sotrud.ru 1


Содержание.
Часть 1. Возникновение или генезис цивилизации 5

1.1. Природа возникновения цивилизации 5

1.2. Причины генезиса цивилизации 6

Стимул удара 9

Стимул давления 9

Стимул ущемления 10

Часть 2. Рост цивилизаций 11

2.1. Проблема роста 11

2.2. Природа роста цивилизаций 12

2.3. Механизм роста 15

2.4. Надломы цивилизаций 17

Часть 3. Распад цивилизаций 18

3.1. Критерий распада 18

3.2. Движение раскола-и-палингенеза 19

3.3. Раскол в социальной системе 20

3.3.1. Правящее меньшинство 20

3.3.2. Внутренний пролетариат 21

3.3.3. Внешний пролетариат 21

3.4. Анализ процесса распада 22

3.5. Ритмы распада 23

Список литературы 26

Часть 1. Возникновение или генезис цивилизации.
Начнем с анализа процесса возникновения цивилизации. Среди 21 (их число колеблется) отмеченных обществ А.Тойнби выделяют независимые и родственно связанные цивилизации. Первые составляют всего шесть и принадлежат хронологически к ранним периодам в развитии этого вида обществ, появившиеся благодаря мутации примитивных обществ. Это допущение согласуется с хронологией, ибо мы знаем, что примитивные общества существовали за сотни тысяч лет до появления первых цивилизаций. Родственно связанные цивилизации – через отделение от предшествующих цивилизаций.

1.1. Природа возникновения цивилизаций.



Теперь разберем, каким образом и почему происходило рождение цивилизаций.

Появления родственно связанных цивилизаций в природе встречается чаще, однако мутация приводит к гораздо большим изменениям, поэтому рассмотрим вначале именно этот способ генезиса. Глубина мутации примитивного общества отражена в различиях между двумя видами обществ, существующих в настоящее время. Выявим характеристики, определяющие это различие. Провести различие между цивилизациями и примитивными обществами на основании разделения труда не возможно, т.к. рудименты процесса разделения труда можно заметить и у примитивных обществ. Дополнением или противоположностью разделения труда является социальное подражание, или мимесис. Его действие можно наблюдать как в примитивных обществах, так и в цивилизациях, но в разных видах обществ он действует в различных направлениях. В примитивных обществах мимесис ориентирован на старшее поколение и на уже умерших предков, авторитет которых поддерживается старейшинами, что обеспечивает влияние и престиж власти. В обществе, где мимесис направлен в прошлое, господствует обычай, такое общество статично. В цивилизациях мимесис ориентирован на творческих личностей, на будущее. В таком обществе обычай увядает и общество динамично устремляется по пути изменений и роста. Таким образом мы выяснили, что динамическое движение характерно для цивилизации, а статичное – примитивным обществам. Таким образом мы установили природу генезиса цивилизаций. Способ возникновения цивилизации – через отчуждение пролетариата от правящего меньшинства ранее существовавших обществ, утративших свою творческую силу. Правящее меньшинство такого рода обществ статично и отделение пролетариата представляет собой динамическую реакцию именно на эту статичность, что в конечном счете оказывается главным условием возникновения нового общества.


1.2. Причина генезиса цивилизаций.




Тойнби попытался ответить на вопрос, как происходит развитие цивилизаций. Отвечая на этот вопрос представил теорию «вызова – ответа». Суть этой теории заключается в следующем. Возникновение цивилизации и ее развитие определяется способностью людей найти и дать правильный, адекватный ответ на «вызов» среды. Вызов побуждает к росту. Ответом на вызов общество решает вставшую перед ним задачу, чем переводит себя в более высокое и более совершенное с точки зрения усложнения структуры состояние.

Развитие цивилизации - это непрерывная смена вызовов и успешных ответов на них. Вызовы, стимулы могут быть как природными, так и человеческого окружения (т.е. социальными). Среди стимулов природной среды можно выделить стимул «бесплодной земли» и стимул «новой земли». Стимулов «бесплодной земли» обнаруживается в истории немало. Суровые естественные условия нередко служат мощным стимулом для возникновения и роста цивилизации. Усилие, направленное на освоение новых земель служит стимулом для роста.

Можно отметить особый стимул заморской миграции. Стимулирующее действие морского пути, возможно, самое сильное среди всех, которым подвергаются мигрирующие народы. Все случаи миграций имеют одну общую и весьма специфическую черту, объединяющую их. Во время заморской миграции весь социальный багаж мигрантов сохраняется на борту корабля как бы в свернутом виде. Когда мигранты вступают в чуждые пределы, он развертывается, вновь обретая свою силу. Однако тут зачастую обнаруживается, что все, что так тщательно сохранялось во время путешествия и представляло существенную ценность для мигрантов, на новом месте утрачивает свое значение или же не может быть восстановлено в первоначальном виде. Этот закон характерен для всех без исключения заморских миграций. Он, например, действовал при древнегреческой, финикийской, этрусской колонизации западного бассейна Средиземноморья и в современной европейской колонизации Америки. Стимул обретения новых земель ставил колонистов перед вызовом моря, а вызов в свою очередь побуждал к ответу. В этих частных случаях колонисты принадлежали обществу, которое находилось в процессе строительства цивилизации. Когда заморская миграция представляет собой часть движения племен, вызов оказывается значительно более серьезным, а стимул – пропорционально значительно более сильным из-за давления, которое в данном случае претерпевает общество, социально неразвитое и пребывающее в статичном состоянии.


Переход от пассивности к неожиданному усилению «бури и натиска» производит динамическое воздействие на жизнь любой общины; но это воздействие более сильно, когда мигранты оказываются в открытом море, чем когда они передвигаются по суше. Отличительный феномен заморской миграции от сухопутной заключается в том, что заморская миграция требует подбора корабельного экипажа по функциональному признаку. Практиковались браки с местными женщинами, которых первопроходцы захватывали в плен. Этот отличительный феномен необычайно глубокого расового смешения тесно связан с другим – исключительно быстрым распадом групп родства, которые являются основой организации примитивного общества.

Отклонение, выраженное в отсутствии примитивного социального аппарата, оставленного в родных пределах, стало в атмосфере поиска и перемен стимулом к новым творческим актам. Так появляется повествовательная форма литературного искусства – сага или эпос. Это вызвало потребность в искусстве. Другой положительный эффект относится к области политической. Складывается принципиально новый тип политической системы – республика, в которой связующий элемент – договор, а не родство. Таким образом зарождалось городское управление.

Кроме стимулов природной среды Тойнби выделяет стимулы человеческого окружения, которые включают:


  • стимул удара (реакция на нападение);

  • стимул давления («форпосты» и «тылы»);

  • стимул ущемления (бедность, миграция, дискриминация по признаку).


Стимул удара.
Тойнби отмечает, что стимул ударов имеет очень веское значение. Для объяснения своей точки зрения он приводит классический пример стимулирующего действия удара и реакции Эллады, и в частности Афин, на нападение в 480 479 гг. до н.э. империи Ахеменидов – сирийского универсального государства. За победой последовал небывалый расцвет. В Элладе начинают бурно развиваться искусства.

Еще один пример уже из области религии. Деяния Апостолов – эти динамические акты, направленные на завоевание всего эллинистического мира для христианства, – обретают истинный смысл в момент, когда Апостолы смотрят на небо, наблюдая, как возносится, покидая земные пределы Господь. В тот момент их постигает удар – повторная утрата Господа вскоре после того, как Он воскрес из мертвых. Тяжесть удара вызвала в их душах мощную психологическую реакцию, которая передана мифологически в пророчестве двух мужей в белом и в нисхождении огня в день Пятидесятницы. В силе Святого Духа они проповедовали распятого и вознесенного Иисуса не только еврейскому населению, но синедриону (высшему судебному органу); и в течение трех веков самое римское правительство капитулировало перед Церковью, которую основали Апостолы в момент крайней духовной прострации.


Формула «чем тяжелее удар, тем сильнее стимул» есть истинный исторический закон.

Стимул давлений.




Пример стимула давлений можно привести из русской истории переселения народов от Днепра к Волге, вследствие воздействия набегов других племен. Ответ на такие нашествия представлял собой эволюцию нового образа жизни и новой социальной организации, что позволило оседлому обществу выстоять в борьбе против евразийских и достичь победы, завоевав номадические земли, изменив лицо ландшафта и преобразовав в конце концов кочевые пастбища в крестьянские поля, а стойбища – в оседлые деревни. Таким образом прослеживается развитие в плане изучения земель, умение противостоять противнику и т.д.

Стимул ущемления.



Рассмотрим природу стимула ущемления. Природа такого действия может быть понята при сравнении социального явления с физическим. Когда живой организм лишается какого-либо органа или свойства, он отвечает на этот вызов специализацией другого органа или свойства, которые, развиваясь, возмещают ущерб. Например, лоза, подрезанная ножом садовника, отвечает бурным ростом новых побегов. Действие стимула социального ущемления Тойнби показывает, приводя в пример самую простую ситуацию, когда определенный физический изъян не позволяет индивиду включиться на равных основаниях в жизнь общества. Например, хромой человек не может принимать непосредственного участия в боевых действиях, но он в состоянии изготовлять оружие и снаряжение для воинов. Следовательно, свой ущерб он компенсирует развитием других качеств и способностей, что делает его полезным обществу.

Ущемление бедностью тоже является стимулом развития. Бедность – это постоянно действующий стимул к преодолению трудностей.

Способность подниматься по социальной лестнице наблюдается среди иммигрантов. Незнакомые манеры, обычаи, язык, предрассудки местных жителей, как правило настроенных против иммигрантов, понуждают вновь прибывших мобилизовать всю свою энергию для утверждения себя среди чуждого ему человеческого окружения.


Итак, мы выяснили, что зарождению цивилизации способствуют наиболее трудные условия существования, имея в виду как природную среду, так и человеческое окружение. Важно отметить, что наиболее стимулирующее воздействие оказывает вызов средней силы. Слабый вызов не может заставить систему перейти на качественно новый уровень, в то время как чрезмерно сильный вызов может разрушить ее. Мы убедились, что именно стимулирующее воздействие со стороны природы или окружающих народов способно вывести примитивное общество из стационарного состояния и заставить его развиваться.

По мнению Тойнби, выработка нужной реакции на вызов среды - это функция творческого меньшинства, которое выдвигает новые идеи, проводит их в жизнь, увлекает за собой остальных.

Часть 2. Рост цивилизаций.



2.1. Проблема роста.


Сразу же возникает вопрос «Если произошло рождение, разве развитие не следует само собой?» Существует такой класс цивилизаций, в котором есть общества, которые родились, но были остановлены в своем развитии после рождения. Таких цивилизаций немало, к ним относятся и полинезийцы, и эскимосы, и кочевники, а также османы, спартанцы. Такие цивилизации называют «задержанными», находящимися в застывшем состоянии. Они оказались в этом состоянии из-за того, что всякая попытка изменить ситуацию означает гибель. Ответ на вызов среды таких цивилизаций характеризуется рывком. Все «задержанные» цивилизации потерпели неудачу в «ответе» на «вызов» среды. Здесь мы отметили момент остановки роста цивилизации.

Нужно сказать, что не всегда мощный ответ является показателем того, что вызов оптимален и дает устойчивый и длительный стимул. Вызов скорее оптимален тогда, когда, стимулировав противоположную сторону на успешный ответ, он включает инерционную силу, которая способствует движению: от победы – к борьбе, от покоя – к движению. Разовый, пусть и мощный, рывок от возмущения к восстановлению равновесия недостаточен, чтобы за генезисом последовал рост. А чтобы сделать движение непрерывным, задать ему определенный ритм, должен возникнуть порыв, который вдохнет в движение бесконечное стремление к смене одного состояния другим.

2.2. Природа роста цивилизаций.
Итак, цивилизации развиваются благодаря порыву, который влечет их от вызова через ответ к дальнейшему вызову. Рост представляет собой кумулятивное поступательное движение, и кумулятивный характер его проявляется как во внутреннем, так и во внешнем видах()ясняется тем, что что______________________________. В макрокосме рост проявляется как прогрессивное и кумулятивное овладение внешним миром; в микрокосме – как прогрессивная и кумулятивная внутренняя самоорганизация. Оба эти проявления дают возможность определить прогресс самого порыва. Прогрессивное завоевание внешнего мира подразделяется на завоевание естественной среды и человеческого окружения.

Прогрессивное и кумулятивное завоевание человеческого окружения напрямую связано с территориальным расширением, но это не может считаться правомерным показателем роста цивилизации. Социальным последствием территориальной экспансии можно считать замедление роста, но никак не усиление его. Причем в крайних случаях наблюдается и полная остановка роста. Определять развитие экспансией (имеется в виду расширение границ) ошибочно. Итак, критерий роста цивилизации не в ее прогрессивном кумулятивном завоевании человеческого окружения.

Территориальные захваты – симптом не социального роста, а социального распада.

Рассмотрим вопрос о том, является ли завоевание физического окружения, то есть природной среды, достаточным критерием роста цивилизации. Признак прогресса в этой области – совершенствование техники. Предполагаемая последовательность ступеней совершенствования материальной техники берется в качестве показателя соответствующей последовательности в прогрессивном развитии цивилизации. В этой схеме развития человечества представляется чередой «эпох», различающихся своим технологическим характером: палеолит, неолит, медно каменный век, медный век, бронзовый век. Железный век с кульминацией его в машинном веке. Многие технические и технологические достижения приходили в различные части мира в различном порядке, а некоторых обществ определенные волны технического прогресса вообще никогда не достигали. И ни одно из известных обществ, кроме западного, не прошло путь из железного века в машинный. Поэтому стоит вопрос правомерно измерять рост цивилизаций по этим параметрам. Очень высокий уровень техники был характерен для каждой из задержанных цивилизаций. Полинезийцы стали прекрасными мореходами, эскимосы – рыбаками, спартанцы – солдатами. Цивилизации оставались статичными, тогда как техника совершенствовалась.


Нововведения в сфере военного дела также сопутствовали не росту цивилизации, а надлому и распаду ее. Казалось бы это должно было наоборот способствовать росту, объясняется это тем, что война всегда становилась причиной гибели.

Не существует какого либо соответствия между прогрессом в области техники и прогрессом в развитии цивилизации в целом. Хотя история техники может служить ключом в поисках такого критерия.

История техники все же открывает принцип, который стоит за прогрессом техническим. Принцип этот можно определить как закон прогрессирующего упрощения. Например, локомотив, придя на смену лошади, потребовал строительства железнодорожных путей, тоннелей, виадуков, что привело к уничтожению естественного ландшафта. Создание двигателя внутреннего сгорания позволило создать автомобиль, который обладает всеми достоинствами парового двигателя и лишен многих его недостатков, ибо при автомобильном сообщении отпадает необходимость в столь сложном инженерно-техническом обеспечении пути. Подобные примеры можно привести рассматривая письменность, математику и др. Мы более точно определим процесс, назвав его не «упрощением», а «этерификацией». Феномен этерификации можно наблюдать в самых разных сферах. В сфере человеческой деятельности по преобразованию физической природы наблюдается картина стадиального перехода человека от применения самой сложной и наглядной из энергий (мускульной энергии) к энергиям более элементарным, эфирным – от воды к пару, от пара к электричеству; от передачи электрических волн по металлическим проводам – к передаче через посредство «эфира». Таким образом, этерификация сопутствует росту.

В истории цивилизаций обнаруживается перенос поля действия, способствующий развитию. Что это значит? Когда серия ответов на вызовы стимулирует рост, можно видеть, что по мере роста поле действия сдвигается, перемещаясь из внешнего окружения во внутреннюю социальную систему растущего общества. Как это действует? Например, когда наши предки на ранней ступени западной истории сумели отразить нападение скандинавов на западное христианство, одним из средств, с помощью которых была достигнута эта победа, было создание мощного военного и социального инструмента в виде феодальной системы. Создание феодальной системы явилось ответом на скандинавский вызов. Феодализм обеспечил временное равновесие, впоследствии нарушенное, что вызвало новый порыв, охвативший западное общество и позволивший ему преодолеть мертвую точку. Успешно ответив на брошенный вызов, западный мир совершил переход от одного динамического круга Вызова и Ответа к другому. Социальная, экономическая и политическая дифференциация между различными социальными классами, вызванная феодализмом, породила определенные стрессы и напряжения в структуре западного общества, а это в свою очередь поставило растущее общество перед лицом следующего вызова. Западное христианство едва оправилось от напряженной борьбы с викингами, как перед ним возникла новая задача, требующая замены феодальной системы новой системой отношений, основанной на суверенитете государств и личной свободе граждан. Этот пример двух последовательных вызовов в истории западной цивилизации наглядно демонстрирует сдвиг поля действия из внешней сферы во внутреннюю.


По мере роста все меньше и меньше возникает вызовов, идущих из внешней среды, и все больше и больше появляется вызовов, рожденных внутри действующей системы или личности. Рост означает, что растущая личность или цивилизация стремится создать свое собственное окружение, породить своего собственного возмутителя спокойствия и создать свое собственное поле действия. Иными словами, критерий роста – это прогрессивное движение в направлении самоопределения и самодетерминации.
2.3. Механизм роста.
Обратимся теперь к механизму роста. Схемой Ухода и Возврата можно описать механизм роста цивилизации. Уход и Возврат можно рассматривать как «двухтактный» ритм творческих актов, составляющих процесс роста. Творческая личность, уходя, выпадая из своего социального окружения, преображенная, возвращается затем в то же самое окружение: возвращается, наделенная новыми способностями и новыми силами. Уход позволяет личности реализовать свои индивидуальные потенции, которые не могли бы найти выражения, подавленные прессом социальных обязательств, неизбежных в обществе. Уход дает возможность и является необходимым условием духовного преображения.

Для наиболее лучшего понимания приведем пример Ухода-и-Возврата. Жизнь Бенедикта Нурсийского (480 543) совпала с предсмертной агонией эллинистического общества. Юношей, прибыв из Умбрии в Рим, чтобы получить традиционное для представителей состоятельных классов гуманитарное образование, он скоро восстал против столичной жизни и удалился в пустыню. В течение трех лет жил он в полном одиночестве, однако поворотным пунктом в его судьбе стало возвращение в общество по достижении совершеннолетия, когда он встал во главе монашеской общины. Святой Бенедикт создал новую систему образования взамен старомодной, отвергнутой им еще в детстве. Община бенедиктинцев стала матерью монастырей, быстро распространившихся по всему западному миру. Монашеский орден св. Бенедикта лег в основу социальной структуры западного христианства, выросший из руин эллинистического мира. Это пример ухода и возврата творческой личности.


Рассмотрим ту же схему на цивилизации. Первым шагом Ухода и Возврата становится удаление творческого меньшинства из повседневной жизни общества. Вторая стадия – эго стадия относительной изоляции и творчества. Она в свою очередь распадается на две фазы, одну из которых можно назвать начальной, а другую – конструктивной. Первая фаза – это время поэзии, романтики, эмоциональных взрывов; вторая фаза относительно спокойна. Это время здравомыслия и систематики. Психологический переход от одной фазы к другой иногда бывает довольно резким. Третья стадия это возвращение творческого меньшинства в обычную жизнь общества, от которой был совершен уход ради акта творения. Путь к возврату от вынужденной или добровольной изоляции готовится переходом от стадии начальной к стадии конструктивной, ибо в конструктивной фазе творец предвосхищает свое возвращение тем, что придает своему труду форму, приемлемую и понятную нетворческому большинству.


2.4. Надломы цивилизаций.



Надлом цивилизации объясняется тем, что цивилизация не может дать успешный ответ на вызов среды, т.е. овладеть новыми обстоятельствами. Стадия надлома цивилизации характеризуется тремя моментами: недостатком созидательной силы у творческого меньшинства, отказом большинства от подражания меньшинству и утратой обществом социального единства.

Распад надломленной цивилизации начинается с отделения пролетариата от группы лидеров, выродившейся в правящее меньшинство. В движении жизни перемена в любой части целого должна сопровождаться соответствующими сдвигами в других частях. Однако когда жизнь механизируется, одна часть может измениться, не повлияв при этом на другие. В результате – утрата гармонии. В любом целом нарушение гармонии между составными частями оплачивается потерей самодетерминации целого. А наличие самодетерминации, как уже было отмечено, признак роста. Цивилизации погибают вовсе не вследствие убийства, а скорее самоубийства.

Объяснение надломов цивилизаций с точки зрения евгеники1, показано у Платона в «Государстве». Он говорит, что общество с идеальным устройством нелегко вывести из равновесия, но, в конце концов, все, что рождается, обречено на распад. Надлом связан с периодическим ритмом, который зависит от физической и психической плодовитости.

Часть 3. Распад цивилизации.

3.1. Критерий распада.




Ключ к пониманию распада обнаруживается в расколе и разногласии, исходящих из самых глубин социального тела. Основной критерий и фундаментальная причина надломов цивилизаций – внутренний взрыв, через который общество утрачивает свойство самодетерминации. Социальные трещины – следы этого. Существуют «вертикальные» трещины между территориально разделенными общинами и «горизонтальные» – внутри смешанных общин, подразделенных на классы.

При «вертикальном» типе раскола общество распадается на ряд локальных государств, что служит основанием для кровопролитной междоусобной войны.

«Горизонтальный» раскол общества происходит по классовым линиям. Горизонтальный раскол выделяет в гибнущем обществе три группы: правящее меньшинство, внутренний пролетариат и внешний пролетариат. И каждая из этих социальных групп рождает свой социальный институт: универсальное государство (такое государство вступает в войны в целях расширения своего влияния), вселенскую церковь и отряды вооруженных варваров. Среди этих творений только вселенская церковь имеет перспективу на будущее.

Процесс распада характеризует увеличивающаяся степень стандартизации. Надломленные цивилизации, вступая на путь распада, демонстрируют привязанность к самым различным областям деятельности – от ярко выраженного интереса к искусству до увлечения механизмами.

Распад общества на серию местных общин явление, свойственное человеческим обществам любых типов, а не только цивилизациям.

3.2. Движение раскола и палингенеза.




Социальный раскол представляет собой внешний критерий распада надломленного общества. Рассматривать его надлежит как Раскол и Палингенез. Раскол и Палингенез представляет собой тип схемы Ухода и Возврата. Суть палингенеза не только в преодолении агонии раскола – он, собственно, и является конечной целью раскола.

Творческое меньшинство в растущем обществе постоянно изменяется, причем не только по составу, но и в своих идейных и духовных устремлениях. Правящее меньшинство распадающегося общества, напротив, имеет склонность становиться замкнутой группой, идеи которой приобретают неизменность.


Эта социальная, духовная косность, характерная для правящего меньшинства, определяется еще и тем, что в отличие от растущего общества вызов, перед которым стоит разлагающаяся цивилизация, остается в каждом круге Вызова и Ответа постоянным. Вызов, оставшийся без ответа, возникает вновь и вновь, а неспособное к действию правящее меньшинство, будучи не в состоянии ни преодолеть, ни обойти его, не желает оставить поле битвы. Неспособность ответить на исторический вызов предрешена утратой творческих сил и энергии. Оборонительная позиция, которую занимает правящее меньшинство, может быть либо мягкой, либо жесткой, но в любом случае оно всячески пресекает поползновения кого бы то ни было разделить с ним ответственность. Твердость такой позиции характерный признак правящего меньшинства распадающегося общества. В силу своей косной позиции правящее меньшинство заранее приговаривает себя к неучастию в творческой работе. Творческие меньшинства находятся в постоянном движении, потому что они – воплощение разнообразия форм.

Когда рост цивилизации обрывается надломом и вчерашнее творческое меньшинство превращается в меньшинство правящее, оно обрекает себя на повторение одного и того же действия. Во время распада происходит два разных действия с противоположными сюжетами. Пока косное правящее меньшинство постоянно воспроизводит свое поражение, новые вызовы, побуждая к новым творческим ответам, активизируют новые творческие меньшинства. Они то и становятся претендентами на возвышение.

В Расколе и Палингенезе меньшинство уходит, пытаясь найти ответ на брошенный исторический вызов.

3.3. Раскол в социальной системе.



Ни одна из групп, участвующих в расколе, – ни правящее меньшинство, ни внутренний и внешний пролетариат – не обладает однородным этосом (т.е. стилем жизни, привычками, воззрениями). Рассмотрим каждую категорию.
3.3.1. Правящее меньшинство.

Вариативность этоса характерна для правящего меньшинства, несмотря на кажущуюся его однородность. Правящее меньшинство способно привлечь на свою сторону оппозиционных «вундеркиндов», формируя из них люди, обязанные своим положением собственным заслугам, а не славе предков.


В правящем меньшинстве этот характерный тип может быть двух разновидностей пассивной и активной. Пассивный вариант напоминает кочевника, который завоевал оседлое население и беспощадно эксплуатирует его, что не только безнравственно, но и самоубийственно. Активный вариант напоминает турков османов или спартанцев, которые, не забывая о завтрашнем дне, рационально использовали захваченное, направляя главные усилия на поддержание армии. Другими словами правящее меньшинство делится на людей, которые думают исключительно о том, что происходит сегодня, и на тех кого задумывается о завтрашнем дне.

3.3.2. Внутренний пролетариат.



Внутренний пролетариат эллинского общества складывался из трех различных элементов, обездоленных представителей самого эллинского общества, насильственно включенных в общество представителей чужих и примитивных обществ, а также рабов, полностью лишенных всех прав и свобод и обреченных работать безвозмездно в нечеловеческих условиях. Мера страданий представителей этих трех групп различна, однако общим, несомненно, являлось то, что все они были ограблены, лишены своего законного наследства, своих корней и превращены в нещадно эксплуатируемых изгоев. Если проанализировать типы этих обездоленных, обкраденных людей, то станет ясно, что этос их соткан из жестокости и ненависти. Они беспощадны к своим палачам, толкающим их на восстание, на проявление самых низменных порывов и чувств (таково отношение к правящему меньшинству).

При ответе на вызов может последовать два противоположных ответа через путь добра или путь насилия. Путь добра проповедовала Вселенская церковь. Высшей религией было христианство.
3.3.3. Внешний пролетариат.

Внешний пролетариат, подобно внутреннему, образуется отделением от правящего меньшинства цивилизации, когда та надломилась и находится в процессе распада. Раскол в данном случае весьма ощутим, ибо в отличие от внутреннего пролетариата внешний пролетариат не только отчужден от правящего меньшинства в сфере чувства, но также размежеван и территориально. Задача творческого меньшинства – привлечь на свою сторону массы.


Надлом означает исчезновение с исторической сцены творческого меньшинства, вызывавшего доверие большинства и желания следовать за ним. Постепенно ему на смену приходит правящее меньшинство, которое пытается узурпировать наследство, ему не принадлежащее. Доверие к себе оно пытается сохранить с помощью силы, все еще находящейся в его распоряжении. Следствием подобной политики становится нравственное отчуждение большинства населения. В результате этого отчуждения начинается процесс возникновения внутреннего и внешнего пролетариата. Оказавшись в состоянии распада, цивилизация перестает быть целым, которое можно скопировать и организовать по его подобию свою собственную жизнь. Причина надлома – невозможность самодетерминации, в результате чего возникает потеря внутреннего единства, гармонии и пропорциональности.

3.4. Анализ процесса распада.



Источником действия никогда не является само общество, всегда – некоторая индивидуальная душа. Действие, являющееся актом творения всегда совершается творческими личностями. В любом обществе творческие личности всегда в меньшинстве.

Одним из симптомов социального распада и причиной социального раскола является вырождение меньшинства, ранее способною руководить благодаря своим творческим потенциям, но теперь сохраняющего власть лишь благодаря грубой силе. Отделение пролетариата совершается под руководством творческих личностей, сфера деятельности которых ограничивается организацией оппозиции властям. Творческие личности продолжают возникать. Они вынуждены жить и действовать в обществе, которое, надломившись, оказалось разорванным на части. В растущей цивилизации творец отвечает на вызов, играя роль завоевателя, всегда готового к победоносному ответу. В распадающейся цивилизации творец, приняв вызов, играет роль спасителя и помогает обществу ответить на вызов, с которым неспособно справиться правящее меньшинство, утратившее творческие возможности. Распадающееся общество хочет удержать оборонительные рубежи и поэтому требует от своего лидера исполнения такой роли, которая поможет удержать власть.

3.5. Ритмы распада.
Ритм социального распада схож с ритмами при процессе генезиса и роста цивилизации. Распад цивилизации, как и рост ее, есть процесс непрерывный и кумулятивный. У этого процесса есть повторяющийся ритм. Процесс распада объясняется невозможностью дать успешный ответ на вызов, в чем и выражена сущность катастрофы социального надлома, порождающей распад. Распадающееся общество не в состоянии дать ответ на брошенный ему вызов, а пока вызов остается без ответа, он неумолимо напоминает о себе обществу. Это означает, что распадающееся общество постоянно находится перед одним и тем же вызовом. Такты в ритме распада образуются в результате цепи поражений в ответах на один и тот же вызов, а если процесс распада, подобно процессу роста, имеет непрерывный характер, то это может произойти потому, что каждое последующее поражение сеет семена новых попыток его преодолеть. В этом кроется природа ритма распада.

В истории падения любой цивилизации можно уловить ритм распада, происходящей по схеме Спада и Оживления имеющий, по меньшей мере, полтора такта, охватывающих все историческое расстояние от надлома до полного исчезновения. За спадом, который начинается в момент надлома, следует оживление. Однако и этот процесс завершается в свою очередь надломом, знаменующим начало нового спада, за которым уже не наступит оживления; но последует окончательный распад.

Схему Спада и Оживления для наглядности представим в военной терминологии. Атака, захлебнувшись, влечет за собой отступление, армия утрачивает ранее отвоеванные рубежи, дисциплина падает. Однако это поражение не считается полным и окончательным, т.к. опасность вражеского контрнаступления и позор поражения мобилизуют внутренние силы. Стоит какому нибудь офицеру взять на себя командование армия оказывается способной еще раз навязать бой противнику. Она вновь потерпит поражение, сначало это будет выглядеть как крутая и счастливая перемена судьбы. Восстановление морального духа, на который рассчитывали военачальники при второй попытке одолеть неприятеля, оказывается неустойчивым и кратковременным. Выясняется, что армия обречена на поражение, причем второй провал оказывался значительно более серьезным, чем первый. В конечном итоге происходит гибель.


Список литературы.


  1. Постижение истории: Сборник/Пер. с англ. – (Библиотека истории и культуры) Тойнби А.Дж. – М.: Айрис-пресс, 2008. – 638 с.

  2. Культурология: Учебное пособие/Составитель и ответств. редактор А.А. Радугин. – М.: Центр, 2001. – 304 с.

  3. Культурология: Учебник для вузов/Гуревич П.С. – М.: Проект, 2003. – 336 с.