, - она кивнула на урну.

- Почему?

Женщина молча показала пальцем с острым ногтем на табличку за своей спиной. Жвачки были запрещены в целях банальной безопасности, чтобы любители не подавились в случае особого припадка страсти. А еще запрещено было курить.

- Как это курить нельзя? – удивился Билл, выплюнув жвачку.

- Так. Можем предложить кальян.

- Нет, спасибо, - он хмыкнул. – Кальян я в ресторане покурю, а сюда не за этим, вроде, приходят.

- Вот ключ от номера, он на втором этаже, в конце коридора, не заблудишься. Душ и мини-бар в номере, через полчаса придет обслуживающий. Пожелания есть?

- В смысле?.. – Билл сдвинул брови.

- Внешность без разницы?

- Господи… да плевать мне, как он будет выглядеть, - Нолан отмахнулся и сгреб ключ с номерком.

Женщина еще раз посмотрела в бланк, увидела крестик возле пункта ролевых игр и хмыкнула.

«А, ну, да, тогда понятно».

- А оплата сейчас или потом?

- После, зависит от уровня, которым клиент оценивает обслуживание, - автоматически ответила женщина, сказав явно заученную фразу.


- Типа, пять звезд и выше? – Билл не удержался, встретил ее холодный взгляд, сделал лицо умницы и развернулся к лестнице, очень довольный собой.

«Интересно, что будет, если я скажу, что все – лажа и полная фигня?.. платить не заставят?»

В номере было не то чтобы очень круто, но красиво, со вкусом. Особенно успокаивало отсутствие кровати и прочих атрибутов, которые он видел в порнухе с БДСМ-ом. Вообще, весьма пугало то, что в интернете все воспринимали «это», как секс с элементами просто экстремальных пыток ниже пояса.

Ниже пояса Билл был согласен только на хлыст, кнут, плеть, ремень, но ни на что, касающееся секса. Это его совсем не прельщало в «бдсм-ном» виде.
Возможно, из чистого любопытства… когда-нибудь… в подходящей обстановке… с кем-нибудь надежным… типа Нес… то есть, Сандерса.

При мысли об этом Билла пробивал нервный смех, потому что секс он себе и правда мог представить только с Ником Сандерсом. Он слишком долго и часто видел его лицо так близко от своего, слишком часто испытывал удовольствие от его ударов прямо поддых, когда одноклассник в него вжимался.

Об этом он думал в ванной, разглядывая какие-то типичные гели с типичными же запахами. Шоколад, кокос, клубника, все такое банальное, что просто вызывает желание сказать «пошло».

Из душа он вышел с еще влажными волосами, в пушистом халате, нашел в шкафу брутальный костюм нужного размера.
В зеркале он себя просто не узнал, пройдя мимо к мини-бару, даже остановился, повертелся перед ним, сам от себя скрыл смущение, что посчитал себя красивым. Учителя были правы, и неудивительно то, что дед тоже был рад его «дружбе» с Брэндоном. Из-за него теперь и лицо было не перекошенным и разбитым, а таким, каким должно было быть.

В мини-баре было все, но в маленьких количествах, так что напиться не получилось бы. Но на свете не было ничего, что Биллу бы не удалось, так что он смешал водку с ромом из маленьких бутылочек в один стакан и выпил это то ли для разогрева, то ли для анестезии, то ли просто для факта, чтобы было. И особого впечатления на него это не произвело вначале, а когда он решил закусить ломтиком по-настоящему дорогого шоколада, дверь открылась.


Билл подавился, закрыл рот рукой и не смог удержать истерический смех.

- О, боже… господи… о, нет, так ЭТО – ролевые игры?! – он наткнулся на стилистический стол с лежавшими на нем наручниками, и чуть не упал на него.

- Извините. В смысле… снимите это, господи, я не могу… - истерика у него не проходила, вид накачанного полуголого мужчины в одних только брюках и с макетом лошадиной головы вместо его собственной убивал.

Служащий клуба искусственную голову снял и с облегчением вздохнул, сдул упавшую на лицо прядь крашеных волос. Билл заикнулся, подумав, что у Брэндона прическа абсолютно такая же – сзади снизу сбрито, а вообще волосы длинные, спереди кончики доходят аж до рта, да и выкрашены так же в белый. Хотя, скорее, в светло-желтый, как и у всех крашеных блондинов.

- Вы это разве не заказывали? – сдержанно спросил служащий.

- Да, но уже не хочу, - Билл хихикнул.

- Приступим? – послушно играл роль мужчина, которому это впервые за последнюю неделю доставляло удовольствие. Сложно было не обрадоваться тому, какой симпатичный и молодой, почти юный ему достался клиент. Хотя, выглядел он на все восемнадцать или даже девятнадцать.

- Ага, начнем. С чего тут у вас обычно начинают? – уточнил уже заскучавший Билл. Ему это все казалось каким-то неуместным театром, которого он раньше избегал. Господи, да все могло уложиться в пять минут избиения возле школьного забора, а не в сорок минут этого маскарада, которые уже были потрачены.

- Какое у вас стоп-слово?

- Какое слово?.. – Билл поморщился.

- Кодовое слово, которое…

- А, понял, - Нолан закатил глаза и махнул рукой, перебив начавшуюся лекцию. – Давай без этой ерунды. Я не сексом сюда пришел заниматься, сам знаешь, и кровати тут нет. Мне нужно именно вот это, - он кивнул на плети, висевшие на крючках, вбитых в стену. – Зачем мне какое-то стоп-слово.

- Потому что «хватит» и «не надо» у нас не воспринимается всерьез, многие клиенты сами не знают, что говорят в порыве… ну, сам понимаешь, - тоже перестал быть слишком официальным служащий. – Поэтому это сразу оговаривается. Банальные отказы воспринимаются, как часть желания клиента, возможно, это его фетиш – он кричит «нет», а его продолжают обрабатывать.

- Понятно. Да ну, к черту стоп-слово, я же сказал.

- Точно?

- Точно, - Билл закатил глаза. – Убить ты меня все равно не убьешь, покалечить тоже не можешь, правда же? Я вообще сомневаюсь, что это – настоящие кожа и пластик, по-моему, клеенка какая-то. И бить надо серьезно, ладно? А то я знаю, что вы красиво замахиваетесь все, со свистом так, а потом вместо удара - поглаживание.

- Нет проблем, - с легким удивлением на лице и в голосе кивнул служащий. – Тогда приступим.