sotrud.ru 1 2 3 4

n=1. Развитие капитализма в России и вначале 20 в и его влияние на систему печати~sz=791535;pg=4;te=Роль пе­риодической печати в идейно-политической борьбе, экономи­ческой, научной и культурной жизни. В 1900 г в стране выхо­дило 1002 периодических издания различного типа, различных направлений. Но общественно-политические органы печати со­ставляли в них примерно пятую часть — 202 издания~cat=~t=~!~
1. Развитие капитализма в России и вначале 20 в и его влияние на систему печати

В 90-х гг. XIX в., в условиях интенсивного развития капита­лизма, обострения классовой борьбы в России возросла РОЛЬ пе­риодической печати в ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ, ЭКОНОМИ­ЧЕСКОЙ, НАУЧНОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ. В 1900 г. в стране выхо­дило 1002 периодических издания различного типа, различных направлений. Но общественно-политические органы печати со­ставляли в них примерно пятую часть — 202 издания.

Основными центрами журналистики в конце XIX в. и до 1917 г. были Петербург и Москва, что вполне отвечало их роли в экономической, политической и культурной жизни России.
Однако заметное развитие получила и РЕГИОНАЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ. В 1901 — 1916 гг. в Харькове, Нижнем Новгороде, Тифлисе, Баку, Таш­кенте и многих других городах выходили газеты и журналы раз­личных типов, официальные и частные, органы различных партий и общественных групп.

К началу 1900-х гг. для русской печати стало характерно про­никновение в прессу частного капитала, ПОЯВЛЕНИЕ КРУПНЫХ ГА­ЗЕТНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ. В их числе "Русское слово", газета, изда­вавшаяся издательским объединением И. Сытина, многочислен­ные "Листки", рассчитанные на вкусы непритязательного чита­теля. Возрастало ВЛИЯНИЕ НА БУРЖУАЗНУЮ ПЕЧАТЬ БАНКОВ, ТРЕСТОВ, КОТОРЫЕ СТАНОВИЛИСЬ ДЕРЖАТЕЛЯМИ АКЦИЙ И ГАЗЕТНЫХ ПРЕДПРИ­ЯТИЙ, подчинявших их своим интересам. Одним из таких изда­ний являлись "Биржевые ведомости".
С другой стороны - про­тиворечия между новым способом производства и устаревшими формами управления усложняли социальные проблемы, порождали все более резкие столкновения внутри страны. Усилившееся во вто­рой половине 90-х годов рабочее стачечное движение создавало по­чву для распространения революционных идей, идеологии марксиз­ма, для создания социал-демократического движения. Резкая поляризация взглядов и политических симпатий, харак­терная для первых лет XX в., предшествовавших первой русской революции, ярко отражалась в журналистике. Для читателей рус­ские газеты и журналы этого времени ОТЛИЧАЛИСЬ друг от друга, в первую очередь, СВОИМ НАПРАВЛЕНИЕМ ИЛИ СИСТЕМОЙ ВЗГЛЯДОВ, про­пагандируемых на их страницах. Определенность и однородность направления, как и в прежние десятилетия, являлись основной ха­рактеристикой издания.

2^ . Иллюстрированные журналы как тип издания («Нива», «Родина», «Огонек)

К 1913 г. почти треть системы русской журналистики составляли тонкие еженедельники — компромиссный тип журнального издания, в наибольшей степени отвечавший задачам прессы в сложный период войн и революций.

Тонкий еженедельный журнал соединял в себе черты ежедневной газеты и толстого ежемесячника. Еженедельный выход позволял быстрее, чем журнал «обычного русского типа», откликаться на события. В то же время гораздо больший, чем у газеты, объем и возможность дольше готовить и обдумывать материал давали еженедельнику то преимущество «обобщающего освещения», которым гордились толстые издания.

Таким образом, от толстого издания остался отдел беллетристи­ки, без романа или рассказа русский читатель журнал не восприни­мал. Компилятивные обзоры событий утратили основательность журнальных обозрений, но и не превратились в простую газетную информацию.

И наконец, иллюстрации стали самостоятельным со­держательным компонентом журнала. Они постепенно выходили на журнальные страницы в виде рисунков и репродукций, а с разви­тием техники, когда в России научились делать клише с фотографий, вышли и на страницы газетные. В еженедельниках иллюстрации играли самостоятельную роль, не всегда подчиненную основному тек­сту.

Одним из самых известных еженедельников, оставшихся и в па­мяти потомков, стала знаменитая «НИВА». У журнала был самый высокий тираж, какой когда-либо имела журнальная периодика в России, — 250 тыс. экземпляров в 1901 г.

«Нива» просуществовала около 50 лет (1870 — декабрь 1917). Издателем был А.Ф. Маркс — глава известной издательской фир­мы. Журнал созда­вался по типу немецкого Gartenlaube и предназначался для чтения в семейном кругу. Критерием отбора материалов для публикации служили интересы «заурядной семьи», у которой нет средств для покупки большого количества книг и журналов. Например, «Нива» печатала роман Л.Н. Тол­стого «Воскресение».

В географическом и этнографическом отделах публиковались иллюстрированные статьи по археологии, естествознанию, астроно­мии, медицине. Существовали также отделы «Технические изобре­тения и открытия», «Политическое обозрение», традиционная для русских журналов «Смесь». Был в журнале и своеобразный раздел «К рисункам», где комментировались помещенные в номере репро­дукции с картин русских и европейских художников или иллюст­рации к художественным произведениям. Журналы для семейного чтения были самыми популярными среди еженедельников, по типу «Нивы» были созданы «Родина», «Север» и др.

^ 3. Рост влияния газет и эволюция толстого журнала

То, что толстый журнал — тип периодики, вызванный к жизни своеобразными условиями России, играет осо­бую роль именно в русской журналистике, отмечали все, кто писал о развитии системы прессы в стране.

Самыми общими характеристиками толстого журнала являются: во-первых, объем (до 300 — 500 страниц); во-вторых, совокупность тем, находящихся в сфере его внимания; в-третьих, особый состав номера, где совмещены литературно-художественный сборник, политическая газета и своеобразная научная энциклопедия. Эти три области интересов на­ходятся в журнальном номере в соотношении, определяемом свое­образием исторического периода и состоянием читательской аудито­рии.

России с ее огромными территориями, редкими оазисами культуры, при отсутствии хороших путей сообщения и ограничен­ном количестве книг именно журнал становился единственным по­ставщиком и художественной литературы, и разнообразных сведе­ний о злободневных событиях, и сообщений о достижениях науки. «Вестник Ев­ропы» стал первым классическим толстым изданием в России.

В 1892 г. вышел журнал «Мир божий», сыгравший затем за­метную роль в системе русских журналов. Но задуман он был как издание «для юношества и самообразования». Во второй половине 90-х годов журнал превратился в общественно-политическое и литературное издание того же «обычного русского типа». Журнал «Жизнь», созданный как журнал для семейного чте­ния, «Образование», первоначально называвшееся «Женское обра­зование», и некоторые другие, возникшие в 90-х годах XIX в., не­избежно трансформировались в традиционные толстые издания.

Но на рубеже XIX и XX вв. развитие газет отодвинуло журнал с первого места в системе прессы. Повсеместно слышались разгово­ры о смерти подобного типа изданий. Журнал «Современная жизнь» в 1906 г. писал, что толстые журналы «слишком медлительны и слишком громоздки, чтобы в острые периоды общественной жизни быть главными руслами идейных течений.

Они старались приспосабливаться: когда значительно повысился интерес к научным проблемам, толстые журналы это заметили, на рубеже веков повыси­лась роль энциклопедического материала, много внимания уделялось проблемам образования и просвещения. А в 1905—1907 гг. (война) развитие событий заставило толстые журналы вновь сконцентриро­вать внимание на осмыслении происходящего – журналы приобрели публи­цистический характер. Но развитие политических газет, особенно партийных органов, составляло журналу серьезную конкуренцию.

Возникновение новых литературных течений и школ - для решения сложных эстетических вопросов боль­ше подошли появившиеся в самом конце XIX в. «журналы-манифе­сты», «Мир искусства», «Новый путь», «Весы» и др. Художествен­ные произведения начали печататься не в журналах, а в различных альманахах, выпускавшихся многочисленными издательствами, вокруг которых группировались писатели разных направлений.

В конце XIX — начале XX в. толстый журнал вновь быстро прошел все этапы развития этого типа издания в XIX в.: от энцик­лопедического к публицистическому. Но в прошедшем веке каждый этап занимал 30 — 40 лет, в начале нового — подтип журнала изме­нялся за 5—10 лет.

Классическому типу толстого журнала в XX в. остались верны «Вестник Европы», «Русское богатство», «Русская мысль», «Мир божий», «Современный мир» и другие издания, но под влиянием общественных потребностей они вынуждены были изменяться.

^ 4. Центральный орган большевиков – газета Социал-демократ.

«Социал-демократ», нелегальная газета, центральный орган РСДРП; после 6-й (Пражской) Всероссийской конференции РСДРП (1912) — центральной орган большевиков. Создана по решению 5-го съезда РСДРП (1907). 1-й номер вышел в феврале 1908 в России, но почти весь тираж газеты был захвачен полицией. По постановлению 5-й Общероссийской конференции РСДРП (1908) газета стала издаваться в Париже (1909—13, № 2—32), затем в Женеве (1914—17, № 33—58). Всего вышло 58 номеров, последний номер — 31 января (13 февраля) 1917; в 1916 изданы 2 номера «Сборника “Социал-демократа”»; были также приложения к газете. В редколлегию входили представители от большевиков, меньшевиков и польских социал-демократов; в 1911 меньшевики Ф. И. Дан и Л. Мартов вышли из редакции. Главным редактором фактически являлся В. И. Ленин, который на страницах «С.-д.» вёл непримиримую борьбу против ликвидаторов, отзовистов, троцкистов, за последовательное проведение большевистской линии, за объединение и укрепление партийных сил. В газете были опубликованы десятки статей Ленина; впервые была напечатана его работа «О лозунге Соединённых Штатов Европы», в которой сформулирован вывод о возможности победы социалистической революции первоначально в нескольких или даже в одной стране. В годы 1-й мировой войны 1914—18 «С.-д.» сыграл значительную роль в пропаганде ленинских лозунгов по вопросам войны, мира и революции. В «С.-д.» в разное время сотрудничали Д. Благоев, Д. Бедный, М. Горький, П. А. Джапаридзе, И. Ф. Дубровинский, А. М. Коллонтай, В. К. Курнатовский, Р. Люксембург, Ю. Мархлевский, Г. К. Орджоникидзе, Н. А. Семашко, И. В. Сталин и др.

Затем трансформировалась в Еженедельную газету, орган Московского бюро, позднее Московского окружкома (РСДПРб). Март 1917-март 1918. Слилась с газетой «Правда».

^ 5. Циркулярные дополнения «Устава о цензуре и печати» в 1890

Александр II утвердил «мнение» Государственного совета, получившее силу закона в качестве Временных правил о цензуре и печати 6 апреля 1865 г.

1. Освобождаются от предварительной цензуры: а) в обеих столицах все выходящие доныне в свет повременные издания, коих издатели сами заявят на то желание; все оригинальные сочинения объемом не менее 10-ти печатных листов и все переводы, объемом не менее 20-ти печатных листов; б) повсеместно: все издания правительственные; все издания академий, университетов и ученых обществ и установлений.

«В случае нарушения в них законов, подвергаются судебному преследованию», а периодические издания «в случае замеченного в них вредного направления подлежат к действию административных взысканий, по особо установленным правилам». С 1 сентября 1865 г. Министерство юстиции стало арбитром в решении исков администрации по делам прессы.

Таким образом, каждый частный случай решается с учетом его особенностей, а при сомнениях рекомендовалось «испрашивать указаний» председателя цензурного комитета.

В 1890 году все действующие в стране законы были собраны в один законник. Туда же помещены «Временные правила...» с дополнениями от 1872 (про «вредные» революционные брошюры) и 1882 (при возобновлении издания – действует уже предварительная цензура, также газета обязана предоставлять имена авторов, да еще и «вопросы о совершенном прекращении повременных изданий предоставляются совокупному обсуждению и разрешению министров: внутренних дел, народного просвещения и юстиции и обер-прокурора Святейшего Синода»)

К началу 20 века во время изменения направленности журналистики, ее «серебряного века», деятели провинциальной прессы неоднократно выступали против дискриминации местной периодики.

В статье «Кому нужно молчание провинциальных газет?» (Приазовский край) Я.В. Абрамов высказывает мнение, что их безгласие нужно не государству, а тем, кто боится света, гласности, что весь опыт цензуры местной периодики, ее жалкое состояние являются основанием осуждения существования предварительной цензуры.

В 1905 году (после долгого раздумья) был выпущен ^ Именной высочайший указ правительствующему сенату о временных правилах о повременных изданиях

Самое главное в нем:

- Предварительную как общую, так и духовную цензуру выходящих в городах империи повременных изданий, а равно эстампов, рисунков и других изображений, помещаемых в сих изданиях или же выпускаемых ими отдельными листами, - отменить, сохранив действующие о повременных изданиях постановления в отношении изданий, выходящих вне городов.

- Статью 140 Устава о цензуре и печати (Свод зак., т.XIV, изд. 1890 г.), предоставляющую министру внутренних дел право воспрещать оглашение или обсуждение, в печати какого-либо вопроса государственной важности, - отменить.

- Каждый, желающий выпускать в свет новое повременное издание в одном из городов империи, обязан подать местному губернатору или градоначальнику, по принадлежности, заявление.

- Ответственными редакторами повременного издания или части его могут быть только русские подданные, достигшие двадцати пяти лет, обладающие общей гражданской правоспособностью и не подходящие под условия, указанные в статье 7 Положения о выборах в Государственную думу.

6. Биржевая пресса России как новый тип издания.

7=10

8. «Журнал для всех» Миролюбова. Новый тип общедоступного толстого журнала.

Необходимость расширения читательской аудитории тол­стого журнала все острее ощущалась на рубеже веков. Одной из са­мых удачных попыток на этом пути стал «ЖУРНАЛ ДЛЯ ВСЕХ». Свой тип он обрел не сразу. Сначала вышедшее в Петербурге изда­ние под таким названием представляло собой иллюстрированный журнал для народного чтения с религиозно-нравственным уклоном. Успеха он не имел, пока не перешел в руки B.C. Миролюбова.

В молодости B.C. Миролюбов увлекался народническими идея­ми, и это отразилось на его издательских планах - издании дешевого и содержательного журнальчика для большой провинциальной публики... Цена в год рубль. Всем сотрудникам платим, как в толстых журналах... Подписчиков у нас около 15 тысяч, когда мы его купи­ли, было около 5000. К 1903 г. тираж достиг 80 тыс., что для России было аб­солютно невиданным делом. Точный расчет издателя на провинци­ального читателя, городскую и сельскую интеллигенцию, грамотных крестьян, дешевизна журнала — 1 рубль в год — и правиль­ный подбор материалов для публикации создали огромный успех «Журналу для всех».

Вокруг миролюбовского журнала можно было не только собрать лучшие силы реалистического лагеря рус­ской литературы, по и познакомить с их творчеством очень широ­кую демократическую аудиторию.

«Журнал для всех» выполнял сложную двойную задачу: «с одной стороны, «усложнял» содержание популярной литературы для народа; с другой стороны, демократизировал «интеллигентскую» литературу, добиваясь простоты, ясности, доступности изложения применительно к широкому читателю».

В программу журнала входили не только «лучшие рассказы русских и иностранных писателей, по и очерки «из мира наук», рассказы о путешествиях и жизни разных пародов и стран, краткие жизнеописания замечательных людей прошлого и современности.

Поэтому «Журнал для всех» печатал довольно много научно-попу­лярных статей и по гуманитарным, и по естественным наукам.

Утверждая программу журнала для народа, Главное управление по делам печати не предполагало наличия в журнале публицисти­ки, но «Журнал для всех» имел все традиционные публицистичес­кие отделы: «Политическое обозрение» помещало зарубежную ин­формацию, «Внутренняя хроника» составлялась в обычном для толстого издания стиле, хроникальные материалы помещались в от­деле «Из жизни народов в России и заграницей».

Миролюбов стремился так скомпоновать номер, чтобы разные его материалы идейно и тематически объединялись. Редакция жур­нала, как и другие толстые издания со строго выдержанным на­правлением, следила за тем, чтобы и отдельная книжка, и годовой комплект проводили единую линию через все разнохарактерные публикации.

Сохранив традиционные для толстого журнала отделы, строго выдерживая единое направление, B.C. Миролюбов внес изменения в форму издания: журнал стал тоньше, всего 800 страниц в годо­вом комплекте (нумерация в течение года была сплошная), т.е. чуть более 70 страниц в номере против 300 — 500 традиционных. Но формат журнала был значительно увеличен, текст, особенно в на­учных и хроникальных отделах, печатался мелким шрифтом, по­этому потери текста в количественном отношении были относитель­но невелики.

В 1904 г. изменилось и оформление журнала, и соотношение ма­териалов в номере. Почти половину журнальной книжки занимали поэзия и проза. Для современного читателя созвездие имен поэтов, публиковавших свои стихи на страницах журнала, — А.А. Блок, К.Д. Бальмонт, В.Я. Брюсов, А. Белый, К.М. Фофанов, И.А. Бу­нин — кажется ослепительным, но в 1904 г. они не были так извес­тны, многие только начинали свой творческий путь, их стихи были трудны для понимания даже интеллигентному читателю, не говоря о тех, на кого «Журнал для всех» был рассчитан. Очень пестрый состав был и в отделе прозы. Здесь еще можно было встретить ре­алистов А.С. Серафимовича, Е.Н. Чирикова, И.Д. Юшкевича, Д.Н. Мамина-Сибиряка, но рядом появлялись имена модернистов — М. Метерлинка, Аллегро и т.д. Практически исчезли научно-попу­лярные материалы, но почти в каждом номере появлялись статьи С.К. Маковского, посвященные различным выставкам и творчеству художников и скульпторов, которые сопровождались иллюстрация­ми. Среди них работы, посвященные братьям Васнецовым, Н. Ре­риху (до его отъезда в Гималаи).

Даже по оформлению журнал превратился в некое подобие «Мира искусства»: украшенная орнаментом обложка, вынесенные на нее репродукции (в февральском номере картина В. Васнецова «Три царевны подземного царства»), игра сложных шрифтов в заголовках статей, которые с трудом читались. А рядом, в хроникаль­ных отделах, поднимались очень важные вопросы: проблема зем­ства и его роль в России, крестьянская жизнь в стране; в течение всего года, из номера в помер, публиковался труд А. Кизеветтера «Очерки по истории местного управления в России». В освещении событий русско-японской войны сказались старые традиции журна­ла. Очень подробно с демократических позиций оценивался ход во­енных действий, для своего не слишком подготовленного читателя журнал публиковал карты Дальнего Востока и Японии, различные диаграммы, давал характеристику экономики воюющих стран, ана­лизировал состояние армии и флота. Помещались даже рисунки рус­ских и японских кораблей, участвовавших в морских сражениях.

«Журнал для всех» начал свою деятельность, может быть, не по воле издателя, как издание в первую очередь литературное. Литературный отдел завоевал внимание и любовь читателей за первые шесть лет издания. И переориентация этого отдела, несомненно, была воспринята и писателями, и собратьями журналистами, и чи­тателями очень болезненно.

B.C. Миролюбов имел пра­во на собственные размышления о смысле человеческой жизни, нравственности и красоте, но его предназначенный «для всех» жур­нал должен был отражать интересы своей аудитории, чаще всего настроенной оппозиционно к самодержавию, чтобы сохранить ее внимание и соответственно тираж. B.C. Миролюбов это понял. В начале 1905 г. его подстегнули начавшиеся революционные события. В первый революционный год «Журнал для всех» стал одним из самых оппозиционных органов периодики.

В январе 1906 г. Миролюбов получил письмо из села Лукино: «Не нарадуемся и не надивимся бодрости и смелости вашей борьбы с отжившим порядком. Работайте по созданию нового, мы на вашей стороне. Подписчик и читатели».

Осенью 1906 г. журнал был закрыт. В 1908 г. Миролюбов уехал за границу, где принимал участие в издании эсеровского жур­нала «Заветы». В 1913 г., вернувшись в Россию, организовал «Ежемесячный журнал», в котором продолжал традиции своего первого издания.

9=30

^ 10. Судебные и административно-полицейские меры преследования печати 1905-07 гг. Меры экономического притеснения прессы.

Вместе с тем готовились изменения в законодательстве.

Временные правила о повременных изданиях отменяли «предварительную как общую, так и духовную цензуры» газет и журналов, выходивших в городах, оставляя ее «в отношении изданий, выходивших вне городов». Отменялись постановления об административных взысканиях, правила о залогах, статья 140.

«Ответственность за преступные деяния, учиненные посредством печати в повременных изданиях» определялась в судебном порядке. По суду издание могло быть запрещено, приостановлено или арестовано, нарушители закона штрафовались (до 500 руб.), арестовывались (до 3 месяцев), заключались в тюрьму (на срок от 2 до 16 месяцев) или исправительный дом, ссылались на поселение. Большинство статей устава о цензуре и печати 1890 г., охраняющие основы самодержавия, оставались в силе.

26 ноября МВД предложило губернаторам, чтобы местные цензоры «под личной ответственностью наблюдали» за своими изданиями и «по всем, обнаруженным ими нарушениям закона немедленно» возбуждали судебное преследование, донося об этом в Главное управление по делам печати. С 22 октября по 2 декабря 1905 г. в Петербурге и Москве было возбуждено уголовное преследование в 92 случаях за нарушение прессой законов. За 2,5 месяца свободы слова (17 октября – 31 декабря 1905 г.):

         были подвергнуты репрессиям 278 редакторов, издателей, журналистов, изданий, типографий;

         конфисковано 16 номеров газет и журналов;

         арестовано 26;

         закрыто, приостановлено 44.

 Темпы репрессий нарастали: с 15 декабря 1905 г. по 25 января 1906 г. (по данным газеты «Русь») было закрыто 78 изданий, арестовано 58 редакторов. С 17 октября 1905 г. по декабрь 1906 г.:

         были закрыты 370 изданий;

         конфискованы более 430;

         опечатаны 97 типографий;

         арестованы и оштрафованы 607 редакторов и издателей (Былое. 1907. № 3).

Особое внимание было обращено на местную журналистику.

2 декабря 1905 г. за публикацию документов Совета рабочих депутатов, крестьянского союза и левых партий были конфискованы цензурным ведомством газеты «Сын Отечества», «Русь», «Русская газета», «Новая жизнь», «Начало», «Свобода народа». Петербургская судебная палата, собрав экстренное заседание, поддержала действия цензуры. Фактически этим было сразу покончено с оппозиционной прессой столицы, что послужило для всей журналистики сигналом: закон вступил в силу. Закончил свою деятельность Союз в защиту свободы печати. М.Н. Ганфман, анализируя эту ситуацию в 1912 г., приходит к выводу, что «мероприятие 2 декабря» стало «гранью от «явочного времени» свободы столичной печати и новой ее жизнью под сенью правил 24 ноября».

Власть шаг за шагом восстанавливала давший трещины цензурный режим в государстве. В 1906 г. последовали 18 марта Именной указ «Дополнения временных правил о повременных изданиях» и 26 апреля – Временные правила о непериодической печати.

Естественно, правительство опиралось и на старый опыт цензурного ведомства, предпринимая меры по нейтрализации влияния оппозиционной журналистики, подкупая газеты и журналы. Оно стремилось вдохнуть жизнь в свои официальные органы печати. «Сельский вестник» становится якобы «самостоятельным» изданием, выходящим 3 раза в неделю как «общедоступная народная газета», с 1906 г. – ежедневная. В этом же году правительство в своих целях стало использовать частную газету «Россия». Этим занимался созданный при Главном управлении цензуры по делам печати отдел повременной печати. В секретном циркуляре губернаторы обязывались посылать в «Россию» информацию с мест.

С 1 сентября 1906 г. по распоряжению Совета министров и МВД создается Осведомительное бюро, действующее в интересах правительства, обслуживающее прессу «достоверными сведениями» о его действиях, важнейших событиях в государстве. Им был налажен выпуск специальных бюллетеней, делались обзоры печати для ежедневных докладов председателю Совета министров и в МВД, начальнику Главного управления цензуры по делам печати, сводки мнений столичных газет по наиболее важным вопросам. Позднее в 1915г. Осведомительное бюро было переименовано в Бюро печати.



следующая страница >>