sotrud.ru 1 2 ... 42 43

рихард рудзитис

ДНЕВНИК


ЗРЕЛЫЕ ГОДЫ

(1930-1960)



Минск

«ЗВЕЗДЫ ГОР»


2003


Под редакцией Гунты Рудзите

Вступительная статья, примечания и комментарии

Гунты Рудзите

Перевод с латышского

Леопольда Цесюлевича


Рудзитис Р.

Дневник. Зрелые годы: (1930-1960) / Ред., вступ. ст., примеч. и коммент. Г. Рудзите; Пер. с латыш. Л. Цесюлевича. – Мн.: Звезды Гор, 2003. – 744 с.

Дневниковые записи известного латышского поэта и философа Рихарда Рудзитиса охватывают период становления Латвийского общества Рериха и время пребывания Рудзитиса на посту председателя. В «Дневнике» подробно отражена жизнь и деятельность членов и друзей Латвийского общества под непосредственным руководством Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерих.

ISBN 985-90013-3-2

© Рудзите Г., 2003

© «Звезды Гор», 2003


Содержание

ДНЕВНИК 1

Жизнь отца 3

1930 5

1931 17

1932 31

1933 37

1934 48

1935 81

1936 109

1937 151

1938 175

1939 208

1940 232

1941 252

1942 266

1943 272

1944 283

1947 290

1948 305

1956 310

1957 315

1958 321

1959 331

I960 335

Фотографий и репродукции 337


Жизнь отца

«Как перейти жизнь? ... Как по струне бездну – красиво, бережно и стремительно» – эти слова Учения Живой Этики можно поставить эпиграфом ко всей жизни Рихарда Рудзитиса.


Латышский поэт и философ, общественный деятель Р. Я. Рудзитис знаком русскому читателю по переписке с Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем Рерих («Письма с Гор», Минск, 2000). Необычайно прекрасна судьба этого удивительного человека. Вырос Рудзитис на хуторе у Балтийского моря в семье бедных крестьян, которым всё давалось нечеловеческим трудом, и единственные их книги – Библия и календарь. Рихард сам учится читать, и книги становятся главным в его жизни. Он покупает их на свои деньги, добытые продажей собранных в лесу ягод и грибов. Читает тайком – в сумерках, рано утром, поздно вечером. Рано испортил глаза. Нередко родители его наказывают, ведь читать – «это лень и распутство». Но с малых лет Рихард начинает писать стихи, и с 12 лет ведёт дневник (сохранился в переписанном виде с 1914 года).

К 1930 году, когда Рихард Рудзитис уже известный поэт и активный член Латвийского общества Рериха, дневник становится беспристрастной объективной хроникой его жизни и исторических событий. Не зря он, ещё в виде манускрипта, часто использовался и литературоведами, и историками. Но всё равно здесь много и поэзии, и переживаний. Рудзитису присуще качество восхищаться всем положительным и умалчивать о некоторых отрицательных чертах друзей. Но и здесь его правдивость говорит сама по себе, и часто ещё более остро открывает качества людей.

Как будто далекий от политики, Рудзитис всё же с большим проникновением отражает реальность истории. Многим будет интересно прочесть о латышских легионерах, вопросе своеобразном в контексте оккупированной немцами Латвии после недолгих двух десятилетий независимости. Также удивляет его – любящего Россию – сколь различны советские законы на бумаге и в действительности. Шесть его книг советская власть запрещает. Одну из них, «Записки пилигрима», имевшую во второй части столь явные мотивы защиты прав рабочих на заводах Берлина, – очевидно, лишь из-за названия. (Кстати, так было с очень многими книгами. Диктующие новые законы не отличались глубокой культурой и знаниями.)


Дневник этих лет является и своеобразной историей Латвийского общества Рериха, официально основанного 13 октября 1930 г. и закрытого советскими властями в августе 1940 г. Рихард Рудзитис был председателем Общества четыре года, с 1936 по 1940 гг., но чувствовал ответственность за него и после закрытия, до своего скоропостижного ухода в 1960 г.

Перед началом Второй мировой войны Е.И. и Н.К.Рерих стремятся вернуться на родину, чтобы в трудную минуту быть вместе с нею. Сначала они обращаются прямо в Москву, потом, с 1938 года, пытаются получить визы через советское полпредство в Латвии. Они просят членов Общества достать визы «любой ценой». Этим занимается член коммунистической партии в подполье Иван Блюменталь и его друг, врач-гомеопат Гаральд Лукин. Они обращаются к секретарям полпредства М.Ветрову и Ефимову. Увы, полпредство использует их, чтобы издать просоветский альманах, сначала более умеренный – «Мысль», потом уже просто политический – «Литературные записки» (последний подписать Рихард Рудзитис в качестве редактора отказался, но всё равно из-за него прослыл за рубежом «коммунистом»). Но вопрос о визах явно и не доходит до Москвы. Ведь в это время, перед войной, советские власти, наоборот, пытаются освободиться от всяких для них «сомнительных элементов». Несмотря на договор о сотрудничестве, в 1940 году советские войска входят с танками на территорию Латвии. Расстреляны латышские офицеры, даже те, кто изъявил желание служить на русской стороне. В июне 1941 г. происходят массовые аресты, расстрелы, депортации чаще всего невинных людей – ведь прифронтовая территория должна быть «чистой».

Неизвестно, какая бы участь постигла семью Рерих, если бы они получили визы при таких условиях.

В эти годы пострадали и многие члены Латвийского общества Рериха, немало пострадало и от немцев. Когда в 1944 г. перед наступлением Советской армии около 80% латышской интеллигенции эвакуировались в Швецию и другие страны, уехали и некоторые члены Общества (семья Виестур, Е.И.Бумбер и др.). Члены Общества немецкого происхождения должны были «репатриироваться» в Германию еще в 1939 г.


Но и в трудных послевоенных условиях члены запрещенного Общества собираются, Рихард Рудзитис продолжает работать над своими трудами.

Дневник обрывается весной 1948 года с арестом Рудзитиса. Его арестовали первого, причислив к теософской группе в Москве, против чего он яро протестовал. Особое совещание осуждает его по 58 статье на десять лет лагерей. Начались аресты других членов Общества, попала в лагерь и жена Рудзитиса – Элла Рейнгольдовна. Свои дневники, как и манускрипты неизданных работ, Рихард Яковлевич успел спрятать на взморье, в опилках на чердаке дома своей матери.

Вернувшись реабилитированным осенью 1954 г., Рихард Рудзитис испытал большое потрясение – его уникальная библиотека 8-10 тыс. томов увезена НКВД и перемолота на бумагу, но свой дневник он находит целым. Впоследствии большую работу совершила Элла Рейнгольдовна, переписав его в двенадцать толстых тетрадей, поскольку многие страницы были уже попорчены временем.

Рихард Рудзитис вновь начинает вести дневник в 1956 г., когда в Рижском музее выставлены первые 11 картин Н.К. Рериха, и до Риги через Москву доходят первые сведения о том, что Ю.Н.Рерих готовится приехать на родину.

В дневнике 1957-60 гг. главным событием являются встречи Рихарда Рудзитиса с Ю.Н.Рерихом. Если в своих «Воспоминаниях»1 о Ю.Н.Рерихе Рихард Яковлевич дает больше «чистых фактов», здесь все изображено более живописно, описаны и его личные переживания.

Последняя запись в дневнике от 1 ноября 1960 г. Пятого ноября Рихард Рудзитис покинул земной план.

Дневник переведен на русский язык художником Леопольдом Цесюлевичем, который знал Рихарда Яковлевича с детства и считал его своим вторым отцом. Это редкая удача – иметь перевод человека, которому понятен и близок мир и мысли Рихарда Рудзитиса.

Гунта Рудзите



следующая страница >>