sotrud.ru 1




АННОТАЦИЯ:

Актуальность темы. Сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую вас информацию. Понятно, что зачастую это просто невозможно сделать, будучи в лайковых перчатках. И тогда метод поиска материала становится не менее захватывающим, чем сама тема расследования. Впрочем, для относительно благополучного и развитого в материальном смысле этого слова общества интерес может предоставлять даже расследование неких особенностей производства корма для кошек. Дело не в теме, а в способах ее изучения и общественной значимости сделанных выводов.

Цель работы: наиболее полно осветить все значимые аспекты журналистского расследования.

Задачи, поставленные при написании работы и помогающие раскрыть цель:

1. Показать сущность журналистского расследования;

2.Рассмотреть безопасность журналистов занимающихся журналистскими расследованиями;

3. Проанализировать результаты журналистского расследования по делу Георгия Гонгадзе.

В дипломной работе даются ответы на следующие вопросы:

-Что нужно уметь и знать, чтобы провести настоящее расследование?

-Что есть цель расследования — правда? истина? торжество справедливости? удовлетворение собственной неуемной любознательности?

-Где в расследовании проходит грань между можно и нельзя? между Законом и беззаконием?

Структура работы. Дипломная работа состоит из: аннотации, введения, 3-ех глав, заключения. Имеет количество страниц-78, источников литературы-17.

В основу работы положена следующая ГИПОТЕЗА: Дорогу к хорошему журналистскому расследованию преграждают многочисленные препятствия. Все их можно преодолеть, и старания не пропадут даром.


СОДЕРЖАНИЕ:
Введение………………………………………………………………………….4
ГЛАВА I. Сущность журналистского расследования

1.1 Что такое журналистское расследование?........................................7

1.2 Барьеры на пути к журналистским расследованиям………………11

1.3 Качества необходимые в работе……………………………………16

1.4 Как избежать ошибок в материале…………………………………32

1.5 Специальные люди “для связей с общественностью”…………….33

ГЛАВА II. Безопасность журналистов занимающихся журналистскими расследованиями

2.1 Как сберечь свою психику …………………………………………..37

2.2 Как себя защищать……………………………………………………40

2.3 Как защитить “интеллектуальную собственность” и имущество…43

ГЛАВА III. Результаты журналистского расследования по делу Георгия Гонгадзе……………………………………………………………………………48

Заключение………………………………………………………………………...73

Список литературы……………………………………………………………......78

ВВЕДЕНИЕ:
Некоторые из нас утверждают, что любой журналистский материал основан на расследовании. Эта точка зрения, делающая излишним термин журналистское расследование, кажется правомерной до того момента, как мы раскроем первую попавшуюся под руки газету. Или посмотрим вечерний выпуск новостей по телевидению.

Почему-то метеопрогноз, рассказ о том, как плести декоративные шторы в темноте, и статья о расстановке сил в законодательном собрании штата не представляются слишком "расследовательскими". Наше сомнение увеличивается, когда мы сравниваем эти статьи (и все остальные в этом номере) с забойной статьей на первой полосе о махинациях мэра с командировочными расходами, которые возмещались ему из казны, в то время как его поездки с лекциями оплачивались частными организациями. В статье раскрывается, как мэр присвоил таким образом 22 тыс. долларов.

Очевидно, чтобы написать такую статью, потребовалась определенная квалификация и гораздо большие затраты времени, чем для написания остальных.


Другими словами, если все журналистские материалы можно отнести к категории расследований, почему же существует такое различие между тем, что называется журналистским расследованием, и почти всеми остальными материалами?

С другой стороны, без журналистского расследования — одной из фигур высшего пилотажа — и газета становится пресной и телевидению не хватает соли и перца. Но вот беда: количество этой соли с перцем в наших СМИ вроде бы растет, но со страниц газет, с телевизионных экранов резко и неприятно пахнет от них сливом, заказухой, подтасовкой и откровенным непрофессионализмом. “Расследованием” именуют все подряд: публикацию подслушанных телефонных разговоров, всенародную демонстрацию бандитской видеозаписи, подборку подметных писем, свалку компромата, добытого усилиями конкурирующего ведомства, — словом, все, что не проверено, не осмыслено, не требует ни ума, ни усилий, а нуждается лишь во взволнованной обаятельности тембра или легкости журналистского пера, чтобы придать куче лежалого товара съедобный вид.

Большинство газет публикуют и журналистские расследования, и аналитические материалы в области государственной политики. Последние появляются чаще, чем первые.

Почему это происходит? Квалификация, необходимая для подготовки обоих этих видов журналистских материалов, по большей части сходна. Сюда относятся: исследовательская работа, установление и разработка источников, связанных с предметом расследования; способность распутывать и объяснять сложные материи; строить гипотезы (на основе подсказок или внимательного наблюдения) и проверять их на известных фактах и мнениях.

Журналистское расследование включает дополнительное требование к его автору - раскрыть злоупотребления, выявить нарушения законов, установлений, норм поведения или даже правил приличия. Здесь наше внимание должно быть сосредоточено не только на пороках институтов, таких, например, как неэффективность отношений государства с фермерами, плохая подготовка студентов в сравнении с другими странами, но и на лицах, повинных в этих пороках.


Сугубо криминальная или правовая тема становится сегодня предметом многих журналистских расследований не случайно. Это специфическое, национальное отношение к закону, во многом является причиной тех социальных, экономических и даже политических проблем, которые переплелись в нашем обществе. И если, как свидетельствуют социологические опросы, украинцы ставят на первое место вопросы безопасности, то естественно, что журналистика как инструмент общественного мнения этому предмету и придает особое значение. Другое дело, что специфика работы с “острыми” темами такова, что она порой просто оказывается не каждому по душе или по силам.

Однако чтобы начать журналистское расследование нужно иметь основание полагать, что что-то неладно, кто-то совершил злоупотребление. Темы таких расследований приходят с улицы. Это может быть намек, обвинение или серия наблюдений, которые подталкивают активного журналиста к началу работы.

Журналистское расследование — задача чрезвычайно сложная и, случается, опасная для человека неподготовленного. Даже корифею от криминальной журналистики она не всегда по плечу, если действовать приходится в одиночку. Зато результаты могут превзойти все ожидания, если за дело берется целый коллектив. Именно тогда становится возможным полномасштабный сбор информации, ее грамотная обработка и проверка.
ГЛАВА I. Сущность журналистского расследования.
1.1 Что такое журналистское расследование?
Журналистское расследование не может появиться на свет без инициативы, идеи и усилий со стороны журналиста. Это материал, обладающий высокой новостной ценностью и большой значимостью для общества. Расследование основывается на множестве источников информации — людях, документах и личном наблюдении. Во многих случаях на поверхность выплывают материалы, которые власти предпочли бы не раскрывать. Но иногда в материалах содержится информация, полученная непосредственно от представителей власти.[1;56]

Любой журналист может заниматься расследованием. Для этого требуется любознательность, желание бороться с несправедливостью и скептицизм, граничащий с цинизмом или нигилизмом.

Основными орудиями репортера являются:

— Люди как источники информации

— Разного рода документы и умение работать с ними

— Терпеливо и умело проведенные интервью

— Высокая мораль и чувство социальной ответственности. Репортеры должны уметь хорошо делать свое дело. Особенно важны аккуратность и здравый смысл, так как расследования порождают противников, готовых зацепиться за малейшую фактическую неточность, чтобы дискредитировать все расследование.

Где проводятся расследования?

Везде. На самом верху и внизу. В правительстве, в коммерческих структурах, в таких учреждениях, как школы, полиция, суды, больницы и университеты, в столице и в провинции.

Приемы журналистского расследования

Предварительное расследование. Читайте увлекательные книги, газеты, журналы, смотрите документальные фильмы. Используйте библиографии, другие библиотечные источники и компьютеризированные базы данных как местные, так и международные, фотографии или электронные носители. Возможно, в России и трудно достать официальные документы, но иногда их можно скопировать вручную с архивных подшивок документов, различных ведомостей, если вы убедите соответствующих чиновников в том, что вы имеете право смотреть документы и что вы не причините им вреда, или если они симпатизируют вашей работе.

Наблюдение. Наблюдение за тем, сколько времени служащие проводят на рабочих местах, какой политик бывает в компании директора такой-то фирмы, как содержатся заключенные в тюрьме, и другие подобные наблюдения могут быть полезны для статьи. Возможно, вы пожелаете проследить за автомобилем, побывать на строительном объекте и сделать фотографии, которые превратят ваше наблюдение в документ. Интервью. Некоторые расследования начинаются с документов, а затем проходят с привлечением людей, другие начинаются с людей, а затем переходят на документы. В любом случае интервью должны быть хорошо спланированы. Журналист должен знать, какие он задаст вопросы, какой психологический подход лучше использовать, как добиться расположения интервьюируемого. Лучше всего брать интервью лично, а не по телефону, так как в ходе личного общения журналист помимо слов получает информацию, наблюдая за выражением лица человека и его поведением. Всегда пользуйтесь магнитофоном. Это поможет вам проследить ход мыслей человека и избежать в дальнейшем проблем, если свидетель откажется от своих слов. Некоторых раздражает и сковывает, когда при них делаются заметки. При записи на пленку свидетель, который согласился на беседу, сначала смущается, но затем забывает о магнитофоне. Если вы не можете записать интервью на магнитофон, попробуйте пригласить еще одного журналиста и дублируйте записи для дальнейшей сверки. Работая с нетерпеливым свидетелем, лучше всего задавать общие вопросы, способствуя естественному потоку информации и заинтересованно слушать, даже если его заносит на рассказы о своих несчастьях. Не заполняйте паузы в разговоре новыми вопросами. Пусть человек добровольно продолжит свою историю. И только, когда он выговорится, начинайте задавать вопросы, поворачивая разговор в нужное вам русло. [4;68]


Когда люди, с которыми вам нужно поговорить, не хотят сотрудничать или боятся, попытайтесь помочь им расслабиться, выражая им свою симпатию, польстите им, гарантируйте защиту и анонимность. Если вы почувствовали, что кто-то желает поговорить, но боится, то попробуйте встретиться с этим человеком случайно или в гостях. Например, в магазине, у него в доме или по дороге с работы домой. Когда человек настроен неприязненно или не настроен на разговор, попытайтесь создать атмосферу нормальной дискуссии, чтобы он забыл, что дает интервью, и попытайтесь логически поддержать его позицию. Поправляйте ложные заявления, используя факты, но беззлобно (здесь важна кропотливая подготовка к разговору).

Самым важным и самым деликатным делом является последнее интервью, в котором, после того как информация собрана и готова к изложению, предмету вашего расследования предоставляется возможность отреагировать на представленные свидетельства.

Выбор предмета расследования

Иногда идея о проведении расследования подсказывается кем-то. Иногда агентства по расследованиям привлекают к работе журналистов. А иногда репортер просто задает себе вопрос: Почему было принято такое решение? Оно не справедливо! Почему данное учреждение (школа, суд, больница, служба по уборке мусора) не работает так, как положено? Не всегда ответ на эти вопросы содержит информацию о коррупции или злоупотреблениях. Но это не значит, что о подобных вещах не стоит писать. Если виновна система, а не люди, то это не менее важно. Иногда в ходе расследования требуется восстановить ход важных событий после того, как они уже произошли, и с большей точностью, чем они были описаны источником. Фактов, заслуживающих расследования, всегда больше, чем времени и людей, которые могли бы этим заняться. В предварительном порядке начните с изучения сразу нескольких аспектов дела пока не убедитесь, что выполнение задачи реально и стоит затраченных усилий. На следующем этапе заручитесь поддержкой редакторов.


Написание статьи

Репортер должен построить собранный материал в сюжет так, чтобы показать читателям направление удара, квинтэссенцию расследования. Сюжет определяет, как журналист ПОКАЖЕТ главное. После построения сюжета неизменно обнаруживаются пробелы в логической последовательности событий. Для заполнения этих пробелов потребуются дополнительные исследования, новые интервью и документы. Дальнейшее — дело репортерского ума, пера, фантазии, “архитектурного” дара. Сюжет раскопанной истории вовсе не обязательно станет сюжетом журналистского материала. “История” должна работать на идею статьи,на поставленную проблему, а не наоборот.

Как получать и излагать информацию[6;121]

За исключением тех случаев, когда ваш собеседник сам крайне заинтересован в том, чтобы его информация или комментарий появились в прессе, поиски достоверных сведений и “выуживание” их из различных источников — самая, пожалуй, трудная часть журналистского расследования. И здесь очень важно сделать все для того, чтобы заставить человека общаться с вами и предоставить необходимые данные даже тогда, когда он сам не очень хочет этого делать. В отличие от сотрудника правоохранительных органов, журналист ничем, кроме закона о средствах массовой информации, в данном случае не вооружен и правом официально вести дознание не обладает. Поэтому, в первую очередь, ему надо научиться правильно задавать вопросы и быстро определять, искренен с ним человек или лукавит.

В каком-то смысле это — часть детективной работы. Поэтому тот, кто хочет освоить ее в совершенстве, узнает немало интересного, если посетит соответствующие лекции на юридическом и психологическом факультетах. Юристы научат методам следствия и дознания, тактике допроса. Психологи помогут овладеть тонкостями общения. Есть, наконец, специальная литература. Многое зависит еще и от вашей начитанности, умения быстро и четко формулировать свои мысли. Но здесь лекции не помогут. Филологи советуют для развития речи больше читать классику и следить за своим языком. Перейти в случае необходимости на уголовный сленг вы всегда сможете, его освоить нетрудно, да и молодежная речь насыщена “феней” до предела. А вот изъясняться правильно для некоторых оказывается невыполнимой задачей.

1.2 Барьеры на пути к журналистским расследованиям
К сожалению, на пути к журналистским расследованиям вас подстерегает множество барьеров, которые надо преодолеть.

Доступ к информации. Действительно, нелегко найти людей, которые будут говорить с вами о злоупотреблениях открыто или оставаясь в тени. К тому же трудно или вообще невозможно получить письменные документы. Иногда на это требуются месяцы, а цена превышает наши ожидания или возможности.

Необходимость освоения новейших приемов. Некоторые приемы журналистики, которые до того считались роскошью, фактически стали стандартом в работе над аналитическими статьями и в журналистском расследовании. Журналист, не овладевший компьютерными технологиями, не научившийся использовать закон о свободе доступа к информации для затребования скрываемого документа, не умеющий собрать и организовать огромный массив документов и записей, будет испытывать все возрастающие трудности в работе.

Незнание существа предмета. Приобретение знаний о предмете вашего исследования или расследования может серьезно затруднить работу. Приступая к работе, мы обычно мало знаем о предмете, основных действующих лицах, принятых нормах, способах их нарушения и даже не представляем, по каким критериям определить, достоин ли сюжет расследования. [9]

Давление. На журналиста обычно оказывается давление в одном из двух направлений - прекратить расследование или быстрей его закончить. Лица и организации, оказавшиеся в поле зрения журналистского расследования, имеют обыкновение жаловаться редакторам, издателям, руководителям телестанций. Я говорил с сотнями авторов журналистских расследований, и они подтвердили, что в ходе работы находились в поле повышенного внимания и что от них попеременно требовали прекратить работу, прекратить немедленно, опубликовать, пустить в эфир.

Время. Время - враг любого серьезного журналистского материала. Помимо того, что журналистов, как всегда, поджимают сроки сдачи материалов в редакцию, события вне редакции, неподконтрольные журналисту, могут ее более придвинуть срок окончания работы. Такими событиями могут стать: конкуренция со стороны другой газеты; действия законодательного собрания штата или других органов власти, которые ставят под вопрос целесообразность продолжения работы над материалом; обвинение, официально предъявленное объекту расследования или созываемая им пресс-конференция о ведущемся вами расследовании, рассчитанная на то, чтобы смазать его эффект. Все это особо относится к журналистам ежедневных газет, радио и телевидения, аудитория которых ожидает новости. Этот вид журналистики не повторяет новости за другими, а требует своевременности и эксклюзивности.


Юридические проблемы. Журналисты, проводящие расследования, и их редакторы работают под постоянной угрозой судебного преследования за пасквиль, клевету, вторжение в частную жизнь. И всегда надо помнить, что каждый раз, когда вы проигрываете дело в суде, публикуете опровержение или отказываетесь от своих слов, это понемногу подрывает свободу ваших коллег журналистов и доверие к ним. [6;121]

Все эти пункты будут подробно освещены в последующих главах. Читателю будут предложены конкретные советы и рекомендации по интервьюированию, компьютерным технологиям в журналистике, организации времени и информации, подготовке результатов расследования к публикации в оптимальном варианте и в сжатые сроки, взаимоотношениям с начальством и юристами.

Но есть одна преграда, о которой следует рассказать более подробно.

Препоны, чинимые начальством

Большинство газет не приспособлено для работы над аналитическими материалами. Проблема, в частности, состоит в том, что газета живет событиями и озабочена выпуском сегодняшнего номера. Это обусловливает нерасположенность редакторов к предлагаемым журналистами проектам, требующим долговременной подготовки.
Рассмотрим гипотетический пример отношения редактора отдела городских новостей к идее проведения журналистского расследования. Подобные проблемы возникают в каждой редакции, но, к счастью, редко встречаются в одно и то же время.

Первый этап. Журналистка, специализирующаяся по вопросам образования, принимает участие в научной конференции в Сан-Франциско за свой счет и в отпускное время, поскольку газета не посчитала целесообразным оформить командировку. Ее заинтересовали приведенные в одном из докладов данные исследования, показывающие, что в школах, где учатся лишь белые или черные дети, успеваемость выше, чем в тех школах, которые под давлением были вынуждены ввести у себя смешанный состав учащихся. Журналистка решает, что это интересный материал для статьи.

Второй этап. Возвратившись домой, журналистка предлагает заместителю редактора отдела городских новостей проверить выводы исследователей на местном материале и подготовить серию статей, оживив ее историями педагогов, родителей, учеников и цитатами из докладов ученых, услышанных на национальной конференции. Заместитель редактора несмотря на скептическое отношение к этой идее сообщает о ней редактору на утренней летучке. Редактор также без энтузиазма обещает доложить главному и через некоторое время действительно докладывает. После этого заместитель редактора городских новостей сообщает журналистке, что редакция не может выделить ей время для работы над серией в ущерб исполнению повседневных обязанностей. [6;122]

Третий этап. Упорная журналистка в течение трех недель урывает время для работы над статьей. Ей повезло. В ходе работы она встречается с тремя исследователями, которые работали над той же темой в течение двух лет и намерены опубликовать результаты своих изысканий на материалах штата. Она просит в редакции две недели для завершения статьи, зная, что потребуется четыре. Полная энтузиазма, в понедельник утром она подает заявку заместителю редактора, который, сохраняя скептическое отношение к проекту, передает ее редактору, который настроен враждебно, но обещает доложить главному, что и делает.

Четвертый этап. Редактор отдела городских новостей приглашает журналистку на обед, заметив, что в силу занятости может "обговорить" вопрос только в обеденный перерыв. В ожидании официантки он задает дюжину вопросов (ответы на 10 из которых даны в заявке на статью, а остальные - не по делу). Затем он объясняет, что газета не может позволить себе роскошь освобождения журналистки от ее основных обязанностей. Весь разговор в ходе часового перерыва занимает 8 минут. По пути в редакцию заместитель редактора отдела благодарит журналистку за энергию и инициативу и высказывает мысль, что такие встречи за обедом надо бы проводить регулярно, так как они придают ему силы. Он сокрушается, что перешел с журналистской работы на редакторскую.

Пятый этап. Расстроенная и разочарованная журналистка складывает на полку подготовленные материалы и готовится освещать очередную сессию городского школьного совета. [7;94]
Шестой этап. Месяц спустя три упомянутых выше исследователя докладывают о своих выводах на заседании комитета по образованию законодательного собрания штата. Газета публикует сообщение об этом своего корреспондента в столице штата, который допустил фактические ошибки и не понял возможных последствий опубликования результатов исследования. Двумя днями позже группа граждан пикетирует офис местного инспектора школ, который в телеинтервью поставил под сомнение выводы исследователей. Газета публикует сообщение об этом дежурного редактора, который не удосужился проконсультироваться с единственной в редакции журналисткой, знающей суть проблемы, и свел свой репортаж к падению популярности инспектора по школам. О выводах, к которым пришли ученые, говорилось в двух последних абзацах, один из которых был вырезан, чтобы статья легла в полосу.
Седьмой этап. Регулярные источники, с которыми обычно работает журналистка, освещающая проблемы образования, укоряют ее за неряшливое, полное ошибок и вводящее читателей в заблуждение освещение проблемы газетой. Возмущенная журналистка переписывает свою старую заявку и снова подает его заместителю редактора отдела, который не без испуга обещает передать ее главному. [1;57]

Восьмой этап. Отругав предварительно заместителя редактора отдела, главный редактор отвечает журналистке по электронной почте: "Мы уже опубликовали две статьи на эту тему, возможно, на одну статью больше, чем нужно нашим читателям. Вы пишете не для ваших источников. Думаю, что достаточно понятно объяснил на совещании в прошлом месяце, что у нас нет денег и времени на подобные проекты и в любом случае читателей больше интересуют вопросы, которые им более близки - например, падающая популярность инспектора по школам. Давайте оставим эту тему и вернемся к статьям вроде тех, которые были вам интересны, когда шесть лет назад мы поставили вас на участок образования. Конечно, я готов выслушать вас. Общеизвестно, что дверь моего кабинета всегда открыта".

Девятый этап. В том же году журналистка переходит на работу в управление инспектора по школам, чья популярность, как сообщалось, падает. Это предательство приводит в изумление главного редактора и другое газетное начальство. Они не могут понять, что еще можно было для нее сделать. Ведь ее поставили на образование, лакомый кусок для каждого журналиста, где можно проявить свое мастерство.
Вы найдете конкретные советы, касающиеся редакторов, которые слишком заняты, чтобы одобрительно взглянуть на вашу идею, в главах 6 и 7.
Вооружайтесь
Важным фактором успешного осуществления ваших идей является знание того, что барьеры существуют и с ними приходится иметь дело. Игнорирование этого факта может дорого обойтись. А умелое преодоление барьеров принесет огромную награду вам, вашей редакции, а главное - читателям, радиослушателям и телезрителям.
Журналистским расследованиям принадлежит важная роль в нашем демократическом обществе. Их исторический предшественник - движение "разгребателей грязи" - привело к тому, что в нашу повседневную жизнь встроены многие предохранительные механизмы. Оно сыграло важную роль в становлении регулятивных ведомств - государственных структур, изобретенных в Соединенных Штатах. [3;37]
И до сего дня многим из наших представлений о том, что работает и не работает, мы обязаны предприимчивости и многотрудной работе журналистов, которые преодолевают границы официальных заявлений и докапываются до сути вещей.
1.3 Качества необходимые в работе
Большинство качеств, которые нужны вам в работе, - наблюдательность, умение задавать вопросы, слушать и даже думать, могут быть еще более усовершенствованы. В этой главе предлагается несколько способов развития ваших детективных способностей.

Все детективы занимаются расследованием, но не все, кто занимается расследованием, являются детективами. Человек, ведущий расследование, должен построить цепочку важных для расследования фактов, которая приведет его к следующей цепочке фактов, и так - до успешного завершения расследования. Но если фактов нет, расследование рассыпается.


Тогда в игру вступает детектив - человек, способный нарисовать пейзаж, которого никогда ранее не видел, не выходя из темной комнаты. В этом разница между ремеслом и искусством.

Успех многих расследований, не исключая журналистских, зависит от того, что в конце концов находится некто, решивший выложить вам всю правду. Иногда ответ на задачу, решаемую расследованием, кроется в документах. Но все-таки обычно надо, чтобы кто-то "раскололся".

Ну, а если не расколется?

Или, предположим, начали говорить все, но ни один не представляет себе полную картину. Можно ли ее восстановить по обрывочным сведениям?

Секрет искусства детектива - это умение обнаружить множество фактов и, сопоставив их, прийти к выводу. Так, для постройки хижины нужно 180 бревен. 180 бревен, сваленные во дворе, так и останутся бревнами, пока не появится некто, кто хочет построить дом и знает, как должным образом сложить бревна.

Думать и делать выводы

Приходить к выводам - нелегкая задача для журналиста. Прежде всего нас этому почти не учили. Мы опрокидывали пирамиду на уроках репортажа, водружали ее на место, тренируясь на проблемных статьях, запоминали имена первопечатников и другие вехи истории журналистики, проявляли фотографии и разбирали по косточкам образцы печатной или электронной журналистики, чтобы доказать, как плохо средства массовой информации служат укреплению общества.

Начнем с опубликованной в 1952 году книги Уильяма Динстайна. Я уверен, что, когда он писал эту книгу, он имел в виду журналистов, так как к трем главным качествам детектива относит настойчивость, ум и честность. В понятие честности он включает то, что человек, занимающийся расследованием, должен "искренне стремиться прийти к выводам, основанным на фактах, …должен быть честным по отношению к себе и к людям". Еще одним необходимым качеством Динстайн называет знание людей - способность понять их мотивацию и искусство внушать к себе доверие. Наконец, Динстайн предупреждает, что даже обладание всеми этими качествами еще не гарантирует успех расследования. "Человек, проводящий расследование, должен полностью отдаваться работе, и если он предпочитает работать от и до, то может попрощаться с надеждой стать хорошим детективом".[7;96]


Итак, мы знаем, что нам надо. Мы должны быть честными, много работать и тренировать атрофированную способность думать.

Существуют прекрасные советы, предлагаемые специалистами и практиками. И все они сводятся к необходимости оттачивать уже доступное нам мастерство - больше читать, внимательнее глядеть и слушать, тщательнее собирать факты, совершенствовать их организацию и на всех этапах думать, думать, думать.

Читать, чтобы получить доказательства

Одну из лучших "расследовательских" книг написали представители исторической науки Джеймс Дэвидсон и Марк Литл, которые показали, как историки выходят за рамки привычных представлений, докапываясь до реально происходивших событий и объясняя их.

Попробуем заглянуть через плечо авторов и познакомиться с их методами, которым позавидовал бы любой журналист, занимающийся расследованиями. Возьмем один из основополагающих документов нашей страны - Декларацию независимости, о которой ничего нового не скажешь. Ан нет! На 25 с лишним страницах Дэвидсон и Литл показывают, как скептический и дотошный анализ документа и событий, предшествующих его подписанию, могут привести к новым толкованиям и заключениям. [7;96]

Несмотря на то, что День независимости отмечается 4 июля, это вовсе не тот день, когда колонисты провозгласили независимость от Англии. Независимость была провозглашена двумя днями раньше, 2 июля, и только к 4 июля Декларация была окончательно оформлена.

Континентальный конгресс голосовал не за проект Декларации, выставленный для обозрения в здании Национального архива США. Он голосовал за предложение, выдвинутое еще 7 июня. Декларация независимости только зафиксировала причины, по которым колонии решили отделиться.

Вспомните известную картину Джона Трамболла, на которой изображены все члены Континентального конгресса, собравшиеся для подписания Декларации. Этого никогда не было. Эти хитрые политики, вероятно, ни разу не собирались все вместе в одном помещении. В любом случае похоже на то, что Декларация была подписана не 4 июля, а 2 августа.


Проект Декларации, предложенный Джефферсоном, подвергся существенному редактированию. Около четверти первоначального текста было выброшено и внесено 86 поправок, в том числе самим Джефферсоном.

Дэвидсон и Литл предлагают четыре "подхода к интерпретации" при работе с важными документами.

Прочтите документ поверхностно, оценив его общее содержание. Как отмечают авторы, специалист в области истории дипломатии будет искать в документе совершенно другие детали, чем политолог, и оба могут пропустить что-то важное, так как рассматривали документ под углом своей специализации. Поэтому имеет смысл сделать шаг назад и подойти к документу с позиций равнодушного читателя. "Начав изучение документа с элементарного его прочтения, историк менее склонен будет выхватить из контекста какой-то пассаж, преувеличивая его важность в ущерб остальному тексту".

В качестве одного из способов установления контекста можно поставить вопрос: что могло бы быть в документе, но на самом деле отсутствует? Например, в одном из ранних проектов Декларации Джефферсон ставил рабовладение в Америке в вину английскому королю. Этот абзац был исключен. Нет в документе выпадов и в адрес парламента Англии, который в конечном счете породил большинство проблем у колонистов. Вопрос "что отсутствует?" может способствовать проникновению в суть документа и характеры людей, которые писали, редактировали и ратифицировали его. [3;38]

Пониманию документа может способствовать воссоздание интеллектуальных миров и сил, навязывающих свою волю составителям документа.

Документ может интерпретироваться в связи с тем, какие конкретные функции ему придавались. Для чего и в каких формулировках включены отдельные пункты Декларации? Анализ текста и изучение обстановки, в которой он создавался, помогает найти реальных адресатов отдельных частей документа. Так, в Декларации есть абзацы, адресованные французам ("сейчас нам можно помочь"), гражданам Англии ("мы по-прежнему любим вас, но ваше правительство вынуждает нас к этому"), законникам ("вот юридическое обоснование незаконной акции"), королю Англии ("если вы не думаете, что мы уходим, можете отсчитывать дни, как мы ушли") и т.п.


В общем и целом документ может содержать море информации, если мы будем основываться не только на его тексте. Журналистам, которые тужились, чтобы выудить материал из отчета генерального инспектора за полгода, этот совет вряд ли потребуется.

И, как указывают Дэвидсон и Литл в другой части книги, одних фактов недостаточно. Вам нужно установить и осмыслить связи между фактами. Интерпретация и анализ имеют решающее значение. (В этом отличие журналиста от регистратора.)

А теперь перейдем к другим аспектам искусства расследования.

Сохраняйте ясность мысли

Есть много книг о том, как думать быстрее, глубже, дольше, более творчески и прочее, но вам достаточно обратиться к изданной в 1951 году книге Рудольфа Флеша "Искусство ясного мышления".

Этот же автор создал "тест Флеша", на котором каждый писатель может проверить с помощью простой формулы, насколько его творения не доходят до умов читателей (результаты тестирования показывают, что это происходит всегда).

Книга, о которой идет речь, - небольшой, великолепный (хотя и немного беспорядочный) трактат на тему о ясном мышлении.

Флеш сторонится формальной логики, так же как и большинство из нас, окончивших колледж (но по мере сил продвигает булеву логику), и утверждает, что все сбои в логическом построении можно распознать с помощью двух формул: "ну и что?" или "конкретизируйте".

Приведу ниже пример использования этого метода для анализа отрывка из статьи, ставящей под вопрос определенные случаи применения Закона о справедливых нормах труда, запрещающего использовать труд детей до 16 лет, особенно поблизости от тяжелых машин. Автор статьи - печатник и издатель из небольшого городка, обвиненный в нарушении закона. Он жалуется, что его вынудили заменить детский труд на дорогое оборудование.

Для наглядности в нужных местах будут вставлены формулы Флеша.

"Недавно ко мне зашел человек с орлиным носом (ну и что?) и с пузатым портфелем (ну и что?). Он явился из Министерства труда, чтобы проверить…


Дверь в контору распахнулась, и с шумом ворвалась толпа детей и подростков в возрасте от девятнадцати до семи лет… Он спросил, кто это?

Я начал рассказывать ему… Группа школьников обычно забегает после занятий, и мы приглашаем пять или шесть (конкретизируйте количество, возраст и как часто это происходит) на участок фальцовки (конкретизируйте их заработок), где они могут выпить сидра с печеньем, послушать радио и поболтать (ну и что?) по два-три часа два раза в неделю (конкретизируйте).

"Это вроде частной молодежной программы, - объяснила моя жена (конкретизируйте, в чем она заключается). Если бы они не оставались у нас, они шатались бы по улицам и ввязывались во всякие неприятности (ну и что?). Здесь они могут подработать и хорошо проводят время (ну и что?)".

Не всегда представляется возможность заменить "Ну и что?" и "Конкретизируйте" на отсутствующие факты. Но в данном случае факты мне известны, и можно переписать эту статью, убрав все, не имеющее отношение к делу и вставив недостающие факты. Теперь статья выглядит так:

"Недавно ко мне зашел человек из Министерства труда, чтобы проверить…

Дверь в контору распахнулась, и с шумом ворвались 26 детей и подростков в возрасте от девятнадцати до семи лет. Он спросил, кто это?

Я начал рассказывать ему, что группа школьников обычно забегает после занятий, и мы регулярно нанимали десять мальчиков в возрасте до 16 лет для фальцовки газет. Одному из них было 11 лет, двум - 12, трем - 13 и четырем - 14. Их заработок составлял от 16 до 35 центов в час. Один четырнадцатилетний работал во вторую смену до 11-30, а еще один тринадцатилетний - до 11 ночи".

Возможно, сев за свою статью, вы захотите сохранить все прилагательные, с которыми боролся Флеш. Но все-таки чрезвычайно полезно ставить под вопрос каждое из них, когда мы пытаемся выяснить важные и второстепенные обстоятельства происшедшего. [1;57]

Подмечайте детали

Почему полисмены и частные охранники так хорошо описывают приметы, а мы - нет? Может быть, они умнее?

Нет, просто они затратили время на овладение мастерством, которого нет у большинства журналистов.

Описывая подозреваемого, полицейский сообщает, что ростом он пять футов и два дюйма, шатен с голубыми глазами, весит около 110 фунтов, на нем синие джинсы и рубаха в красно-черную клетку, поношенные коричневые ботинки, а особые приметы… Вы так сможете?

Проведем тест. На листке бумаги опишите комнату, в которой находитесь, с такой степенью подробности, чтобы каждый, кто впервые попадет в нее, сразу же ее узнал бы. Но, описывая комнату, не глядите по сторонам.

Довольно жалкое получается описание, не так ли?

А теперь попробуйте описать, также не глядя, как выглядит важный для вас человек, в частности, в чем он сегодня одет.

Те же результаты? Но это легкие задания, поскольку речь идет о знакомых вам обстановке или личности.

Наблюдательность - это благоприобретенная способность, вроде чтения или езды на велосипеде, и ее надо развивать, практикуясь, ошибаясь, снова практикуясь, анализируя ошибки, практикуясь, практикуясь, практикуясь.

Когда к вашему рабочему месту подойдет коллега похвастаться своей последней статьей, отвлекитесь от компьютера и хорошо рассмотрите его. Когда он отойдет, смущенный пристальным вниманием, опишите его на дисплее компьютера, а затем сравните ваше описание с оригиналом.

Делайте это по меньшей мере раз в день, и ваши описания будут становиться все лучше. А люди перестанут отвлекать вас от работы.

Более того, важно думать о том, что находится перед вашими глазами. Как указывают Флеш и другие авторы, ключом к решению задач является обнаружение и использование очевидных зацепок, которые находятся на виду и считаются общеизвестными. Но чтобы найти эти зацепки, надо увидеть их там, куда смотрят все, не замечая их. [1;58]

Флеш предлагает читателям такую задачу. На вашем письменном столе три картонных коробочки - с маленькими именинными свечками, кнопками и спичками. Кроме того на столе находятся газетные вырезки, скрепки, карандаши и прочие мелочи. Ваша задача - разместить на двери три свечки рядышком на уровне глаз. "Ответ очень прост, если вы его знаете, - пишет Флеш. - Освободите коробочки и прикрепите их кнопками к двери. Теперь на эти платформы можно поставить свечки на уровне глаз".

Флеш подсказывает два способа действия: посмотрите на то, что с первого взгляда не кажется имеющим отношение к ситуации; найдите какую-либо вроде бы неподходящую модель.

Улучшайте память

Возможно, нечто подобное случалось и с вами. В сопровождении двух коллег вы приходите к начальству, чтобы представить совместный скромный труд - серию статей на 450 дюймов газетной колонки.

Редактор терпеливо втолковывает вам, что "Война и мир" издавалась как книга, а не серия газетных статей, а ваш материал следует урезать на две трети, если не больше. Затем минут на 40 следуют советы, что и как сокращать.

После совещания вы с соавторами собираетесь за чашкой кофе, чтобы поворчать по поводу принятого решения и распределить между собой работу. Вскоре выясняется, что авторский коллектив не может прийти к согласию о том, что было сказано, особенно если это касается сокращения лично вашего текста.

Избирательное и неточное запоминание случается все время и, возможно, является причиной большинства разногласий на работе и дома.

Как и наблюдательность, умение слушать и слышать - это искусство, а слышать не то, что говорится - свойственно нам всем.

Конечно, конец спорам может положить магнитофон. Его можно использовать также для тренировок памяти. [1;58]

После того, как вы провели и записали интервью, возвратитесь в редакцию и попытайтесь воспроизвести его, не включая записи и не заглядывая в блокнот. Попытайтесь даже привести запомнившиеся вам цитаты дословно. А теперь сравните ваш текст с магнитной записью.


Несколько таких тренировок - и вы поразитесь, насколько улучшилась ваша память.

Для журналиста процесс интервьюирования состоит не только в выслушивании собеседника, точной записи и воспроизведении сказанного. Интервью - это направляемая беседа, а направляете ее вы. Магнитофонная пленка поможет вам проверить, насколько вы справились со своей ролью и наилучшим образом использовали общение с собеседником. [3;38]

Прерывали ли его, когда и так все шло хорошо? Смогли ли отличить реакцию на вопрос от ответа? Переходили ли к следующей теме, когда продолжение первоначальной могло пролить свет на интересующий вас вопрос?

Это упражнение можно проделать с помощью коллеги-журналиста.

Направляясь на интервью, прихватите с собой хорошего друга, у которого нет оснований кривить перед вами душой. Пусть он тоже задаст пару вопросов. Но главная его задача - следить за тем, как вы проводите интервью, и делать заметки. По возвращении в редакцию обсудите достоинства и недостатки.

Думайте крупномасштабно

Идея проблемной статьи приходит в голову, когда вы - самостоятельно или вместе с коллегами - пробираетесь к решению задачи. Многие нашумевшие материалы были порождены простыми, но важными вопросами, но мой самый любимый пример - это расследование, которое провел Дэвид Бернхэм из "Нью-Йорк Таймс".

В 1976 году он задал вроде бы простой вопрос, а в результате появилась статья, затрагивающая огромную проблему.

Одним из главных аргументов противников развития АЭС была вероятность хищения ядерного топлива террористами в целях шантажа или, еще хуже, производства ядерной бомбы. Представители правительства отрицали возможность хищения.Бернхэма заинтересовал вопрос, а были ли в действительности случаи пропажи ядерного материала? Он позвонил в Комиссию по атомной энергии (предшественница Агентства ядерного регулирования) и задал вопрос. В ответ он получил: "Не ваше дело".

Но Бернхэм не сдался и направил официальный запрос в соответствии с Законом о свободе доступа к информации, чем положил начало долгому процессу, включившему повторные запросы, возмущенные звонки, давление на Комиссию и апелляции. Его настойчивость увенчалась успехом.


При том, что Бернхэм предполагал, что пропавшее ядерное топливо исчисляется унциями, он был поражен действительными масштабами потерь. Они исчислялись даже не фунтами, а тоннами.

Думайте перспективно

Наиболее частый рефрен в американских газетах - сделаем газету удобной для читателя. Под этим редакторы обычно подразумевают, что статьи на 20 дюймов газетного столбца надо сократить вдвое. Статьи не должны переноситься с одной полосы на другую, в общем - всем правит краткость.

Но давайте вспомним 1992 год. Барлетт и Стил опубликовали в газете "Филадельфия инквайрер" серию длиннющих статей под общим заглавием "Америка: что пошло не так?" Тираж газеты подскочил на 10 000 экземпляров, авторы получили более 200 000 писем. О чем были статьи? О политике налогообложения в США. Этот пример раз и навсегда перечеркивает утверждения, что читатель не приемлет глубокие и обширные материалы. Очень даже приемлет. Но надо выбирать тему, которая затрагивает жизнь людей, и подать ее так, чтобы она приковала к себе внимание. [3;38]

Газеты существуют для читателей. Объем статьи не является главным мерилом ее читаемости. Важно о чем и как она написана.

Журналисты, работающие в условиях, где все определяется размерами, живут в атмосфере, закрывающей простор мысли. Редакторам, придерживающимся подобных взглядов, следовало бы по здравом размышлении отказаться от электронных ножниц, чтобы их журналисты снова начали думать.

Журналисту надо использовать каждый удобный момент, чтобы тренировать те качества, о которых говорилось в этой главе, - наблюдательность, память, ясное мышление. Мы не можем позволить себе упускать возможности совершенствования квалификации, которые предоставляются нам ежедневно и даже ежечасно.

Построение гипотезы

Подготовка лучших аналитических статей мало чем отличается от работы ученого. Строится гипотеза, просматриваются базы данных в целях обнаружения опубликованных материалов, проводятся интервью, изучаются источники, сравниваются положительные и отрицательные стороны гипотезы, вырабатываются и публикуются выводы, подтверждаемые доказательствами.

Аналитическая статья начинается и кончается точкой зрения. Иначе говоря, журналистское расследование начинается с посылки, гипотезы, идеи или намека, что что-то неладно и должно быть проверено. Мы можем дурить только себя, а не читателей и, естественно, не адвокатов истцов, когда говорим, что не имеем собственной точки зрения или - еще хуже - что наши статьи вроде бы нейтральны. Конечно, они не нейтральны и не должны быть такими. Мы исходим из идеи расследования. Мы сообщили о своих заключениях и потрудились над тем, чтобы дать им объяснения. Это хорошая научная работа и хорошая журналистская работа. Ее не надо стесняться.

Когда редакторы заявляют общественности, что их газеты не сообщают ничего, кроме фактов, они не оправдывают ожиданий даже в короткой заметке о заседании библиотечного совета, которая может оказаться перегруженной личными позициями репортера, так называемыми "мнениями". Так, репортаж не соответствует по объему длительности заседания, цитаты не воспроизводят выступления полностью, значение встречи, подчеркнутое в начале заметки, может не совпадать с мнением ее участников. Каждая корреспонденция проходит через процесс дистилляции и пропускается через ценностные суждения присутствующего при событии репортера.

Это не значит, что мы не должны быть правы в аналитических статьях. Мы должны быть правы в освещении фактов и прилагать равные усилия к освещению противоположных точек зрения. [3;39]

Проверка гипотез.Проверка гипотезы осуществляется в три этапа - умственной гимнастикой на рабочем месте, сопоставлением с мнениями людей на улице и изучением документов, которые либо подтверждают гипотезу, либо опровергают ее.

Все это требует попросту тяжелой работы, чтобы установить имеющиеся основания верить или не верить сказанному. Это длительная часть расследования, сократить которую мы можем только на свой страх и риск.

Искать сомневающихся

Два отличных способа проверить в редакции, насколько ценны наши изыскания, это устный и письменный обмен мнениями.


Среди авторов аналитических статей (особенно - новичков) существует тенденция избегать разговоров о выводах, к которым они пришли, почти до полного окончания работы над статьей. Это ошибка. Полезнее было бы регулярно обсуждать ваши выводы с редактором или коллегами по вашему выбору, что может помочь по-новому взглянуть на проблему, избежать ошибок и пропусков.

Нашей журналистике всегда помогала конфронтация с интеллигентным скептицизмом и даже явным, сердитым и односторонним негативизмом. Всегда полезно знать отрицательную реакцию до того, как материал опубликован, а не после его выхода в свет. Еще лучше, если вы успеете внести нужные поправки до опубликования.

Начинайте писать раньше

Еще одна распространенная ошибка состоит в том, что автор затягивает написание статьи до тех пор, пока, по его мнению, расследование подходит к концу. Именно в процессе написания часто обнаруживаются отсутствующие звенья. К тому же суть журналистики состоит в том, чтобы передавать мысли словами, и оттягивать этот процесс неправильно.

Кроме того, ранние наброски помогают определить, насколько читатель разделяет ваши взгляды на важность проблемы и насколько его удовлетворяет характер изложения. [3;40]

Как делать выводы

По существу журналистика строится на посылке: "Нас там не было, и мы ничего не видели. Значит, мы должны сложить картину по кускам".

Слишком часто мы предлагаем в наших статьях якобы единственный вариант истины. Но мы должны работать на таком уровне, чтобы любой профессиональный следователь, имеющий доступ к тем же документам и источникам, что и мы, обнаружил бы то же, что и мы, убедился, что ничего не было пропущено, и пришел бы к тем же выводам, что и мы.

Но выводы не всегда бесспорны.

Иногда одни и те же факты могут привести к взаимоисключающим выводам, и хорошие журналисты признают за ними право на существование и разъясняют читателю, что их можно активно поддерживать или не принимать во внимание.


Проявляйте смелость

И, наконец, еще одна составляющая - смелость.

Надо быть достаточно смелым, чтобы видеть истинное положение дел в то время, как многие силы заинтересованы в том, чтобы вы и все остальные видели вещи в другом свете. Надо быть достаточно смелым, чтобы повернуть свое журналистское мастерство и технические приемы к нормам, описанным в этой главе. И надо быть достаточно смелым, чтобы опубликовать полученные результаты.

Информационное интервью

На первый взгляд, термин информационное интервью - явная тавтология. Ведь интервью для того и проводится, чтобы получить информацию.

Но в данном случае это умышленная тавтология, чтобы выделить этот особый вид интервью в процессе журналистского расследования.

В общих чертах информационное интервью мало чем отличается от обычного - так же журналист усаживается с собеседником или звонит ему по телефону и задает вопросы.

Но есть важные различия.

Журналистские расследования по определению имеют чувствительный характер и часто подвергают интервьюируемых определенному риску. Вполне понятно, что человек, знающий о злоупотреблениях в верхних эшелонах власти, не испытывает охоты делиться своими познаниями с журналистом. Некоторые готовы говорить открыто, другие, опасаясь возмездия, ищут защиты. Правила проведения интервью с последними надо установить для себя заранее.

Будет ли это интервью "не для печати"? Если так, что это значит конкретно? Можно ли использовать информацию, не называя источника? Или же данные сообщаются журналисту для сведения без права упоминания? Что если те же данные просочатся в другом месте? Можно ли их использовать после этого?

Прежде чем ответить на все эти вопросы, надо свериться с принципами, принятыми в вашей газете. Поговорите с редактором. Некоторым опытным журналистам предоставляется право самим принимать подобные решения. Но это темная зона. Будьте осторожны. [8;88]


Какого рода информацией владеют причастные к делу люди? Являются ли они непосредственными свидетелями факта или знают о нем понаслышке? Имеются ли у них документы или доступ к документам? Насколько они склонны предоставить документы журналисту? Если у них нет такой возможности, могут ли они назвать эти документы и указать, где они находятся?

В большинстве случаев решение о том, позволить ли свидетелям говорить "не для прессы", зависит от степени их причастности к расследуемой проблеме. Если они центральные фигуры и их действия подлежат разоблачению, интервью с ними следует отложить напоследок.

Лучшими кандидатами на анонимное интервью являются второстепенные персонажи, которые что-то знают, но не несут ответственности за расследуемые правонарушения. В любом случае вы не станете строить ваш материал вокруг них.

Надо готовиться

Прежде чем журналист приступает в ходе расследования к беседам с людьми, он должен хорошо ориентироваться в предмете расследования.

Как правило, это не представляет особых сложностей. Вы просмотрели электронные базы данных. Вы познакомились с документами и составили хронологию основных событий. Таким образом, вы выстроили в уме картину того, что и когда случилось. Вы изучили также применимые к данному делу законы и другие нормативные документы, регулирующие функционирование системы. Этим вы установили сбои в системе. [8;88]

С началом интервью приходит озарение, подсказывающее правильные вопросы.

Имеются веские причины для того, чтобы на ранних стадиях расследования пользоваться в беседах выражениями, не вызывающими у собеседника тревоги. Во-первых, это развязывает им языки. Во-вторых, малейший запах скандала, который можно почувствовать в ваших вопросах, чреват распространением слухов о ведущемся расследовании. В этом случае вполне возможно, что слухи докатятся до объекта вашего расследования. К этому времени ваши вопросы, передаваемые из уст в уста, настолько преобразятся, что совпадения могут произойти только случайно.


Проверка ответов

Планируя порядок вопросов, поставьте несколько ловушек, чтобы убедиться, что собеседник говорит правду или хотя бы знает правду.

Был ли ваш собеседник очевидцем события или знает о нем с чужих слов? Если это сведения из вторых рук, что именно слышал или видел собеседник? Существуют ли документы, подтверждающие его слова? Если да, где и как их достать?

Обычно ваши собеседники сообщают вам те или иные сведения, поскольку придают важное значение опубликованию статьи. Но если они не первичные свидетели, их информации для этого недостаточно - нужно выйти на более надежный источник. Часто вам удается объяснить это людям, которых вы интервьюируете, и заручиться их поддержкой для подтверждения данных.

Помогут, например, такие вопросы: Кто был в комнате, когда это случилось? Как вы думаете, станут ли они говорить? Кто из них? Как к ним подступиться? Не могли бы вы помочь в этом?

Примерно такие же вопросы могут помочь выйти на нужные документальные свидетельства.

О ваших манерахОт манер и тона журналиста зависит успех или провал интервью. Бывают случаи, когда интервьюер должен быть твердым, даже жестким. Но журналист, который с самого начала настраивается на такой тон, рискует закончить интервью там, где он его начал.

Смысл интервью в том, чтобы побудить человека заговорить, открыться, предоставить вам информацию. Журналисты, поднаторевшие в расследованиях, расскажут вам, что для достижения этой цели лучше всего быть вежливым, обходительным, показывать хорошие манеры.

Оставайтесь самим собой. Не пытайтесь что-то изобразить из себя. Проводя интервью в ходе расследования, вы должны внушить к себе доверие. Лучшее средство для этого - быть честным в отношении себя и целей интервью.

Это особенно относится к интервью с людьми, находящимися на периферии темы расследования, - служащими и бывшими служащими, которые знакомы с тем, как велась работа и почему она велась подобным образом. Представляя вам информацию, они часто идут на риск и вряд ли станут откровенничать, если не убеждены, что журналисту можно доверять. [8;89]


На первом этапе ваши вопросы должны быть простыми, без подтекста, они не должны отражать ваше собственное мнение или носить угрожающий характер. Прощупайте своего собеседника. Узнайте, откуда он, насколько готов к сотрудничеству и что может предложить.

Такой подход имеет важное значение в информационных интервью, когда вы имеете дело с человеком, который, возможно, много знает, но еще не решил, чем можно с вами поделиться.

Умение услышать

Иногда говорят, что у каждого журналиста имеются маленькие хитрости для выуживания информации у людей, которых они интервьюируют. Возможно, это так. Но лучше забыть о хитростях, ибо они могут обернуться против вас.

Чтобы хорошо начать и провести интервью, лучше всего действуют честность, открытость и простота. Однако для решающего интервью журналист должен обладать даром психолога.


1.4 Как избежать ошибок в материале
Несколько способов, как избежать ошибок в материале, рекомендует Лоуренс К. Бопре, вице-президент и исполнительный редактор группы газет “Уэстчестер Роклэнд ньюспейперз” из Нью-Йорка:

Будьте скептически настроены к любой информации. Проверяйте все дважды. Номера телефонов, фамилии и имена, названия улиц и наименования учреждений легко уточнить по справочникам. [3;51]

Будьте осмотрительны в работе с источниками. Убедитесь в том, что информатор знает, о чем говорит. Даже если еще кто-то подтвердит полученную информацию, она не обязательно будет правдивой. Следуйте правилу: цитировать только того, кто действительно может знать о случившемся. Например, полицейский-регулировщик, находившийся недалеко от места происшествия, мог и не иметь достоверной информации о самом преступлении.

В сложном материале пройдитесь по фактам и даже цитатам второй раз, сверяясь с первоисточником, чтобы убедиться, что вы их поняли правильно. Другой способ достижения понимания: во время интервью перескажите ответ интервьюируемого, чтобы он убедился, правильно ли вы его поняли. Это позволит вам лишний раз проверить точность фактов до публикации материалов, а не после нее.


Не допускайте предположений. Не “догадывайтесь”, какие инициалы могут стоять рядом с этой фамилией. Не просите журналиста из соседнего кабинета восполнить пробел ваших знаний — он также может этого не знать.

Совершенствуйте умение делать записи. Множество ошибок случается из-за пропусков в записях или из-за того, что автор не смог в них разобраться. “Прикройте” себя с помощью диктофона.

Пользуйтесь редакционной и другими библиотеками, но к газетным вырезкам относитесь с осторожностью — и 10 лет назад репортер мог ошибиться! Держите поблизости от себя часто используемые справочники — телефонные книги, словари и прочее.Внимательно перечитайте окончательный вариант материала. Выправляйте ошибки в содержании, расстановке акцентов, пропорциональности представления различных точек зрения так же тщательно, как грамматические и другие обычные ошибки. [15]

Самое главное: если вы не правы — признайте это. При обнаружении грубых ошибок подумайте о написании еще одной статьи, в которой признавались бы упущения, сделанные в первой. Это может быть и статья, рассказывающая о том, как была допущена ошибка, и какие в результате ее были последствия.

Иногда журналисты по невнимательности затемняют истинный источник информации неясными заявлениями. Это создает впечатление, что настоящий источник информации — сам автор публикации, возможно, отражающий собственное мнение. Таких ситуаций надо избегать.
1.5 Специальные люди “для связей с общественностью”

Самые различные пресс-центры и пресс-службы, специальные отделы для связей с общественностью — вот те основные источники информации, которые открыты практически всем журналистам. Любая организация, будь то банк, страховая компания, общественный фонд или главное управление внутренних дел, заинтересованы в том, чтобы поддержать имидж своей фирмы. Подчас в их задачу даже не входит подготовка рекламных материалов, поскольку их функция гораздо тоньше — налаживать связи со средствами массовой информации. Казалось бы, что может быть лучше: интересы журналистов и сотрудников пресс-служб, как будто, совпадают, и им остается только наладить канал от поступления материалов до их публикации. Однако надо отличать официальные сообщения пресс-служб от авторских текстов журналистов. Кроме того, цель сотрудников какой бы то ни было фирмы — соблюдение ее собственных интересов, а отнюдь не помощь журналисту в написании статьи. Более того, подчас эти задачи становятся противоположными, когда сотрудник газеты, к примеру, интересуется в ГУВД преступлениями, совершенными милиционерами. Разумеется, пресс-служба стремится выдать как можно меньшую информацию, чтобы осложнить ее сбор и не способствовать появлению публикации, компрометирующей органы внутренних дел. Тем не менее, эти сложности должны быть учтены журналистом еще перед началом сбора материалов, в связи с чем стоит подумать, к каким именно источникам в данном случае стоит прибегнуть, а какие не трогать, чтобы не испортить с ними отношений. Если же поставленная цель стоит того, бояться поссориться с тем или иным чиновником не имеет смысла.


С зависимости от сфер деятельности, пресс-службы, обычно, делятся на несколько основных групп, и именно в таком виде удобно хранить их координаты в картотеке. Существуют:

— пресс-службы законодательной и исполнительной власти, различных партий и общественных движений (политика),

— пресс-службы коммерческих структур, акционерных обществ, различных экономических и транспортных учреждений и предприятий (экономика),

— пресс-службы иностранных дипломатических представительств, посольств и консульств (дипломатия),

— пресс-службы банков, фондов и бирж (финансы),

— пресс-службы театров, концертных залов, музеев, киностудий (культура),

— пресс-службы различных конфессий (религия),

— пресс-службы средств массовой информации (СМИ),

— пресс-службы общеобразовательных и медицинских учреждений (социум).

Этот список может быть продолжен, углублен или расширен в зависимости от специализации того или иного журналиста. [15]

Какой реальной помощи можно ждать, к примеру, от сотрудников пресс-служб правоохранительных органов? Они подскажут телефон интересующего вас отдела и фамилию работника, отвечающего за нужное вам направление. Возможно, уже существует и готова к распространению аналитическая справка на заданную вам для исследования тему. Не исключено также, что вам могут предложить какой-то материал для глубокой проработки, если в такого рода стороннем расследовании заинтересована сама силовая структура. Через пресс-службу можно уточнить время и обстоятельства того или иного происшествия и преступления, а также выяснить, в какой стадии находится официальное расследование. Однако, надо помнить, что пресс-служба заинтересована в том, чтобы предназначенная для распространения информация разошлась как можно большим тиражом. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что для вас все время будут придерживать эксклюзив, особенно, если вы не всегда можете его оперативно реализовать.


Обмен информацией в той или иной форме между журналистами и силовиками — самое рядовое явление. Нередко сотрудники правоохранительных органов черпают интересные сведения прямо из газетных публикаций или телерепортажей. Подчас журналисты добровольно делятся с силовиками добытыми ими сведениями из криминальных структур, с тем, чтобы впоследствии также получить в эксклюзивном порядке какую-то информацию для печати. Случается, работники милиции или прокуратуры сознательно осуществляют утечку информации, например, о ходе какого-то уголовного дела, чтобы проследить последующие действия заинтересованных в его исходе лиц.

В последние годы распространился еще один вариант добровольного сотрудничества силовиков и прессы. Из-за нерешительности начальства, нежелания ссориться с властями или личной заинтересованности руководители подразделений силовых структур подчас намеренно тормозят решение вопроса о проведении каких-то проверок или возбуждении уголовных дел. И тогда некоторые дознаватели, оперативные сотрудники и другие работники низового звена тайно обращаются за помощью к представителям средств массовой информации, чтобы предать огласке хотя бы часть криминальных фактов. Как правило, публикации такого рода уже бывает достаточно для того, чтобы дело получило ход, а не легло под сукно. [15]

Крупные правоохранительные органы, в основном, имеют собственные пресс-службы или специального представителя для связей с общественностью. К примеру, пресс-служба органов внутренних дел ежедневно рассылает сводку преступлений и происшествий, зарегистрированных в предыдущие сутки. Но в этот пресс-релиз обычно не вносится информация о некоторых преступлениях, расследование которых ведется по горячим следам, и следствие заинтересовано в том, чтобы никто никоим образом не помешал оперативным действиям. На пресс-службу также трудно рассчитывать, если надеешься своевременно получать сообщения о только что произошедших происшествиях. К сожалению, руководители этих подразделений не всегда умеет наладить тесные контакты с дежурной частью, и сами подчас получают информацию о чрезвычайных события на улицах города из уст журналистов.